USDКурс снизился 1.9746
EURКурс вырос 2.1262
| 19 сентября 2013

Многоликое рейдерство

Недружественное поглощение бизнеса, а, проще говоря, рейдерство имеет историю в несколько сот лет. Но масштабным явлением на европейском континенте оно стало лишь в 90-х годах прошлого века.

- Рейдерский захват – это необязательно захват предприятия в самом прямом смысле этого слова, – говорит адвокат Галина Дребезова. – Рейдерским захватом является и стремление убить его, как конкурента. Приведу конкретный пример. Физическое лицо заказывает в маленькой компании окна на сумму 160 миллионов рублей, которые изготавливаются не вовремя. Заказчик обращается в суд, и, в рамках закона о защите прав потребителей, тот принимает решение: поскольку нарушены сроки исполнения договора, компания обязана возвратить деньги заказчику, а он вернуть ей окна. Однако потребитель снова обращается в суд, но уже с заявлением о банкротстве фирмы! И антикризисный управляющий принимает его требования, но при этом не требует вернуть окна! То есть, получается, что  управляющий фактически ставит должника – маленькую фирму – в положение банкрота.

- А почему он это сделал? По недомыслию?

- Не думаю: все управляющие, как правило, хорошо подготовлены. Судя по всему, это была игра в пользу конкурентов. Я ориентируюсь по сумме: если общая сумма кредиторской задолженности у фирмы – 200 миллионов, и из них 160 сумма задолженности за окна, которые должны быть возвращены должнику, то другого вывода просто быть не может. В этом случае вообще сложилась уникальная ситуация: управляющий обратился в суд с иском о субсидиарной ответственности, то есть, оставив потребителю окна, потребовал еще и взыскать в его пользу деньги!

Итак, рейдерский захват бизнеса может происходить в процессе банкротства с помощью антикризисных управляющих. Более того, принудительное банкротство, широко распространенное на постсоветском пространстве, служит одним из основных инструментов недружественного поглощения. Некоторое время назад белорусские СМИ рассказывали об истории ООО «BST-Ltd», в отношении которого, на основании заявлений ненадлежащих кредиторов, было возбуждено дело о банкротстве. И компания действительно стала банкротом, находясь в процедуре санации, однако антикризисный управляющий никакой ответственности за это не понес.

- Банкротство ООО «BST-Ltd» – это хрестоматийный пример, просто классика захвата! Были возбуждены уголовные дела, но почему-то не в отношении лиц, имеющих право принимать решения, а в отношении «стрелочников». Управляющего же освободили от ответственности, на мой взгляд, по двум причинам. Во-первых, в суде над персоналиями, имеющими право принимать решения, не были заинтересованы влиятельные лица, поскольку те могли раскрыть всю схему и назвать участников, а во-вторых, сказалась недостаточная подготовка сотрудников правоохранительных органов, которые очень слабо разбираются в процедуре банкротства, и поэтому дело не было доведено до логического конца.

Симптомы

- А можно ли определить заранее, что готовится рейдерский захват через процедуру банкротства?  

- Можно. Серьезный рост дебиторской и кредиторской задолженностей, – это уже один из признаков возможного рейдерского захвата. Особенно опасен он в рамках процедуры банкротства, а именно санации. Например, антикризисный управляющий в процессе санации ООО «BST-Ltd» включил в реестр требования ненадлежащих кредиторов на сумму, превысившую 700 тысяч долларов США, что составило 60% от общей суммы кредиторской задолженности. И это не единственный случай, когда в период процедуры банкротства управляющий подобным образом создает или увеличивает дебиторскую задолженность, взыскание которой либо нереально, либо срок ее погашения превышает установленный.

- И часто это происходит?

- Фактически на всех предприятиях, находящихся в процедуре санации, происходит рост дебиторской и кредиторской задолженностей, и это может оказаться очень опасным, поскольку управляющие во многих случаях не принимают никаких мер к их взысканию! Да и в суд они нередко предъявляют иски о взыскании дебиторской задолженности, не подтвердив документально ее наличие. Недавно одна из моих коллег выиграла дело у управляющего, который предъявил иск, заведомо зная, что тот необоснован. То есть антикризисное управление – достаточно коррумпированная отрасль, и коррумпированность ее стала возможной из-за отсутствия контроля за работой управляющих. Из-за этого очень трудно привлечь их к ответственности.

- Неужели на них не заводят уголовных дел?

- Ну, почему же, заводят! До сих пор находится в розыске антикризисный управляющий, который вел дело о банкротстве Бобруйского завода виноградных вин и отписывал весь товар на свою компанию. Своими действиями он нанес ущерб предприятию почти на миллиард рублей, а в 2004-2005 годах это была очень серьезная сумма! Компания закрылась, управляющий до сих пор в бегах. В отношении него возбудили уголовное дело, но что толку?

- Какие еще действия управляющих должны насторожить кредиторов во время процедуры банкротства? 

 - Если для подготовки проекта плана санации управляющий привлекает специалистов, труд которых хорошо оплачивается, – кредиторы непременно должны обратить на это внимание! Ведь именно управляющий решает, возможна ли санация, и принимает самое деятельное участие в подготовке плана ее проведения, поскольку обладает необходимой для этого подготовкой. План должен быть реальным, обоснованным и подтвержденным документально. Однако на практике бывает иначе. Приведу пример одного из нынешних брестских дел. Предприятие находится в процедуре банкротства, и управляющий готовит план санации, который проходит экспертизу. Эксперт выносит вердикт, что он обоснован. Но в реальности-то никакого плана нет, и за это время просто «вымываются» деньги на фирмы, которые тоже уходят в процедуру банкротства! Я не знаю, ушло ли предприятие в процедуру ликвидации или все еще находится в санации, но мне достоверно известно, что в процедуре санации долги его выросли более, чем на пять миллиардов. Причем, долги безнадежные.

- То есть кредиторы должны контролировать каждое действие управляющего?

- По крайней мере, им следует насторожиться, если управляющий продает имущество предприятия не на торгах и по ценам, которые ниже оценки его стоимости, не получив на это согласия суда и кредиторов. А также, если управляющий без согласования с кредиторами увеличивает расходы должника на выплату заработной платы привлеченным работникам, на аренду офиса и так далее. Потому что подобные расходы порой превышают сумму кредиторской задолженности и стоимость имущества предприятия. То есть, как только идет отступление от закона – сразу же возникают условия для возможных рейдерских захватов!

Рейдерство и закон

Казалось бы, чего проще: если криминальные действия становятся явлением, государство принимает соответствующие законы, не допускающие их, и проблема решена! Но беда в том, что понятия «рейдерство» и «закон» не очень сочетаются между собой, причем не только у нас. В соседней Украине за последние семь лет нападению рейдеров подверглись 20 тысяч компаний, однако термина "рейдерство" в украинском законодательстве нет, а рейдерские атаки в уголовном производстве квалифицируются как хулиганство, мошенничество и подделка документов. И если ежегодный объем рынка поглощений и слияний составляет в Украине три миллиарда долларов, то 70% этой суммы приходится на недружественное поглощение.

И все же украинцы пытаются противостоять ему: возобновила работу комиссия по защите инвесторов и противодействию незаконному поглощению и захвату предприятий, хотя деятельность ее затруднена тем, что уменьшать стоимость активов, и даже сводить ее к нулю рискуют прежде всего те, у кого есть доступ к административному ресурсу. Но эта особенность характерна для всего постсоветского пространства, поэтому многие дела так и не доводятся до «логического конца». А ведь атакам рейдеров подвергается не только отечественный бизнес, но и иностранные инвесторы! То есть искоренение рейдерства улучшает позиции любой страны в мировых финансовых рейтингах и обеспечивает приток инвестиций. И поэтому украинцы рассматривают вопросы законодательного определения понятия «рейдерство» и собираются установить уголовную ответственность не только за участие в нем, но и за содействие ему.

- Мы участвовали в подготовке нового закона о банкротстве, и часть наших предложений в сфере коррупции была включена в него. Ведь коррупция и рейдерство – звенья одной цепи, и поэтому борьба с рейдерством – это борьба с коррупцией.

- То есть новый закон ставит барьеры на пути рейдерским действиям управляющих?

- Ряд его норм препятствует совершению коррупционных правонарушений и, соответственно, рейдерских захватов. Но, с другой стороны, мы считаем коррупционной составляющей назначение антикризисных управляющих судом. То есть мы не против того, что судья выбирает управляющего из трех кандидатур, но ведь за дальнейшие действия выбранной кандидатуры он никакой ответственности не несет! А так быть не должно: если доверил человеку важный участок работы, то, будь добр, отвечай за все его действия!    

- Но как это сделать на практике?

- В Германии при назначении управляющего страхуется и деятельность управляющего, и деятельность судьи. И поэтому судья назначает только того управляющего, которого хорошо знает и которому доверяет. Причем процедура, в соответствии с которой немецкое законодательство предусматривает ответственность суда, существует уже 150 лет и полностью себя оправдывает. У нас же контроль за деятельностью управляющего осуществляет только Департамент по санации и банкротству, хотя контроль суда тоже необходим, потому что должна быть защита и у должника, и у добропорядочных кредиторов.

- Допустим, отсутствие надлежащего контроля за деятельностью антикризисных управляющих может подтолкнуть их к нарушению закона. Но почему не служит противовесом этому убежденность в том, что честным быть просто выгодно?

- Дело в том, что управляющие зачастую лишены возможности заработать деньги законным путем, несмотря на право, предоставленное им государством, и поэтому некоторые из них идут на нарушение закона. В своем  Постановлении правительство постаралось исключить коррупционную составляющую при назначении им вознаграждения, то есть управляющему начисляется одна базовая величина в день, плюс дополнительное вознаграждение не более чем за четыре квартала, которое назначается по решению собрания комитета кредиторов. А затем по итогам дела делается расчет, который проверяется Департаментом по санации и банкротству и назначается судом. Но беда в том, что суды не соблюдают закон и определяют сумму вознаграждения управляющим по своему усмотрению, а на чем оно основывается, – понять невозможно. И как бы не старался управляющий дороже продать имущество, чтобы максимально погасить требования кредиторов, суд зачастую отказывает ему в заработанной сумме.  

Как избежать захвата?

- Могут ли владельцы предприятий избежать преднамеренного банкротства, и, соответственно, рейдерского захвата?

- Могут, тут главное – постоянный контроль за деятельностью руководителя предприятия, а в случае возбуждения процедуры банкротства, – за деятельностью управляющего, который должен действовать исключительно в интересах предприятия. Если растет дебиторская задолженность, притом значительно, – надо сразу же проверять, кто является дебитором? Если увеличивается кредиторская задолженность, – необходимо выяснить: почему она увеличилась? Отчего растут текущие платежи? А лучше всего требовать информацию о движении средств по счету, наличии дебиторской и кредиторской задолженностей ежемесячно. Кредиторы должны ставить вопрос перед судом о вынесении определения, обязывающего управляющего предоставлять в суд все документы по формированию реестра кредиторов, по движению средств по счету, взысканию дебиторской и вновь созданной кредиторской задолженности. Это позволит привлечь его в случае необходимости к ответственности.

Послесловие…

На постс оветском пространстве рейдерство имеет свои, отличительные черты, о которых предпринимателям желательно знать. Например, владельца акционерного общества могут вынудить добровольно продать свои акции, или же, используя подкуп, шантаж и угрозы, заставить собрание акционеров принять решение дополнительно выпустить акции, которые приобретает рейдер. Нередко подкупается директор компании, который выводит из нее активы, или же собрание акционеров без кворума решает назначить новое руководство и выпустить дополнительно акции, после чего контрольный пакет переходит к рейдеру. Подделываются долговые обязательства и предъявляются в суд для получения решения о взыскании, подкупается руководство, которое доводит компанию до банкротства, и так далее. 

Чтобы всего этого не произошло, есть общие правила, которых следует придерживаться, чтобы усложнить возможный захват предприятия. Генеральный директор должен иметь четкую схему управления предприятием, регулярно проверять состояние документов о регистрации и поддерживать постоянную связь с местными регистрирующими органами. Собственность должна быть прозрачна, капитализация предприятия – адекватна. Юридический и фактический адреса компании должны совпадать, а если используются несколько адресов, то регистрирующий орган обязан высылать расписку на регистрацию по обоим адресам. Это – необходимый минимум, который непременно должно соблюдать руководство предприятий.



Теги: рейдерство, бизнес, правонарушения, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю