USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Василий Иванов | 29 февраля 2012

Время выйдет в 2015 году

Времени на повторение кратной девальвации, как в 2011 году, уже не остается: к 2015 году жизненно необходимо стабилизировать экономику, иначе будет просто поздно.

Современную мировую экономику на уровне производитель-потребитель можно описать так:

– производитель товаров (услуг) берет кредит для реализации своего проекта (деятельности),

– потребитель товаров (услуг) берет кредит для потребления необходимых ему товаров (услуг).

Под потреблением понимается не личное потребление, а потребление для основной деятельности (например, взятие оборудования в лизинг). Таким образом, в конечную цену товаров (услуг) включена двойная процентная ставка.

Получается, что в странах с нестабильной ситуацией в экономике (Греция, Португалия, Испания, Италия и др.) процентная ставка всегда выше, следовательно, и цена на товары всегда выше. Если еще добавляется и слабая собственная валюта, то в цену товаров закладываются курсовые риски. В случае если страна не член ВТО, то в цену товаров добавляются и таможенные пошлины.

Россия вступает в ВТО

Пока Беларусь торговала со странами Запада (члены ВТО) преимущественно сырьем, а с Россией (не член ВТО) промышленными товарами, то экономическая ситуация была более-менее сбалансирована. Но после вступления Беларуси в ТС и ЕЭП с Россией, а России – в ВТО, ситуация кардинально изменилась. Причем Россия объявила о приоритете обязательств в рамках ВТО над обязательствами в рамках ЕЭП.

В ближайшие несколько лет в России будут снижены таможенные пошлины по многим существенным для Беларуси позициям экспорта.

И если внутренний рынок частично можно будет защитить даже в рамках ТС и ЕЭП, то на российском рынке потери будут неизбежны. По различным оценкам рентабельность предприятий Беларуси за 2011 год составила 10–15% (реально – меньше, так как при ее оценке не полностью учитывается девальвация). Соотношение цена/качество на белорусские товары не дает большого запаса для снижения цены, при этом доля импорта в конечном товаре очень высока (более половины). Поэтому вынужденное снижение цен из-за таможенных пошлин даже на 5% – это значительные потери. Что говорить о снижении на 10%? В этой ситуации высокая процентная ставка становится просто камнем на шее.

Пути реформирования


Если не хотим получить проблемы с экспортом уже через несколько лет, когда Россия будет работать по правилам ВТО, цены на энергоносители будут мировыми, а высокая процентная ставка по кредитам будет делать любое производство нерентабельным, то повторять опыт 2011 года с кратной девальвацией нельзя. Поэтому остается вариант с более-менее жесткой денежно-кредитной политикой, низкой процентной ставкой и небольшой девальвацией. Тут может быть два пути дальнейших действий:

То есть вопрос не в самих реформах, необходимость которых никто и не отрицает, а в скорости и сроках изменений. Беларусь – это открытая небольшая экономика, и если все основные торговые партнеры живут по рыночным правилам, то и нам рано или поздно придется их выполнять. Своих внутренних ресурсов (природных и производственных) для самостоятельной и отличной от всех соседей экономической политики у Беларуси нет. Внешняя поддержка, долгое время позволявшая отличаться от других, перешла на уровень «ты – мне, я – тебе». Пока есть чем «меняться» – можно и дальше жить по своим правилам, но скоро возможности «обмена» подойдут к концу.

Последствия девальвации

Опыт 2011 года, когда внешнеторговое сальдо заметно улучшилось, не подойдет, так как «успехи» были вызваны заметным снижением цен (в валюте) из-за девальвации, а не за счет повышения качества белорусских товаров. Эйфория от девальвации была недолгой (меньше года), зато похмелье будет длиться несколько лет. Быстрее снизить процентную ставку, не получив проблем с резким оттоком привлеченных внутренних ресурсов, не получится. Например, выход на ставку в 10,5% после предыдущей девальвации «всего» на 20% длился почти два года. Постоянная небольшая девальвация – благо для экономики, но только если торговых партнеров это устроит. Беларусь – не Китай, отстаивать свои позиции будет сложно.

В настоящий момент на финансовом рынке происходит следующее: субъекты хозяйствования и банки все свободные ресурсы переводят в белорусские рубли и размещают их на депозит. При стабильном курсе это составляет около 40% годовых в валюте. Рублевые кредитные ресурсы использует, в основном, только госсектор. А свободные рублевые ресурсы в банковской системе, чтобы они не давили на валютный рынок, «связывает» Нацбанк. То есть за все платит государство.

В результате складывается следующая ситуация: с одной стороны, есть существенное падение спроса на рублевые кредиты, а с другой – объемы депозитов продолжают расти. Поэтому снижение процентных ставок – это вопрос времени.

Физлица в нынешней ситуации, видимо, опасаются обратной конвертации в валюту с переписыванием паспортных данных, да и просто не хотят рисковать, поэтому предпочитают размещать свои свободные денежные средства в валютные депозиты. Но и рублевые депозиты физлиц продолжают расти.

Если не снизить процентные ставки, то банки могут столкнуться с проблемами по обслуживанию обязательств перед вкладчиками. Но в случае резкого снижения процентной ставки у банков возникнут серьезные риски, связанные с высокими процентными ставками по привлеченным ресурсам. Также в случае резкого уменьшения процентной ставки может произойти отток денежных средств в белорусских рублях с выбросом их на валютный рынок (можно вспомнить, к чему привел автомобильный ажиотаж в 2011 году).

По официальным планам в 2012 году должно произойти снижение процентной ставки до 20-23%. Скорее всего, ставка упадет только до 30%. А в случае, если произойдет возможная девальвация до Br 10 000 за доллар США (средняя по году закладывается до Br 9 150), то ставка сократится еще меньше.

Выйти на уровень менее 10%, чтобы обеспечить доступными кредитными ресурсами реальный сектор, получится не ранее чем через 2–3 года. Поэтому времени на повторение кратной девальвации, как в 2011 году, уже не остается: к 2015 году жизненно необходимо стабилизировать экономику, иначе будет просто поздно (в России в 2011 году средняя ставка по кредитным ресурсам в российских рублях субъектам хозяйствования составила менее 10%).

Крупный и средний бизнес и так перенес значительную часть своих внешнеторговых дел в Россию. А ограничения на работу с Россией в рамках ТС и ЕЭП ввести будет сложно (в 2011 году ввести ограничения так и не получилось).

Итак, вероятность новой значительной девальвации невысока, так как результатом этого может стать потеря «печатного станка». На других условиях Россия вряд ли согласится предоставить помощь. А условия МВФ будут еще хуже, вплоть до внешнего управления (например, как в Греции).

Выгода от цен на энергоносители, доходы белорусских производителей будут сокращаться, а новых источников поступления валюты не создается (кроме массового выезда за границу на работу). К тому же ошибочно выбрана стратегия на импортозамещение, а не экспортоориентирование.

Озвученные планы действий руководства Беларуси на 2012 и последующие годы свидетельствуют о желании оттянуть время реформ еще хоть на несколько лет и надежде на откуп госимуществом. Вот только на сколько его хватит? На 5 лет, 10? К необходимости кардинальной реформы экономики мы все равно придем, но потеряем несколько лет и значительное количество денежных средств.



Теги: ВТО, еэп, экономические реформы, девальвация
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю