| 26 мая 2012

Сможет ли Беларусь свободно торговать с ЕС?

Экономическая интеграция Беларуси с Россией и Казахстаном в формате Единого экономического пространства активно развивается. В то же время создание зоны свободной торговли Беларуси с ЕС тормозится из-за политических противоречий. Однако другие страны Восточного партнерства, такие как Молдова, Армения, Украина и Грузия, уже завершили или ведут переговоры с европейскими коллегами по данному вопросу. Какие же выгоды Беларусь теряет, оставаясь за пределами данного процесса?

 

Что такое DCFTA?

DCFTA (Deep and Comprehensive Free Trade Area) – это глубокая и всеобъемлющая зона свободной торговли, которая может создаваться в результате заключения специального соглашения между Европейским Союзом и одним из государств-членов Восточного партнерства. Подобные соглашения ЕС рассматривает как составную часть договоров о политической ассоциации, которые призваны заменить действующие со странами Восточного партнерства Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, заключенные в 1990-ых годах.

В отличие от обычного соглашения о свободной торговле, DCFTA подразумевает не только постепенную либерализацию двусторонней торговли путем устранения количественных, тарифных и нетарифных ограничений. Она также распространяется на административное и законодательное регулирование торговли, прав интеллектуальной собственности, системы госзакупок, энергетического и других секторов экономики. Кроме того, отдельное внимание уделяется санитарным нормам и техническим стандартам, рынку рабочей силы и механизмам разрешения торговых споров. Также предполагается совершенствование таможенного администрирования и управления границами.

В результате заключения соглашений об ассоциации и DCFTA страны-члены Восточного партнерства должны приблизиться к стандартам ЕС и нормам европейского права настолько, насколько это возможно, оставаясь за пределами ЕС. Примерами подобных стран являются Норвегия и Швейцария.

Плюсы и минусы DCFTA по сравнению с евразийской интеграцией

В результате заключения соглашений о DCFTA страны Восточного партнерства получат доступ на внутренний рынок ЕС с 500 млн потребителей. Объем ВВП ЕС по покупательной способности в 2010 году составлял $14,8 трлн, а совокупный объем ВВП по покупательной способности стран ТС – всего лишь $2,5 трлн. Разница в потенциальных выгодах от экономической интеграции очевидна.

Основная причина, по которой Украина предпочитает DCFTA Таможенному союзу – это наличие в нем наднациональных органов (Евразийской экономической комиссии), которым страны-члены передают полномочия по проведению всех дальнейших переговоров, связанных с внешней торговлей и торговыми тарифами. Это означает, что ни одна страна-член Таможенного союза не может самостоятельно вести переговоры с третьими странами о торговых режимах, а также вынуждена учитывать интересы других стран-членов. При этом импортные тарифы, которые Украина согласовала с другими странами ВТО, как правило, ниже, чем в странах ТС. Это значит, что вступи Украина в ТС, ей пришлось бы выплачивать значительные компенсации своим партнерам по ВТО.

Зона свободной торговли с технологически развитым Евросоюзом позволит сделать более предсказуемым и стабильным рынок стран Восточного партнерства, осуществить правовые и административные преобразования в соответствии с мировыми стандартами. Это приведет к повышению уровня иностранных инвестиций и заработной платы, создаст новые рабочие места и будет способствовать модернизации экономики и политической системы.

Впрочем, у присоединению к DCFTA есть и минусы, особенно в краткосрочной перспективе. Поскольку внутренний рынок ЕС предполагает более высокие стандарты качества, странам Восточного партнерства придется выделить большие средства на модернизацию технических стандартов, экспертизы и качества товаров. Помимо этого, товары из ЕС станут активно проникать на внутренний рынок стран Восточного партнерства, что приведет к более высокому уровню конкуренции с национальными производителями.

В то же время, приглашая в Таможенный союз, Россия предлагает существенную скидку на энергоносители и ликвидацию таможенного контроля в торговле между странами. Однако в долгосрочной перспективе повышение энергоэффективности и диверсификация поставок может быть более выгодной. Россия не гарантирует того, что скидка будет действовать продолжительное время, а внутренние цены в самой России постепенно будут возрастать. Кроме того, участие в Таможенном союзе может препятствовать ускоренной модернизации стран Восточного партнерства в связи с повышением тарифов на инвестиционный импорт из третьих стран.

Перспективы создания зоны свободной торговли Беларуси и ЕС

К сожалению, Беларусь не сможет в краткосрочной перспективе создать DCFTA с ЕС. Для начала переговоров с ЕС по этому вопросу страна-партнер должна быть членом Всемирной торговой организации (ВТО). Даже при наличии политической воли Беларуси и Азербайджану понадобятся как минимум 1-2 года, чтобы вступить в ВТО, членами которой эти страны сейчас не являются. Помимо этого, еще 2-3 года понадобятся для того, чтобы разработать и заключить Соглашение об ассоциации, а также согласовать договор о DCFTA. Так что не стоит ожидать зону свободной торговли Беларуси с Евросоюзом раньше 2014-2016 года.

Для сравнения, Украина провела с ЕС 18 раундов переговоров о DCFTA, начиная с февраля 2008 года, последний из которых завершился в прошлом сентябре. Молдова и Грузия, прежде чем начать переговоры с ЕС, были вынуждены исполнить ряд рекомендаций, которые ЕС издал в 2009-2010 годах для этих стран. Армения даже запустила в 2010 году специальную госпрограмму, рассчитанную до 2020 года и направленную на проведение административных и правовых реформ, предусмотренных DCFTA. Лишь в феврале-марте текущего года начались переговоры этих стран непосредственно о зоне свободной торговли, которые завершатся в 2013 году.

При этом все страны Восточного партнерства, за исключением Беларуси, являются участниками Генеральной системы преференций. В частности, Украина ежегодно экспортирует в ЕС товаров на $2,15 млрд в преференциальном режиме, что позволяет ей экономить значительные средства. Беларусь же была исключена из данной системы в 2007 году за систематические нарушения прав трудящихся и профсоюзов.

В отношении белорусского текстиля также действует один из наиболее жестких с точки зрения импортных тарифов и квот торговых режимов ЕС, а сама торговля Беларуси с ЕС до сих пор происходит в соответствии с Соглашением о торговле и сотрудничестве, заключенным Евросоюзом еще с СССР в 1989 году.

Тем не менее, торговые отношения между странами развиваются: за январь-февраль 2012 года экспорт Беларуси в ЕС составил $3,67 млрд, а экспорт Беларуси в Россию – $2,22 млрд. Однако в структуре экспорта в ЕС Беларуси и Азербайджана, которые не стремятся к DCFTA, более 65% составляют энергоносители и нефтепродукты (у Азербайджана это показатель превышает 95%). Именно это объясняет то, почему для белорусского руководства отношения с Россией намного важнее, чем свободная торговля с ЕС. Ведь Россия поставляет в Беларусь энергоносители по сниженным ценам, а это позволяет функционировать белорусской нефтепереработке.

Поэтому высокие показатели торговли Беларуси с ЕС демонстрируют не столько успех их отношений, сколько следствие скидки, которую Россия предоставила в ноябре прошлого года на поставляемые в Беларусь энергоносители. Белорусское руководство понимает, что в условиях кризиса белорусской модели экономики, портить отношения с Россией ради DCFTA – это создавать угрозу для выполнения социального контракта с населением перед парламентскими выборами.

Экономические реформы в Беларуси неизбежны и без DCFTA

На фоне дипломатического кризиса в отношениях Беларуси и ЕС, перспективы зоны свободной торговли выглядят туманными. Однако уже ясно, что белорусское руководство, которое не привыкло действовать стратегически, и так не стремится к DCFTA. Оно вообще чрезвычайно консервативно настроено по отношению к любым экономическим реформам.

Зона свободной торговли с ЕС – это, прежде всего, долгосрочные выгоды в виде роста экспорта, привлечения инвестиций, модернизации экономики и общего повышения благосостояния населения. Зато в краткосрочной перспективе DCFTA для кризисной белорусской экономики не принесла бы ничего, кроме дополнительных расходов на реформы и шоков от реструктурирования рынка.

Белорусские власти, с опасением взирающие на либерализацию и свободный рынок, предпочли Таможенный союз с Россией и Казахстаном – нефтяными странами, которые с белорусской экономикой имеют не так много общего. Будущее Евразийского экономического союза не ясно, но зато Россия предоставила скидку на энергоносители – а большего для белорусской власти, которая привыкла жить сегодняшним днем, и не требовалось. Вместо того, чтобы инвестировать в будущее белорусской экономики, власти согласились на вариант евразийской интеграции, потому что выгоды в нем краткосрочны, а последствия отложены во времени.

Страны-коллеги Беларуси по Восточному партнерству, заключив с ЕС соглашения о DCFTA, улучшат эффективность своих административных и правовых институтов. Модернизация экономики этих стран послужит росту благосостояния населения. Они также наладят новые бизнес-контакты и привлекут иностранные инвестиции, повысят качество своих товаров и их экспорт в ЕС. Глава представительства Еврокомиссии в Украине Жозе Мануэл Пинту Тейшейра заявил, что создание зоны свободной торговли позволит увеличить экспорт украинских товаров в ЕС вдвое.

Беларусь же лишилась права начать переговоры о DCFTA с ЕС без разрешения Евразийской комиссии. Однако вступление Беларуси в ВТО и экономические реформы неизбежны: вскоре все соседи Беларуси станут членами ВТО и страна начнет сталкиваться с серьезными барьерами в торговле. Хотя наиболее вероятно, что белорусское руководство будет до последнего продолжать курс на латание дыр в экономике с целью исполнения социального контракта без какой-либо продуманной стратегии развития на будущее.



Теги: внешняя торговля, ЕС, Зона свободной торговли
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю