USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Ирина Горбач | 02 марта 2015

Закрытые боксы, обозленные продавцы – первый день работы ИПэшников по новым законам

Первого марта в страну пришла весна, а к белорусским ИП – судьбоносные изменения в законе. В этот день Bel.biz побывал на рынке «Ждановичи». Наш репортаж о том, что мы увидели кроме пустых павильонов, грустных лиц и кладбища манекенов.

Напомним, что в конце февраля власти приняли безапелляционное решение о невозможности продажи остатков несертифицированных товаров индивидуальными предпринимателями c 1 марта 2015 г. Однако накануне «черного дня», 28 февраля, в прессе появились сообщения о том, что реализация этого решения приостановлена на неопределенный срок, и ИП могут продолжить работу с несертифицированным товаром.

Отправляясь 1 марта на рынок «Ждановичи» мы ожидали увидеть, как минимум 50% продавцов, воспользовавшихся предоставленной возможностью. Наш журналистский рейд начался с Центра моды №5. Первым делом в глаза бросились закрытые павильоны, а потом редкие покупатели, больше похожие на случайных прохожих. Но посетителям здесь сегодня не рады, а тем более журналистам.

Страх

– Девушка, неужели вы не понимаете, мы просто все в шоке! Что тут можно еще сказать? – говорит продавец одного из немногих открытых павильонов и решительно захлопывает перед нами дверь.

– Мы старые больные женщины, ничего комментировать не станем, зачем нам эти неприятности? – опережают наши вопросы две ухоженные женщины, торгующие одеждой.

– Вы фотографируете? – слышим недоверчивый вопрос от блуждающих покупателей. – Подождите, мы сейчас пройдем, тогда фотографируйте, нас фотографировать не нужно.

Оптимизм

Заглядываем в следующую торговую точку с солидным ассортиментом верхней одежды.

А я еще не работаю – бодрым голосом сообщает продавец и позволяет нам войти. Такое заявление и отсутствие брани в адрес журналистов внушает оптимизм, что диалог хоть с кем-то из «пострадавших» ипэшников состоится.

– А чего ждете?

– Жду, когда будут готовы документы, чтобы начать работать.

– Вы одна из тех немногих, кому удалось получить документы на вновь привезенный товар?

– А я только начинаю свой бизнес, и планирую работать совершенно легально, все документы вот-вот будут готовы. Сотрудничаю с крупным российским поставщиком – фабрикой Lamide, где получаю сертифицированный товар и накладные на него.

Отчаяние

Среди галереи ушедших «в отпуск» торговых точек встречаем еще несколько отрытых дверей. Далеко не с первой попытки находим готовых излить свое негодование журналистам.

Вы понимаете, что сейчас произойдет? – начинает свой монолог отчаяния предприниматель, торгующая мужской одеждой – Государство получит армию безработных, у которых нет средств даже на то, чтобы отправить детей в школу. Ведь для большинства здешних ипэшников торговля – это семейный бизнес. А продолжать работать на тех условиях, которые нам сегодня предлагает государство, мы себе не можем позволить. За что с нами так обходятся? Мы платили НДС, ввозной налог – этого оказалось недостаточно? И какую цену мы сможем предложить покупателю после уплаты новых налогов и оформления всех документов?

Тираду негодования прерываем встречным вопросом:

– Тем не менее, вы сегодня вышли на работу, судя по всему, заплатили за аренду места на следующий месяц… Планируете воспользоваться возможностью и распродать остатки?

– О какой возможности вы говорите? Кто приостановил действие указа? Есть какой-то официальный документ? Вы знаете его номер? Кто-то где-то что-то разрабатывает... Когда будет готов конкретный документ и государство определиться с правилами, по которым оно согласно с нами играть, тогда мы подумаем, как на это отреагировать. Мы живем в государстве, где законы подписываются задним числом, решения постоянно меняются. Нет определенности и уверенности в завтрашнем дне – заключила продавец, продолжая энергично паковать колючие свитера.

Благодарим женщину за откровенность и обещаем сохранить анонимность.

– А мне уже все равно!

Отчаяние освобождает от страха.

Альтернатива

Еще одна открытая дверь – хорошо оформленный павильон с большим ассортиментом мужской обуви. Покупателей нет, продавец (он же владелец торговой точки) уверенно возвышается на стильном стуле. Искренне желаем ему доброго дня и интересуемся:

– Скажите, вы работаете?

– Конечно! – без тени уныния отвечает мужчина средних лет.

В процессе дальнейшего диалога выясняем, что владелец торговой точки уже 5 лет как сменил форму предпринимательской деятельности с ИП на ЧУП, и ничуть об этом не сожалеет, особенно в контексте нынешних событий.

– Неприятности лучше предвидеть заранее – дает мужчина дельный, но уже неактуальный для многих совет.

Борьба

В центре моды №3 наблюдаем ту же картину – 90% закрытых по «разным» причинам торговых точек. Кто-то из продавцов мирно трапезничает – война войной, а обед по расписанию.

Пройдя через «рукав», соединяющий третий и первый центр моды, оказываемся в эпицентре событий. Здесь собралась акция протеста – около 200 предпринимателей (позже мы узнали, что все присутствующие платят единый налог, именно эта категория предпринимателей 1 марта оказалась в самом незавидном положении).

Приходим в тот момент, когда Александр Макаев (один из лидеров предпринимательского движения) от лица всех предпринимателей объясняет телевидению причину отсутствия у них энтузиазма в связи с «отсрочкой казни».

– Без сертификатов они ( Инспекторы - ред. ) не будут штрафовать в течение 3 месяцев, да, а без накладных? Когда придет инспектор, а накладных нет, – это конфискация товара и всей выручки. Роста цены на товары не избежать, когда предпринимателей обяжут делать сертификаты, так как один такой сертификат нам будет стоить 70 долларов.

Эстафету гласности принимает покупатель – девушка лет 20–23, оказавшаяся 1 марта на рынке по весьма тривиальному поводу – покупка платья.

– Когда я иду на рынок за платьем, мне абсолютно все равно есть у продавца на него сертификат или нет. Я думаю, что 99% процентов жителей Минска одевается на рынках. И отсутствие возможности купить платье здесь я считаю ущемением своих прав.

Кто-то из немногочисленных оппонентов высказывает мнение, что сертификат защищает покупателя от некачественного товара, на что молодая покупательница отвечает, что ее главная защита – это чек, и этого ей достаточно. От изменения законодательства проиграют не только продавцы и покупатели, но и государство, продолжает мысль она, ведь ипэшники будут вынуждены перейти на «черные» схемы работы – продажу вещей по домам и офисам. Естественно, платить налоги нелегалы не станут.

Предприниматели реагируют апплодисментами и предлагают высказаться Татьяне Мироновой, работающей на рынке «Ждановичи» с 2007 года. Из слов Татьяны мы узнаем, что решение байкотировать вчерашнее разрешение властей, было принято предпринимателями, работающими в центрах моды, сегодня в 10 утра.

– Из-за кризиса мы и так оказались в сложных условиях – люди перестали покупать вещи даже по старым ценам, ведь пенсии и зарплаты у них остались прежними – продолжает Татьяна. – Максимальная цена, которую они себе могут сейчас позволить за покупку любой вещи – 300 тысяч. А что будет с ценами, если на нас увеличат налоговую нагрузку? Мы уже примерно посчитали расходы: за месяц работы мы соберем 20–23 млн, из которых 10–12 будем отдавать государству,  по 3 млн отдадим продавцам, и нам (хозяевам) останется 3–4 млн чистой выручки. О каком повышении налогов может идти речь? Чиновники не понимают, как живут продавцы и покупатели, раз принимают такие решения. Чтобы оплатить аренду или налог, нам часто приходится отдаживать деньги. Чтобы сэкономить, многие не оплачивают проезд в общественном транспорте. Честно признаюсь – я – «ЗАЯЦ»!

Кто-то из толпы просит Татьяну воздержаться от столь громких признаний на камеру, солидарных с ней «зайцев» оказывается больше и они поддерживают боевого товарища апплодисментами.

Солидарность

Наблюдаем, как общий ажиотаж спадает, решаем воспользоваться минуткой затишья для общения Александром Макаевым.

Александр работает предпринимателем с 1994 года, продавал сантехнику на разных рынках Минска – Червенском, Раковском и Ждановичах. В былые времена имел несколько точек продаж, но ситуация вынудила сузить масштабы. Кроме продаж сегодня он ведет активную деятельность по защите прав предпринимателей.

Александр Макаев объяснил, что не все из собравшихся сегодня здесь «пострадавшие», многие пришли из солидарности, хотя могли бы продолжать работу, т.к. платят налог по упрощенной схеме или имеют нужные документы.

– Сегодня нам разрешили работать без документов. Но нужен закон, который гаранитрует наше право на работу и завтра, а не только сегодня. Мы опасаемся, что когда предприниматели сегодня заплатят налоги и продолжат работать, завтра власти примут закон, который сделает их деятельность нерентабельной. Поэтому сегодняшняя акция солидарности – это не только попытка защиты прав конкретных предпринимателей, но желание сохранить саму систему продаж через рынки и торговые центры. В других городах, таких как Брест, Гродно, Баранавичи, Витебск, Могилёв и др., сегодня не работает ни один рынок или торговый центр, рассказывает о ситуации в стране Александр и от осознания перспектив действительно становится грустно.

Ну а в ближайшей перспективе, по словам Александра – попытка организации онлайн встречи между представителями рынков и экспертами предпринимательских объединений, в ходе которой будут представлены позиции и найдено решение.

Гнев

Среди небольших компаний, в которых продожилось общение после окончания общего собрания, наше внимание привлекла «команда», возглавляемая женщиной в голубой куртке. Она произносила гневные речи в адрес какого-то Мустафы. Мы решили подойти и разобраться, о чем спор. Оказалось, что часть рынка под названием «Лебяжий» сегодня продолжает работать, как и в любой другой день. По словам женщины в голубом, все дело в том, что эту часть рынка «крышует» некий Мустафа, которому сходят с рук все беззакония – работа без кассовых аппаратов, документов и сертификатов, да и проверки к нему никогда не ходят. Кто-то из вновь образовавшейся толпы предложил: «А давайте прямо сейчас пойдем к нему и потребуем ответа!». Тут же собралось человек 50 желающих отправиться в бой за справедливость и под предводительством женщины в голубом мы пошли знакомиться с Мустафой. По дороге она рассказала о том, что сама занимается продажей одежды, выход из ситуации с обязательной сертификацией искать не пробовала, потому что «если там будет работать Мустафа, мы в своих центрах моды по своим ценам ничего не продадим».

Приблизившись к рынку «Лебяжий», мы увидели, что работа действительно кипит: все палатки (ипэшники брезгиво их называют «контейнерами») работают, покупатель находит своего продавца. Толпа начала дружно скандировать «Давай Мустафу!». После того как представители «центров моды» направили в адрес «лебяжников» первую очередь оскорблений, а те в попыхах начали прятать какие-то бумаги, стало понятно, что конфликт неизбежен. Вопрос лишь в его масштабах.

Женщина в голубом призвала к ответу первого попавшегося продавца: «Поделитесь опытом, как вы работаете? Где берете документы?» Ответчик представился Александром, но от комментариев воздержался. Настаивать никто не стал, из толпы снова раздался клич «Мустафа-а-а! Где Мустафа?»

Тут зоркий глаз кого-то из ипэшников заметил еще один неловкий момент: «Смотри, долларами рассчитывается!» Мы направились в эпицентр событий, где в самом деле покупатель, ошарашенный таким вниманием, только что рассчитался с продавцом иностранной валютой.

Этот случай заметно поднял уровень адреналина в крови ипэшников. Кто-то предложил раздавить врага танками, кто-то постоянно повторял «вас мало душат», мужской бас сверепо вопросил «где Мустафа??», женские голоса ему вторили «где ваш налог?».

Но продавцы по-прежнему отазывались давать комментарии, доказывать факт уплаты налога никто не собирался, а Мустафа так и не появился. Неудовлетворенная братия предпринимателей из «центров моды» была вынуждена разойтись.

Правда

Мы же решили остаться и выяснить, почему продавцы рынка «Лебяжий» сегодня смогли выйти на работу, может быть у них действительно есть документы…или «крыша»? После нескольких неудачных попыток завязать беседу, нам удалось встретить продавца верхней одежды, который все прояснил.

Оказалось, что в этой части рынка 99% предпринимателей оформлены как ЧУП. И это все объясняет, ведь как известно, ИП и ЧУП платят налоги по-разному: ипэшники – единый налог, ЧУП – по факту продажи. Большинство индивидуальных предпринимателей не стали платить единый налог за март (а некоторые и арендную плату за торговую точку), ведь с 1 марта должен был начать действовать запрет на продажу остатков, а закупить новую партию товара, соответствующую новым требованиям, кто-то не смог, кто-то не успел, а кто-то не захотел. Таким образом, все они оказались не готовы к щедрому жесту властей в виде возможности продолжить распродажу остатков. В то время как ЧУП и предприниматели, уплачивающие налог по «упрощенке», смогли беспрепятственно воспользоваться этой возможностью.

Свой среди чужих

Среди привелигированной части продавцов мы встретили еще одну женщину, которая представилась продавцом, но после того как удостоверилась, что ее не снимают на камеру, проговорилась, что все же работает на себя. Основной ассортимент товаров – кожаные мужкие и женские куртки.

– Вы меня точно не записываете? – решила убедиться она. – Я сейчас стою здесь только потому что не знала, что ипэшники сегодня договорились не выходить на работу, я бы их поддержала.

– Зачем? Ведь у вас для работы в ближайшее время нет никаких препятствий…

– Да потому что работать по новым правилам невозможно! Чтобы получить сертификат, мне нужно одну вещь из каждой группы товаров отдать на экспертизу и подождать 1,5 месяца, пока она будет готова. А кому из покупателей в мае будет нужна моя сертифицированная кожаная куртка? Если бы я продавала товар большими партиями, это было бы нормально, а так – у нас не те объемы. И покупателей из-за кризиса стало в разы меньше. Сегодня здесь много людей только потому что прошел слух, что мы закрываемся.

– А что с ценами? Насколько пришлось их снизить, чтобы привлечь покупателей?

– На ходовой товар – процентов на 20–30…

– Что планируете делать?

– Не знаю… ждать решения властей.

Мы возвращались на «большую землю», в Минск, размышляя о судьбе тех, кто остался сражаться с неизвестностью и отчаянием. В голове вертелось столько вопросов, оставшихся без ответов. Да и кто может на них ответить?

И тут у входа в подземный переход бойким речитативом нас встретила продавец лотерей: «8 марта. 3 миллиарда. 3 квартиры», монотонно повторяла она, даря прохожим надежду на светлое будущее.

Фото: Глеб Канаш



Теги: Ждановичи, ИП, кризис
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю