USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
| 20 июня 2013

Есть такая процедура – банкротство…

Количество предприятий-банкротов в нашей стране растет. Например, за шесть месяцев прошлого года зафиксировано на 9,3% дел о банкротстве больше, чем за такой же период 2011-го! При этом количество дел, по которым было принято решение о признании банкротства с последующей ликвидацией, оказалось в пять раз больше, чем тех, по которым суды вынесли решение об экономической несостоятельности с проведением санации. И подобная ситуация, к сожалению, стала закономерностью.

{quote-1}

То есть, с одной стороны, завершение процедуры банкротства – это благо, поскольку честный должник, у которого не сложился бизнес, может «отряхнуть его прах со своих ног», и заняться другим, более успешным делом. Да и представители Всемирного банка усматривают в банкротстве позитив, так как считают, что бизнесмены, над которыми висят не отданные долги, всерьез и, порой, очень тяжело болеют психически и физически, а поэтому не могут сконцентрироваться для того, чтобы их погасить. Благодаря возможности банкротства, люди могут трудиться «прозрачно», выплачивая налоги и не переходя в теневой бизнес, и это большое благо для государства и общества. Так что положительные аспекты его, вроде бы, налицо.

С другой стороны, человек, начиная свое дело, меньше планирует разорение, заранее воспринимая банкротство, как трагедию, как крах всех надежд. Тяжелым испытанием оно является и для кредиторов, находящихся по «другую сторону» банкротства. Но если предприятию-должнику оно позволяет окончательно рассчитаться с долгами и в порядке, установленном законодательством, признать оставшиеся задолженности погашенными, то для кредитора означает серьезные потери, которые будут только расти. Впрочем, рассуждать о том, кто из партнеров страдает сильнее, – занятие неблагодарное, поскольку из-за банкротства одного «ломается» бизнес и у должника, и у кредитора. Причем, любопытная деталь: как правило, более 90% в списке банкротов составляют коммерческие структуры.

Каковы же основные причины, которые приводят их к такому финалу? И можно ли его избежать?

Практика

Нет каких-то роковых отраслей, где за каждым углом предпринимателей подстерегает опасность: банкротами становятся в разных сферах. Но больше всего их, пожалуй, в строительстве, транспорте и переработке сельхозпродукции. И чтобы избежать нежелательного финала, по мнению специалистов, бизнесмену, прежде всего, надо быть очень внимательным при заключении соглашений и договоров. Нередко во время процедуры банкротства выясняется, что в заключенных договорах не указаны сроки поставок и размеры оплаты, а также не предусмотрены штрафные санкции за их нарушение, что усложняет, а, порой, и перечеркивает возможность взыскать долг. 

Это, в сущности, подтверждает и председатель хозяйственного суда Гродненской области Валерий Костюкевич:

«На мой взгляд, главная причина банкротства заключается в том, что частные структуры зачастую заключают заведомо провальные сделки и принимают участие в неудачных проектах. Иногда их подставляют партнеры, и предприятия не могут выйти из сложного положения без финансовой помощи, а кредит им никто не даст, если у них нет никакого имущества. Чаще всего банкротами становятся предприятия, которые не планируют находиться долго на рынке, и цель их создателей – получить прибыль, а потом предприятие бросить. Я, например, не могу назвать ни одной солидной компании, находящейся в процедуре банкротства».

У каждого участника процедуры – своя точка зрения на банкротство, но несомненно одно: причины его лежат на поверхности. И кажется непонятным, почему их не видят сами предприниматели? Почему учредители частных структур не страхуются изначально и доверяют свои предприятия не совсем компетентным людям? Или, наоборот, предпочитают ими руководить, не имея достаточного опыта? В этом плане особенно интересно мнение антикризисных управляющих, которые судят о ситуации «изнутри», объективно и беспристрастно. Именно они ситуацию и разруливают, – правда, к сожалению, лишь на конечном этапе.

«В каждом случае причины банкротства разные, – поясняет антикризисный управляющий из Гродненской области, индивидуальный предприниматель Дмитрий Монтик. – Многие руководители сами виноваты в банкротстве. Хотя бывают и объективные причины, поскольку у нас часто меняется экономическая ситуация, а также законодательство, которое ставит одних субъектов хозяйствования в лучшее положение, а других – в худшее. Но если на предприятии назревает кризис, руководитель должен пригласить специалистов, которые подскажут ему, что надо делать. А у нас каждый надеется на себя и просит о помощи только тогда, когда предприятие стоит на пороге банкротства. Хотя если своевременно проанализировать ситуацию, то, как правило, можно найти выход из положения, не доводя структуру до ликвидации».

«Любое предприятие может избежать банкротства, если отслеживать текущие процессы, выявлять первые признаки наступления финансового нездоровья и сразу же принимать меры, – подтверждает антикризисный управляющий из Витебска Георгий Савицкий. – И управляющего надо приглашать именно на этой стадии, чтобы он определил болевые точки и помог своевременно ликвидировать их».

Who is who?

Подавляющее большинство предпринимателей честно ведут свой бизнес, но их предприятия все равно не защищенны от банкротства, причем не только по недосмотру владельцев. Специалисты утверждают: каждая десятая сделка – рискованная. То есть каждая десятая сделка может привести одну из сторон к банкротству, поскольку вторая сторона либо изначально жульничает, либо является ненадежным партнером. И белорусские предприниматели почти всегда «попадаются», поскольку их подводит неистребимый совковый менталитет, основа которого – ни на чем не основанная доверчивость к партнеру, а также традиционная надежда на «авось».

За рубежом у бизнеса совершенно иные традиции. Если, скажем, наш бизнесмен приезжает в Бельгию или Германию на предварительные переговоры, то потенциальные партнеры сразу же запрашивают через страховой сервис о нем информацию. И лишь когда она благоприятна, заключается договор и переводятся деньги. Но это тоже не гарантирует сделке полную безопасность!

С выходом нашего бизнеса на рынки других стран процент рискованных сделок увеличивается, поскольку у предпринимателей появляется больше шансов наткнуться на человека, не желающего выполнить свои обязательства. Причем таким человеком может оказаться не только мошенник, но и опытный коммерсант, который почувствует, что имеет дело с неискушенным коллегой. Поэтому первое, что должен сделать любой предприниматель, – это навести справки о своем будущем партнере: а вдруг он объявлялся банкротом и за ним тянется целый шлейф из ликвидированных предприятий? Этим и у нас, и за рубежом занимаются специальные структуры.

«Наша служба создана для предоставления услуг бизнес-сообществу Беларуси, которому требуется информация о деловых партнерах, – говорит Директор Сервисной службы Республиканской конфедерации предпринимательства Владимир Шишков. – Основная ее задача  – предоставлять их кредитную оценку заказчикам в Беларуси и за ее пределами. Поскольку белорусский бизнес выходит на международные рынки, мы предлагаем информацию не только о партнерах на постсоветском пространстве, но и в странах дальнего зарубежья. И когда ко мне поступает запрос от белорусского предпринимателя о любой структуре в Азии или Европе, я тут же отправляю его коллегам за рубежом, и они присылают мне кредитную справку этой структуры. Документ соответствует европейскому стандарту, содержит регистрационную и финансовую информацию, взятую из открытых источников, и составлен на том языке, на котором хочет заказчик. Если же речь идет о сопровождении коммерческой сделки с предприятием за пределами Беларуси, то я заключаю договор с зарубежными коллегами, они отслеживают ее движение в своей стране».

Ликвидация или реанимация?

Так все же ликвидация или новая жизнь? В большинстве случаев судьба предприятия определяется тем финансовым состоянием, в котором оно оказалось. Антикризисный управляющий дает ему оценку, определяет пути выхода из кризисной ситуации, и все это вкупе с мнением собрания кредиторов определяет, погибнуть предприятию или нет?

{quote-2}

Д.Монтик: «Предприятие доходит до процедуры банкротства с очень большими долгами, и учредителю гораздо проще создать новую фирму, чем делать финансовые вливания, погашать долги, и реанимировать практически мертвую структуру. Поэтому лишь в единичных случаях учредители заинтересованы в санации и принимают для этого необходимые меры. Так что в реальности санируются, как правило, предприятия с государственной формой собственности, и занимаются этим государственные управляющие».

В.Костюкевич: «Самое простое – это ликвидировать структуру, потому что законодательство ограничивает возможность получения предприятиями займов в банках для того, чтобы поддержать их финансовую стабильность. А для санации надо пересматривать все имеющиеся на предприятии активы, совершенствовать управление, то есть необходимо найти тот ресурс, который позволил бы ему выйти на безубыточную работу. Единственная помощь, на которую оно может рассчитывать, независимо от того, государственная это структура или коммерческая, – это помощь от собственника, которую тот зачастую оказать не может. Поэтому ему просто следует своевременно принимать меры, чтобы предприятие работало устойчиво и без долгов, не допуская его до процедуры банкротства, потому что более, чем в 90% случаев оно попадет в процедуру ликвидации».

{quote-3}

Дело в том, что инициатор процедуры банкротства, подающий заявление в суд о признании компании банкротом, обязан оплатить судебные расходы и услуги арбитражного управляющего. А они могут обойтись в сотни тысяч рублей, и при этом нет никакой гарантии, что должник не уйдет от ответственности. Индивидуальным предпринимателям, правда, сложнее, поскольку во всех случаях по требованию кредиторов они отвечают своим личным имуществом, и это вынуждает их быть очень осторожными при ведении бизнеса. Но в 2012 году добровольно сдали свидетельства почти 13 тысяч петербургских предпринимателей, а банкротами суд признал всего 15 человек.

В том же году Единый Государственный Регистр юридических лиц покинули почти 90 тысяч петербургских компаний, а их директора и учредители фактически освободились от обязанности возмещать возможную задолженность перед партнерами, работниками и бюджетом. Кредиторы могут, конечно же, оспорить в суде решение об исключении той или иной фирмы из реестра, но сделать это настолько сложно и дорого, что очень немногие решаются на это.



Теги: банкротство, предприятия, бизнес, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю