USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Василий Иванов | 17 мая 2011

Спасительный путь пока весь в колдобинах

В условиях серьезного дефицита внешнеторгового сальдо одним из решений проблемы обилия импорта, в частности инвестиционного, могла бы стать субконтрактация. Малые предприятия производили бы комплектующие для гигантов белорусской промышленности, тем самым снижая уровень участия зарубежных партнеров в производственных процессах. Однако развитие субконтрактации в Беларуси наталкивается на вполне ожидаемые барьеры.

 

Субконтрактация – одно из направлений промышленного сотрудничества, которое характеризуется передачей части производственных процессов другим предприятиям, т. е. на аутсорсинг.
Такое явление существует довольно давно, но импульс в его развитии придали в компании Toyota: в 1970-х гг. было решено сократить издержки, переместив его ключевые элементы в другие страны. Именно таким образом Toyota смогла обогнать европейских и американских производителей.
Впоследствии субконтрактацией стали активно пользоваться и другие компании.

Директор Центра производственной кооперации (субконтрактации) предпринимателей Виктор Качанов отмечает, что субконтрактация сопровождается определенными рисками. Так, после аварии на Фукусиме в мире сразу начали говорить о возможности дефицита некоторых автомобильных компонентов, ведь их производство было размещено преимущественно в Японии. Однако риски можно просчитать.

Механизм субконтрактации в мире отлажен довольно хорошо. Сперва контрактором (предприятием, которое перемещает свои производственные процессы) ищется адекватный партнер, проводится его технологический аудит. Дальше он назначается в потенциальные субконтракторы; определяется, что нужно сделать для включения его в производственную цепочку. Субконтрактору предоставляются технологии вплоть до оборудования (по схемам через сдачу в аренду). Затем ставятся другие производственные процессы.
Когда предприятие определяется как готовое, с ним заключаются договоры поставки, прописываются все риски и последствия невыполнения субконтрактором условий договора. После этого на предприятие начинают поставлять материальные ресурсы (сырье).

– В Беларуси видят только самый конец этой цепочки. На крупных предприятиях опасаются, что отдадут часть производственного процесса субконтрактору, а тот остановит конвейер. Но ведь это может произойти только тогда, когда ты не знаешь, что из себя представляет субконтрактор, – отмечает Виктор Качанов.

В нашей стране лишь на считанных предприятиях умеют работать с субконтракторами. Например в «Мілавіце», где есть специальный отдел, занимающийся работой с предприятиями-аутсорсерами. В итоге численность персонала на головных предприятиях «Мілавіцы» намного меньше, чем на предприятиях-субконтракторах. Впрочем, «Мілавіца» в белорусских условиях – идеал.
Как заметил Виктор Качанов, сегодня на одноименном портале subcontract.by зарегистрировано около 700 потенциальных субконтракторов (из 15 000 малых производственных предприятий), среди которых есть и крупные заводы, имеющие свободные мощности. Доля же контракторов во всем объеме белорусских промышленных предприятий еще меньшая – в базе производственных потребностей зарегистрировано лишь около 100 предприятий.

– На МАЗе и МТЗ декларируют, что у них есть по 400 субконтракторов. У некоторых зарубежных компаний по 17 000 субконтракторов. Что называется, есть куда расти, – комментирует Виктор Качанов.

Развитие субконтрактации в Беларуси наталкивается на значительные барьеры. Как отмечает председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимир Карягин, иногда белорусским контракторам выгоднее заказывать элементы у зарубежных компаний, чем отдавать заказы местным малым предприятиям. Причина этому – несовершенная система уплаты НДС.

На каждую операцию, произведенную в Беларуси, накручивается НДС. Поэтому конечная цена изделия в результате очень велика, – объясняет Виктор Карягин.

В последний год у белорусских предприятий появилась новая возможность развития кооперационных связей в рамках Таможенного союза Беларуси, России и Казахстана. Однако из-за проблем с валютой и системного экономического кризиса в Беларуси реализовать эту возможность пока нереально.
Кроме всего прочего, государство не предпринимает значительных шагов по созданию условий для производственной кооперации, в т. ч. и с ориентацией на экспорт. Например, в Европе в текущем году рынок субконтрактации оценивается ? 57 млрд. Если бы белорусские предприятия могли туда попасть, Беларусь получила бы новые валютные потоки.
Пока же крупные отечественные предприятия по-прежнему не решаются отдавать заказы малому производственному бизнесу. Хотя это, возможно, даже несмотря на налоговые трудности, могло уменьшить их издержки и увеличить конкурентоспособность продукции.

У белорусского бизнеса мало возможностей прорваться и на зарубежный рынок заказов. Не исключено, что именно поэтому в Беларуси среди малых предприятий до сих пор преобладают торговцы, а производственников днем с огнем не сыщешь. Развиваться пока очень сложно, но есть надежда, что нынешний кризис подтолкнет власти и крупные предприятия к расширению сетей субконтрактации, ведь именно они способны сделать отечественную продукцию более дешевой и качественной. А это дорога к спасению белорусской экономики.



Теги: субконтракция, Кризис
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю