USDКурс вырос 1.9703
EURКурс вырос 2.1019
| 30 января 2013

Денис Кондратович: «Мы спали по несколько часов в день и выглядели как зомби!»

Об аукционе благотворительных встреч MaeSens хоть краем уха, но слышал каждый пользователь байнета. Не так давно сенсационный проект перечислил на благотворительность   миллиард белорусских рублей! 

Аукциону  чуть более года, но эксперты уже не раз признавали его лучшим стартапом Беларуси. Один из основателей – Денис Кондратович – рассказал как проект покоряет Силиконовую долину и почему  из его американской версии пришлось убрать «поиск по возрасту».

– Есть люди, которые неоднозначно относятся к такому аукциону. На благотворительность уходит только 80%. Поэтому невольно возникает вопрос, MaeSens – это все же благотворительность или бизнес?

 – В Беларуси это сугубо благотворительность! 20% идут на поддержание проекта. У его сотрудников далеко не самые завидные зарплаты. Деньги совсем небольшие, притом, что люди работают полный рабочий день. На данный момент проектом занимаются 5 человек. Это директор, в чьи обязанности входит подписание договоров с благотворительными организациями и введение отчетности. Также специалисты по маркетингу, продвижению и модератор. Работы очень много! Но всем им в первую очередь интересен сам проект. Например, наш модератор этим увлекался, делал ставки, много времени проводил на сайте.  Так его хобби превратилось в сформированный лист обязанностей. Он стал членом команды и сейчас очень качественно выполняет свою работу.

– Для Вас изначально это тоже было увлечением…

– Да, мы с Мишей (Михаилом Карпицким – создателем проекта) начали с группы в социальной сети. Люди посылали свои заявки на e–mail, потом вручную составлялась база. Но заявок становилось все больше. Мы поняли, что многим это интересно. Нужно было как–то все узаконить и автоматизировать. Мы до последнего не бросали наши основные работы. Но проект стал  занимать больше и больше времени. Мы спали по несколько часов в день и выглядели как зомби! И в конце концов мы решились… Но забот меньше не стало. Правда, сейчас мы уже не занимаемся белорусской версией, а сконцентрировались на американской – Goodwillion.

– На какой она сейчас стадии? Вы ведь уже два раза ездили в Силиконовую долину…

– Я бы сказал, на начальной ... Мы пытаемся найти бизнес–модель, пытаемся как–то позиционировать себя  на рынке. Первый раз посетили США летом 2012. И, если быть откровенным, мы приехали с совершенно неправильной моделью. Она была абсолютно такая же, как у нас. В Беларуси MaeSens –  благотворительный аукцион встреч. В Америке очень популярен дэйтинг. И мы приехали с готовым названием – Charity Dating Auction. То есть практически – благотворительный сайт знакомств. Американцы  сразу сказали, что это неприемлемо. И действительно, продвинуть такой проект  оказалось нереально сложным. Мы слышали очень много укоров  в свою сторону, было очень много непонимания. Потом мы решили сделать что–то вроде аукциона профессиональных встреч. Сфокусироваться на какой–то одной аудитории, конечно, было менее увлекательным, но по идее представлялось нам неплохим стартом. Но это тоже оказалось не так просто. Лето закончилось, мы вернулись,  и занялись переработкой продукта. Мы убрали  слово дэйтинг. Мы убрали все «фишечки», которые указывали на дэйтинг, например, поиск по возрасту. Мы сделали упор именно на благотворительность. Кроме того, в проекте было столько всего намешано – он был слишком громоздкий!  А люди, когда заходят на сайт, обычно  не имеют никакого стимула разбираться что к чему. Поэтому перед нами была цель – сделать все очень понятно и очень доступно.  Мы провели большую работу, и осенью  попробовали еще раз.  Нас приняли гораздо лучше! Было очевидно, что многим это действительно интересно.

– Сколько сейчас пользователей у Goodwillion?

– В американской версии зарегистрировано всего пару тысяч человек. Причем  они все сконцентрированы в Сан–Франциско. У нас были различные варианты и предложения по развитию проекта в Нью–Йорке, Чикаго…  Но мы, как говорится, не хотим распыляться. Тем более благотворительность – регулируемая деятельность в США, в отличие от нашей страны. Там  очень много тонкостей в законодательстве в каждом штате.  Очень много юридических нюансов, которые мы не учитывали во время нашей первой поездки. Возможно, зная все это, мы бы изначально придумали другую модель.

Сейчас мы совершенствуем американскую версию, находясь здесь, в Беларуси. В США проект продвигают 3–4 человека. Мы с ними регулярно связываемся по скайпу.

– Но вы ведь понимали, что у американцев совсем другой менталитет. Почему все–таки выбрали этот рынок?

– Здесь несколько причин. Во–первых, в России общие пожертвования от физических лиц за 2011 год – 30 млн. долларов. В США – 217 млрд. долларов. Это просто несопоставимые цифры! Во–вторых, Америка, в частности Силиконовая долина, – это бесценный опыт. И нас даже в большей степени привлекало именно это. Мы рассматривали другие варианты  – рынки Китая, Сингапура… Но нам это было не очень интересно. Там тоже другой язык, другая культура. Но изучать американскую культуру нам было интереснее. К тому же все из Европы едут в США развивать свои проекты. Хоть там очень большая конкуренция, но, благодаря ней, ты можешь научиться действительно многому.  Это просто нереальный опыт!

– Что было самым сложным в продвижении на американском рынке?

– В Америке найти инвестиции очень сложно, особенно для ребят из Беларуси, когда нет имени и репутации. Но, думаю, нам все–таки удалось зацепить нашего инвестора тематикой проекта – благотворительностью. А на самом деле я слышал такие мнения, что, если ты находишься больше чем в 15 минутах езды на авто от инвестора, он не будет в тебя вкладывать. Стартапы со всего мира съезжаются в США, конкуренция огромная! Приезжаешь на какую–то тусовку – там 300 человек. 150 из них – стартапы! Мы тоже начали со стартаперских тусовок. Все рассказывают друг другу о своей идее, обмениваются визитками, но по большому счету никому нет дела до чужих идей. Каждый увлечен своей. Конечно, для вежливости скажут, что у тебя очень классная задумка. Может, на полминуты разговора кто–то даже вникнет в нее и найдет интересной. Но все равно каждый думает о себе и своем стартапе.

– Ну, это актуально для любой страны. Что же делать?

– Нужно предварительно изучать списки инвесторов, искать тех, кто потенциально заинтересован. Готовить хорошие и короткие презентации. Стараться выбить личную встречу. Люди вкладывают деньги, чтобы зарабатывать. И это их работа – находить проекты. Любого инвестора можно найти в общем доступе. Он сам заинтересован в этом. Нужно изучать, кто инвестировал в  похожие проекты, кому эта тематика интересна.  

Практически до любого человека можно достучаться. Раньше, бывало, видишь кого–то и думаешь – нет, это нереально! А сейчас рамки как–то расширились. Нужно просто приложить максимум усилий. А еще писать конкретные и небольшие имэйлы.

– Чему еще вас научила Америка?

– Обязательно нужно делать предварительную работу! По факту получилось так, что первый раз мы приехали в Штаты практически на два месяца. И эти два месяца мы делали работу, которой по идее могли бы заниматься в Беларуси – искать каких–то людей, узнавать мнения о проекте через Интернет…

– Как обстоят дела проекта в России?

– В России мы начинали. Но там тоже нужен свой подход. А мы сейчас с головой ушли в американский проект. Поэтому российская версия просто плывет по течению, ей почти никто не занимается. В идеале мы бы хотели найти какую–то волонтерскую или благотворительную организацию, которая была бы готова воспользоваться нашим продуктом. Мы бы отдали его безвозмездно, просто чтобы хорошее дело продолжало существовать. Но найти таких ребят не так уж и просто, на это нужно время…

– Какие сейчас направления развития в приоритете у MaeSens?

– К сожалению, пока у нас нет времени работать над монетизацией проекта здесь, в Беларуси. Но думаю, со временем мы найдем какой–нибудь способ. В перспективе  это и есть наша конечная цель – чтобы все полученные деньги уходили на благотворительность.

Так же хотелось бы попросить пользователей придумывать какие–нибудь интересные встречи. Зачастую в графе «Ожидания от встречи» пишут что–то вроде «подумаем потом» или ставят три смайлика. Это сразу отталкивает от проекта в целом. Поход в кино, урок французского – это ведь гораздо интереснее! Даже чашка кофе – уже хоть что–то.

Сейчас мы часто проводим акции с выездами, например, в детские дома. Организовываем групповые встречи с известными людьми. Это обходится дешевле каждому «покупателю», и к тому же это проще в плане общения – уж точно не возникнет неловких пауз в разговоре….

– И, конечно, посоветуйте что–нибудь молодым стартаперам…

– Когда–то давно, когда мне только купили компьютер, я научился устанавливать программы. Мне казалось, я крут. Потом я научился переустанавливать Windows. Мне казалось, я нереально крут!  Везде то же самое. Чем больше узнаешь, тем больше понимаешь, насколько твои знания ничтожны по сравнению с тем, что есть на самом деле. Когда я начинал проект, казалось, что я умнее всех. А все эти ребята, которые чего–то добились, –  случайность.  Им повезло и они просто говорят какие–то громкие слова… Сейчас я понимаю, что до них расти и расти и что еще очень многому предстоит научиться. Мы познакомились с очень интересными, очень крутыми людьми… Поэтому даже в начале работы над  MaeSens какой–то гордости было больше, чем сейчас. А совет такой: нужно получать как можно больше знаний и общаться с людьми, которые гораздо умнее тебя.



Теги: предпринимательство, Беларусь, люди, startup, бизнес
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю