USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
| 23 января 2013

Хорош или плох новый закон о банкротстве?

Новый Закон от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон) вступает в силу 25.01.2013 г. Комплексный документ уже изучается экономистами, юристами, а также специалистами по антикризисному управлению. И каждый оценивает перспективы применения положений Закона, исходя из своего опыта и специфики работы. 

Так хорош или плох новый Закон, рассуждает старший юрист юридической фирмы «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий».

Уже можно ознакомиться с большим числом выказанных мнений по обновленному законодательству.

И складывается впечатление, что менее всего уделяется пока внимание самому главному вопросу – решил ли Закон задачу  дальнейшего развития банкротства как экономического института.

Почему это важно? Потому что при упоминании о банкротстве естественно воспринимается  констатация факта, что в нем право и экономика очень тесно связаны.

Прежний закон действовал с 2001 года, новый – с 2013 года. За двенадцать лет экономика развилась стремительно, все ее институты должны соответствовать новым требованиям,  и банкротство – не исключение.

Дает ли Закон основания утверждать, что он полностью соответствует новым требованиям?

Ответ содержится в самом Законе, если проанализировать его положения.

Задачи нового Закона

Закон должен решить ряд плохо совмещаемых задач.

Во-первых, закрепить традиционные правила.  Эту задачу Закон выполнил, поскольку в нем сохранилась фактически прежняя структура и круг регулируемых отношений. Общие подходы изменились мало.

Во-вторых — он не должен противоречить особенностям белорусской экономической модели. Задача соответствия Закона социальной составляющей белорусской экономики также решена, поскольку защищены интересы «особенных» должников.

{quote-1}

Защищены интересы и градообразующих организаций.

А вот третью задачу - скорректировать формы, способы и методы правового регулирования банкротства в соответствии с современными требованиями, на мой взгляд, еще предстоит решать путем внесения изменений в Закон. Потому что потребуется изменить подходы к защите «особенных» должников.

И причина проста – если субъект хозяйствования защищен от применения процедур банкротства, он перестает воспринимать адекватно сигналы рынка. Как следствие, снижает эффективность в своей деятельности. А это уже порождает угрозу проиграть конкурентам на глобальных рынках. Государство осознанно идет на применение мер по оказанию таким должникам поддержки в различных видах, но объем возможных неинфляционных вливаний в неэффективные организации всегда конечен. Средств поддержки будет не хватать, следовательно, есть риск получить стагнирующее производство. Соответственно, работа «особенного» должника в затухающем режиме не позволит ему надлежащим образом достигать ни экономических, ни социальных, ни, тем более, стратегических целей в деятельности.

 Поэтому и потребуется дальнейшее изменение Закона с целью дать защиту «особенным» должникам не путем прямого запрета, а с использованием иных механизмов. Но это – дело будущего, а пока отметим интересные с правовой точки зрения новшества Закона.

Уместная детализация

К позитивным моментам Закона можно отнести то, что в статье 1 дан перечень используемых понятий, и он существенно расширен, по сравнению с действующим законом.

Слово «управляющий» - один из самых часто используемых в Законе терминов. Все управляющие должны иметь аттестат. Как и ранее, управляющими в отношении градообразующей или приравненной к ней организации, государственной организации, а также юридического лица или ИП, имеющих государственные и (или) международные заказы, могут являться лица, осуществляющие деятельность на основании аккредитации. Аккредитованных управляющих иначе иногда еще называют «государственными».

Регулирование деятельности управляющих также потребует изменений по той причине, что пока  сфера антикризисного управления модернизируется неспешно.

Антикризисный управляющий – это совсем не ликвидатор

{quote-2}

Однако не случайно в законодательстве самых разных стран закреплено, что антикризисные меры применяет к должнику управляющий. То есть, предполагается, что он будет осуществлять меры по руководству деятельностью должника для вывода его из кризиса и погашения задолженностей. В ряде стран управляющие вообще называются санаторами, то есть лицами, от которых ждут оздоровления должника, сохранения бизнеса, что способствует поддержанию важных макроэкономических пропорций.

Особенно актуально это для крупных должников, обеспечивающих решение социальных задач государства. Сам по себе охранительный «запрет на банкротство» никак не обеспечивает автоматически выход должника из кризиса. Требуется применение самых современных управленческих мер. Приходит время говорить об инновационных аспектах антикризисного управления.

Практика подтверждает, что, если горизонт видения проблем менеджером весьма узкий, он не умеет (не хочет, избегает из-за страха допустить ошибку или недостаточной мотивированности) подходить к решению поставленных задач системно, комплексно, то, следовательно, предложенный им вариант достижения поставленных целей будет, в лучшем случае, обеспечивать тактический результат.

Любая организация должна оперативно находить свою нишу на рынке и уметь успешно коммерциализировать инновации. Пока такими знаниями обладают немногие руководители, не говоря об антикризисных управляющих. Стоит задача совершенствовать систему их подготовки, чтобы специалисты по антикризисному управлению могли получать актуальные и востребованные практикой знания. Без этого цели закона в полной мере достигнуты не будут.

Досудебное оздоровление - на новых принципах

Законодательством предусмотрен широкий комплекс мер, направленный на преодоление кризиса в деятельности предприятий, полностью или частично принадлежащих государству. В рамках досудебного оздоровления применяются, по сути, антикризисные бизнес-меры, которые реализуются руководителями предприятий под контролем комиссий по предупреждению несостоятельности, создаваемых при областных исполнительных комитетах, райисполкомах, министерствах и концернах. Комиссии анализируют результаты деятельности подведомственных предприятий для решения вопросов преодоления выявленных неблагоприятных тенденций. Без включения в план досудебного оздоровления реальных мер (исполнение которых приведет к превосходству над конкурентами), предприятие, оказавшееся в кризисном положении, не имеет практически шансов на развитие в будущем. Следовательно, большое значение имеют новаторские идеи.

{quote-3}

И при обучении антикризисных управляющих должен быть раскрыт механизм разработки, внедрения и коммерческого использования инноваций. Особый акцент следует сделать на изучении правовых основ интеллектуальной собственности, применении информационных технологий. Это тоже направления совершенствования законодательства.

Интеграция как дополнительный импульс к изменению законодательства о банкротстве

Беларусь является участницей экономических межгосударственных союзов, что предусматривает унификацию законодательства, в т.ч. в сфере экономической несостоятельности. Поэтому нелишним будет познакомиться с законодательством о банкротстве в России, где уделяется большое значение вопросам работы саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. Их деятельность строится на несколько иных принципах, чем у нас. В частности, именно саморегулируемые организации вырабатывают правила деятельности управляющих, осуществляют контроль и т.п. Еще одно существенное отличие — в российском законе предусмотрено банкротство физических лиц. Правда, эта норма пока имеет формальный характер, поскольку требуется отдельный закон, регулирующий вопросы банкротства граждан, который может быть принят в 2013 г. Есть также необходимость урегулировать вопросы трансграничного банкротства.

Можно предположить, что в этих направлениях будет совершенствоваться и наше законодательство.



Теги: законодательство, бизнес, Беларусь, банкротство
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю