USDКурс снизился 1.8774
EURКурс снизился 1.9875
Ирина Горбач | 15 июня 2015

Генеральный директор АКИТ Дмитрий Ананьев: «Появление Третейского суда поможет защитить права людей, которые производят интеллектуальный продукт»

В Беларуси начал действовать Третейский суд в сфере информационных технологий и интеллектуальной собственности АКИТ. Bel.biz встретился с генеральным директором АКИТ Дмитрием Ананьевым, чтобы узнать, как появление автономного суда скажется на жизни айтишников, дизайнеров, фотографов и прочих специалистов, чей продукт – результат работы интеллекта.

До недавнего времени все существенные споры решались исключительно путем обращения в государственные суды. Однако за последние несколько лет ситуация изменилась: в 2012 году вышел закон, открывший возможность появлению в Беларуси Третейским судам, а в начале 2014 года была легализована медиация, позволяющая решать споры частным образом. Так, в нашей стране появились альтернативная судебная система, за пределами государственной структуры. В июне 2015 года список постоянно действующих Третейских судов дополнился еще одним – в Беларуси начал действовать Третейский суд в сфере информационных технологий и интеллектуальной собственности АКИТ.

– Если мы говорим о Третейских судах, как о части альтернативной судебной системы, сразу же возникает вопрос – чем эта структура отличается от медиации?

Общение сторон с участием медиатора – это переговоры, целью которых является достижение консенсуса. В Третейском суде дела рассматриваются в ходе полноценного судебного разбирательства, однако этот суд находится за пределами государственной системы судов и действует на основе своего регламента, а не процессуальных кодексов. Тем не менее, решение Третейского суда обязательно для исполнения.

– Значит ли это, что во всех остальных моментах процедура разбирательства в Третейском суде схожа с судопроизводством в судах общей юрисдикции?

Не совсем, здесь есть несколько важных аспектов. В отличие от государственных судов, где рассматриваются обращения всех граждан, юрлиц и ИП Третейский суд принимает заявления только от лиц, заранее подписавших третейское соглашение или включивших в договор о сотрудничестве пункт, в котором оговорено, что возникшие споры будут решаться через Третейский суд. Это значит, что возможность обращения в Третейский суд должна быть предусмотрена на этапе заключения договора сторонами.

Процедура обращения в Третейский суд выглядит следующим образом. Истец подает иск в Третейский суд, оплатив третейский сбор. Суд принимает это заявление и уведомляет вторую сторону, а председатель Третейского суда назначает судью, который устанавливает время заседания. Дело может рассматривать один судья или несколько, это зависит от воли сторон. По умолчанию дело рассмотрит один третейский судья.

Решение, вынесенное судьей в результате заседания, вступает в силу в тот же день. Если оно не исполняется добровольно, подается заявление о судебном приказе, и решение исполнится принудительно через систему государственных судов.

В конечном итоге, решение спора через Третейский суд обойдется дешевле и произойдет быстрее, чем в общих судах.

– Давайте перейдем к конкретике: сколько стоит разбирательство в Третейском суде, и как долго длится процесс?

Со ставками третейских сборов можно ознакомиться на сайте АКИТ. Размер сбора зависит от вида разбирательства и цены иска, вместе с тем, ставки ниже, чем ставки госпошлины при обращении в государственные суды.

Скорость же рассмотрения дел в третейских судах объясняется их небольшой загруженностью. Мы стараемся, чтобы на решение спора не уходило больше двух недель (если стороны подошли к делу ответственно и изначально предоставили необходимый пакет документов). В районных (городских) или экономических судах решение аналогичного спора занимает месяц и более, после чего еще до одного месяца стороны ожидают пока решение будет направлено каждому участнику процесса.

– Как изменится правовая реальность в стране с появлением Третейского суда в области интеллектуальной собственности и информационных технологий?

Информационные технологии развиваются быстрее, чем законодательство, регулирующее правовые отношения в этой сфере, а также правоприменительная практика. И белорусское законодательство в этом случае не является исключением. Практика в отношении таких продуктов, которые существуют давно (телевидение, литературные и музыкальные произведения), уже отработана, взаимодействие в этой области понятно, чего нельзя сказать о новых объектах интеллектуальной деятельности (программное обеспечение, контент сайта, его дизайн и т.п.).

Уверен, что появление Третейского суда будет способствовать увеличению количества рассматриваемых дел, касающихся защиты интеллектуальной собственности, а это, в свою очередь, будет развивать нормотворческую деятельность. Обобщение судебной практики позволит нам формировать предложения для изменения законодательства.

– А для самих айтишников, фотографов, дизайнеров будет какая-то практическая польза в более краткосрочной перспективе?

Посудите сами. Третейский суд сделает возможность решения споров в области интеллектуальной собственности более доступной, во-первых, благодаря адекватной стоимости и небольшим срокам рассмотрения дел, о чем я уже говорил. А во-вторых, благодаря тому, что этим заниматься будут специалисты, обладающие необходимой компетенцией для решения вопросов в сфере информационных технологий.

Для участников рынка информационных технологий и медиа-пространства сегодня крайне актуальна еще одна проблема – у них отсутствует понимание собственных прав, впрочем, по вполне объективной причине, о которой я также уже упоминал. В Беларуси крайне недостаточно обобщения применительной практики. Ее формирование позволит специалистам дать знания и  застраховать себя от потенциальных рисков уже на стадии заключения договора с заказчиком.

Если собрать все вышесказанное в одно предложение, то появление Третейского суда поможет защитить права людей, которые производят интеллектуальный продукт – айтишников, фотографов, дизайнеров и т.д.

– Предположим, я фотограф, который выкладывает свои фото с вотермарк в своей группе в контакте. Кто-то взял мое фото, замазал вотермарк и использовал в своих целях. Я могу обратиться со своей претензией в Третейский суд?

Нет, потому что, как мы уже говорили раньше, Третейский суд рассматривает вопросы, связанные с нарушением прав, в том случае, если между заказчиком и исполнителем был заключен договор, в котором прописан этот пункт. В приведенном вами примере между обладателем и нарушителем авторского права не было заключено соглашение, а решение таких вопросов находится исключительно в ведении общих судов.

С другой стороны, если мы говорим о фотографе, у которого есть публичное лицензионное соглашение, регулирующее использование его фотографий, то решение споров также можно перевести в область компетенции Третейского суда. Например, у этого фотографа есть сайт, где он размещает свои фотографии, на одной из его страничек нужно прописать условия использования фотографий, включив туда пункт о том, что вопросы, связанные с нарушением его авторских прав, будут рассматриваться в Третейском суде.

– Объясните на примерах, что еще входит в компетенцию Третейского суда АКИТ…

Примеров может быть множество.

Скажем, стороны заключили договор оказания услуг по созданию и внедрению системы обработки, хранения, восстановления, распределения и защиты данных, или системы документационного обеспечения управления, а заказчик не оплачивает оказанные услуги.

Наиболее распространенная ситуация, когда две компании заключили договор поставки компьютерного оборудования, а покупатель не оплатил по договору за поставленное оборудование. Также Третейский суд рассматривает споры по неисполнению договоров на создание компьютерных программ (приложений) когда заказчик не оплачивает работы. То же самое касается споров, когда нарушены условия лицензионного соглашения на приобретение программного обеспечения.

Случаются и обратные ситуации: организация заказала разработку компьютерной программы или, например, сайта, а исполнитель взял деньги и не выполнил работу. Третейский суд может обязать исполнить договор.

Иногда заказчики используют объект авторского права в целях, которые не были оговорены договором. Например, фотограф делал снимки для использования их заказчиком на определенном сайте, а заказчик продал это фото или разместил их на других ресурсах. Или вы написали компьютерную программу для использования в рамках конкретной организации, а она передала ее для использования третьим лицам или продала права. В этом случае можно взыскать и полученный доход, и получить компенсацию за понесенные убытки. При этом важно, чтобы способы использования продукта, который создается на заказ, были прописаны в договоре.

Также случается, что работники IT-компаний воруют результаты работы (коммерческую тайну) – сливают исходные коды, оболочки, на которых строится программа – такие споры также может решать Третейский суд.

Но обратите внимание, что каждый возникающий спор индивидуален, и каждое обращение рассматривается судьей на предмет его соответствия компетенции Третейского суда. Поэтому, прежде чем внести в договор пункт о решении спорных вопросов через Третейский суд, лучше проконсультироваться у нас о наличии такой возможности.

Фото: Константин Горецкий





Теги: АКИТ
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю