USDКурс вырос 1.9789
EURКурс вырос 2.122
| 29 января 2014

Возможны ли инвестиции в Беларусь?

Нынешняя экономика Беларуси сводится к поиску, где бы перехватить или урвать несколько миллиардов долларов США до следующего раза. За последние 9 лет рост валютной выручки Беларуси и рост внешнего долга практически совпали. Что наглядно показывает – внутренних резервов у Беларуси уже давно нет, а рост экономики обеспечивается ростом внешних долгов (при этом не учитываются российские энергодотации). Поэтому вопрос изменений в экономике уже даже перезрел. В результате руководство Беларуси, оказавшись не готовым к структурным реформам, трансформировало структурные изменения в модернизацию.

Правительственная программа модернизации «стоит» $60-90 млрд, что выглядит откровенно нереально. Но даже $20-30 млрд, что является минимально необходимым, будет сложно найти. Не потому что этих денег нет, а потому что не понятно, есть ли смысл их инвестировать? Госинвестиции, которые ежегодно составляют (в пересчете) миллиарды долларов США, ВВП, конечно, наращивают, но вывести белорусскую экономику из системного тупика не в состоянии. Поэтому все упирается в частные инвестиции (внутренние и внешние). И вот тут определяющим фактором становится окупаемость, причем в валюте. И если для иностранных частных инвесторов это само собой разумеющееся, то для белорусских частных инвесторов это является следствием нынешней экономической политики.

Нужно понять, что любой частный инвестор хочет получать прибыль. И если для частного инвестора не создать привлекательные условия, то в этом случае в экономику будет (если будет) инвестировать только государство. Теперь простой вопрос: если инвестор хочет не только сохранить, но и заработать, то какую рентабельность он должен заложить в свой проект?

Если принять ВВП Беларуси за $60 млрд, то $20-30 млрд для модернизации составит 33-50% от ВВП. Если принять рост ВВП в 5% (для нынешнего состояния белорусской экономики недостижимый результат), то это означает рост ВВП на $3 млрд в год. При этом часть роста ВВП должна быть направлена для окупания новых проектов.

Даже если эта часть составит $2 млрд, то это означает 10% от $20 млрд или менее 7% от $30 млрд. Если же эта часть составит $1 млрд, то это означает 5% от $20 млрд и чуть больше 3% от $30 млрд. С такой окупаемостью может работать только энергетика или стратегические инвестиции. В принципе, так и есть – такая окупаемость (20 лет и более) заложена в энергетические проекты Белтрансгаза и БелАЭС. Все остальные направления рассчитаны на меньшие сроки окупаемости.

Если рассматривать частные инвестиции в белорусскую экономику (при условии, что рынком сбыта будет только внутренний рынок), то рентабельность в 10% (достаточно невысокая по мировым меркам) потребует $2-3 млрд в год (при инвестициях в $20-30 млрд). А необходимость обеспечения развития остальной экономики хотя бы в 5% потребует еще $3 млрд. То есть минимально необходимый рост ВВП для обеспечения окупаемости новых инвестиций и сохранении роста старых составит 8-10% в год ($5-6 млрд роста). И если поступлений (выручки) не хватает даже «старым» инвесторам (частным и государству), то не стоит надеяться на «новые» инвестиции частных инвесторов. Но времена роста ВВП на 8-10% прошли, поэтому уже на уровне планирования программ модернизации должно быть заложено экспортоориентирование, а не импортозамещение, как сейчас.

Еще одним выводом является то, что для привлечения частных инвестиций рынком сбыта должен быть не только внутренний рынок Беларуси, но и внешние рынки. Основной рынок сбыта белорусских товаров – это Россия. А в России уже год как рецессия, и перспектив выхода пока не видно. Вступление России в ВТО только усугубило этот процесс. То есть инвесторы, вложившие деньги в Россию, уже не думают о росте прибыли, а пытаются сохранить имеющееся, что означает отток ресурсов. Именно этот процесс и наблюдается в России на протяжении всего 2013 года.

Продвижение же на другие рынки идет очень плохо. И основная причина отсутствия новых рынков такова: для выхода на них нужны деньги, которых просто нет. Результат отсутствия собственных сбытовых сетей очень наглядно продемонстрировал конфликт в БКК.

При этом нужно не забывать, что для зарабатывания на российском рынке иностранным инвесторам проще инвестировать в саму Россию. Поэтому такого инвестора нужно завлекать и заинтересовывать (в отличие от инвестора, которого интересует внутренний белорусский рынок). И непоследовательная политика только отталкивает потенциальных инвесторов. Или нужно ориентироваться на «сложные» проекты, которые потребуют политического прикрытия. Например, сборка китайских автомобилей для российского рынка из китайских комплектующих для обхода российских таможенных платежей. Что можно считать достаточно рискованной стратегией, чье выполнение сопряжено с большим политическим риском.

К тому же Таможенный союз значительно сузил привлекательность белорусской экономики с ее невысокой заработной платой, так как в рамках ТС рост заработной платы неизбежен.

Таким образом, остался чуть ли не единственный путь развития белорусской экономики– сначала диверсификация рынков, для чего нужно использовать госресурсы (ужимаясь в соцсекторе), а затем привлечение частных инвестиций. Для чего нужно принять соответствующие законы (не столько дающие льготы, сколько обеспечивающие вменяемость и прогнозируемость), развивающие ситуацию в экономике Беларуси. Так как нестабильность денежно-кредитной политики делает практически невозможными долгосрочные инвестиции в белорусскую экономику в рублях.

Что касается распределения ролей госинвестиций и частных инвестиций, то очевидно, что частник (особенно иностранный) не будет участвовать в низкорентабельных проектах – он просто найдет более выгодные проекты в других странах. Поэтому государство само должно взять на себя низкорентабельные и инфраструктурные проекты., оставив частникам более высокорентабельные направления. А уже после того, как частник серьезно вложится в белорусскую экономику, он будет сам заинтересован в развитии Беларуси.

Вот только Беларусь, желая привлечь инвестиции, опять начала бороться с инфляцией, прикрываясь либеральными мантрами о том, что низкая инфляция и есть условие для появления инвесторов. Учитывая высокую импортозависимость белорусской экономики, это возможно сделать только при стабильном обменном курсе. Но из-за разбалансированности экономики это возможно только за счет искусственного сдерживания роста обменного курса. В свою очередь, для минимизации потерь от сдерживания курса приходится удерживать на высоком уровне  процентные ставки по рублевым ресурсам и ограничивать рост денежной массы.

В результате ограничения «печатанья» денег сокращаются госинвестиции, а отсутствие структурных изменений и высокие процентные ставки и переоцененный белорусский рубль делают проблематичными и частные инвестиции.

Соответственно, недостаток инвестиций приходится замещать новыми внешними
 заимствованиями, что и происходит все эти годы.



Теги: Беларусь, экономика, инвестиции
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю