USDКурс вырос 1.9789
EURКурс вырос 2.122
Василий Иванов | 18 января 2011

Рынок готового бизнеса как зеркало белорусских реалий

Мировой рынок готового бизнеса, или же, как его принято называть на Западе, рынок M&A (слияний и поглощений), считается одним из наиболее интеллектуальных видов предпринимательской деятельности, а профессия «бизнес-брокер» - наряду с такими профессиями, как «адвокат», «банковский служащий», «финансовый консультант», - уважаемой, доходной и престижной. В этом контексте наш отечественный рынок готового бизнеса можно считать зеркалом, отражающим степень развитости (или неразвитости, как кому нравится) в Беларуси рыночных отношений и предпринимательского сообщества.


История рынка готового бизнеса в Беларуси начинается с начала 21-го века, когда состоялись первые сделки. Точной статистики нет, однако, в докризисный период (2006-2008 г.г.), по различным оценкам, в стране проходило порядка 350-400 сделок в год. Наиболее популярными были объекты малого и среднего бизнеса – парикмахерские, солярии, салоны красоты, кафе, СТО, автомойки, на долю которых приходилось до 80% всего объема сделок купли-продажи. Гораздо реже продавались капитальные объекты – рестораны, заводы и т.д. Причем в предкризисный 2008 год ситуация была такова, что спрос на объекты малого готового бизнеса в 2,5-3 раза превышал предложение. Кризис резко, если не кардинально, изменил ситуацию на рынке, который сейчас – в состоянии летаргического сна. На одного реального покупателя приходится порядка 15-17 продавцов, причем те объекты малого бизнеса, которые так пользовались спросом в докризисный период, сейчас являются наиболее неликвидными.

Если говорить о специфике этого сегмента рынка сегодня, то отчетливо просматриваются его следующие характерные особенности.

Во-первых, неструктурированность рынка и полное отсутствие конкуренции. За время своего развития белорусский рынок готового бизнеса так и не вышел из младенческого состояния. До сих пор большинство сделок совершается в г. Минске, относительно редки сделки в областных центрах, и единичными эпизодами является купля-продажа готового бизнеса на периферии. В настоящее время насчитывается не более 5 бизнес-структур, которые регулярно либо эпизодически работают на этом рынке без какой-либо отраслевой специализации, причем отнюдь не являясь конкурентами. Более того, не будет большим преувеличением сказать, что сегодня  этот рынок держится на конкретных людях, наработавших определенный опыт сопровождения сделок с объектами готового бизнеса;

Во-вторых, неразвитая институциональная среда – т.е. система формальных и неформальных «правил игры» на рынке. Сегодня в Беларуси нет специального законодательства, регулирующего порядок проведения сделок купли-продажи объектов готового бизнеса, определяющего требования как к продавцу и покупателю, так и к бизнес-брокеру. Поэтому приходится ориентироваться как на нормы Гражданского кодекса РБ, так  и на свой здравый смысл. Не сложилась также и общепринятая практика подготовки и проведения сделок, формирования продажной цены, порядок оплаты дополнительных и посреднических услуг.

В-третьих, неразвитая культура ведения бизнеса. В западной, да и в российской практике сделок M&A (слияний и поглощений), как правило, добросовестный продавец проводит предпродажную подготовку бизнеса, включающую аудит всех видов и оценку бизнеса. Именно в этом случае формируется некая относительно адекватная стоимость продаваемого бизнеса. У нас такая практика - скорее исключение, нежели правило, ибо продавец психологически не готов оплачивать такие услуги,  поэтому бизнес-брокер берется сопровождать сделку в том случае, если продажная стоимость бизнеса примерно соответствует  рыночной цене объектов-аналогов. Кроме того, достаточно часто, если не сказать больше, готовый бизнес выставляется на продажу отнюдь не на пике своей доходности, к тому же, зачастую еще и будучи обремененным определенными проблемами. В этом - ключевой риск, как для покупателя, так и для бизнес-брокера, как добросовестного посредника:  не всегда ясно, насколько бизнес «чист и прозрачен»…Сюда же добавляется и правовая неосведомленность, и наличие специфической психологии у немалой части представителей нашего малого бизнеса.

Приведу ряд примеров, иллюстрирующих специфику работы на этом рынке.

Пример первый

За 2,5 года работы мне довелось столкнуться примерно с полусотней индивидуальных предпринимателей (ИП), возжаждавших продать свой бизнес, как правило, парикмахерскую, солярий или свадебный салон. При этом  абсолютное большинство таких «объектов» размещалось в квартирах – собственных или съемных. На мои доводы, что ИП как организационно-правовая форма бизнеса продаже не подлежит, продавцы сильно удивлялись, а кое-кто и возмущался моей несговорчивостью…

Пример второй

В апреле 2008 г. ко мне обратился владелец ЧУП, занятый оптово-розничной торговлей продовольствием. Он вел бизнес в крупном райцентре Гродненской области. В качестве основных активов выступали продовольственный магазин и земельный участок, расположенный в центре микрорайона с населением 8 тыс. жителей. Заявленная продажная цена составила 160 тыс. долларов. В ходе изучения данного объекта было рекомендовано установить цену в 120 тыс. долларов с возможностью ее некоторого снижения. Отнюдь не сразу, но продавец согласился. Была найдена российская компания, заинтересованная в развитии ритейла в Гродненской области. Предусматривалось, что на земельном участке будет построен двухэтажный торговый центр. В процессе переговоров определилась окончательная цена – 110 тыс. долларов США, и схема инвестирования, которая предусматривала реорганизацию ЧУП в ООО и введение инвестора в состав учредителей с последующим выкупом доли владельца ЧУП. В итоге сделка состоялась. Однако в ноябре 2009 г. к нам обратилась российская компания – новый владелец приобретенных активов. В связи с кризисом, она сворачивала свою деятельность в Беларуси и была готова продать свое приобретение всего за 40-50 тыс. долларов. От сопровождения этой сделки мы отказались по вполне понятным причинам…

Пример третий

В феврале 2009 г. к нам обратился один из совладельцев элитного фитнесс-центра, расположенного на арендованных площадях в г. Минске, с предложением найти покупателя на его бизнес. Заявленная стоимость составляла 150 тыс. долларов США, причем продавец готов был «подвинуться» до 120 тыс. долларов. На мой вопрос, как сформирована цена, мне было сказано, что цена включает стоимость приобретения нового оборудования + стоимость ремонта помещения + минимальная прибыль учредителям. На тот период рыночная ситуация складывалась так, что реально этот объект можно было попытаться продать примерно за 50-70 тыс. долларов. Мое предложение принципиально не устроило продавца, и наше сотрудничество не состоялось. Через полгода, достаточно случайно, мне стало известно, что  фитнесс-центр был продан за 35 тыс. долларов...

Дмитрий Крупский, руководитель проекта «Виртуальная интеллектуальная биржа коммерческих идей  и проектов»,
директор портала VIB.BY                                                                                                                            
 



Теги: Дмитрий Крупский, сделки слияния и поглощения, Конкуренция, неструктурированность рынка
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю