Мария Мелёхина | 02 ноября 2015

Хозяйка самой крупной в СНГ студии по пошиву обуви Марина Шалимо: «Я никогда не поверю, что где-то на сайтах или в стоках можно купить настоящую обувь PRADA за три копейки»

Bel.biz побывал в гостях у хозяйки дизайн-студии по индивидуальному пошиву обуви «Сутория» Марины Шалимо, которая вот уже 20 лет занимается обувным бизнесом в Беларуси. Как начинался ее путь от советского наследия до крупнейшей компании по индивидуальному пошиву на территории СНГ, почему белорусские обувные фабрики не могут «дарить» обувь на распродажах по $20, и почему, несмотря на любовь к стразам и леопардовым лосинам, белорусские женщины имеют больше вкуса, чем немки? За этими и другими ответами мы отправились в первый и пока единственный магазин Studio Sutoria в Минске.

«Это наш первый магазин, но сейчас идут переговоры по открытию подобных торговых точек в Киеве и Риге. Мы шьем обувь по индивидуальному заказу, а также эксклюзивную обувь премиум-класса партиями не более 7 пар в каждой. Средняя стоимость одной пары составляет $200-250», - говорит Марина Шалимо, встречая нас на пороге магазина.

- Как вы начали свой бизнес, как пришли в эту сферу?

- Заниматься обувью, конечно, с детства я не мечтала. Мама у меня юрист, а папа офицер, поэтому, как минимум, я хотела быть юристом. По окончании школы я просто устала от бесконечных переездов, так как вслед за отцом приходилось постоянно переезжать. В то время мы как раз переехали в Украину, где я поступила в Хмельницкий технологический институт бытового обслуживания по специальности «Технология и конструирование изделий из кожи». Этот выбор определил всю мою дальнейшую судьбу.

На четвертом курсе я поехала отдыхать на море, где познакомилась со своим будущим мужем. Он оказался минчанином, поэтому вслед за мужем вскоре я переехала в Минск. По распределению устроилась в НПО «Труд», а ныне это сеть мастерских «Ялина». Сначала была заведующей мастерскими по ремонту обуви, а в 23 года стала заведующей ателье. Оттуда я ушла в декрет, а на мое место пришел зять директора. После декрета мне намекнули, что назад дороги нет, а это были 90-е годы, у меня был ребенок на руках, нужно было как-то выживать. Я подумала, взяла деньги в долг и открыла дизайн-студию «Сутория». Я рассказываю все легко, но моя история успеха отнюдь не сказочная.

Это были 90-е годы, поэтому стратегии развития бизнеса у меня никакой не было и быть не могло: тогда ломалась система, никто не знал что делать, и мы все начинали жить и работать по-новому, на ощупь. Мне в какой-то степени повезло, так как в институте нас учили делать хорошую обувь по итальянской методике моделирования. Качественную современную обувь премиум-класса не делал никто – мы стали первыми и благополучно заняли эту нишу рынка. Спрос был бешеный.

- То есть вы стали пользоваться бешеным спросом на рынке без рекламы, маркетинга и прочей «раскрутки»?

- Именно так. Еще до того, как «Сутория» начала заниматься индивидуальным пошивом, мы выставили стенд  в магазине «LeGrand» по улице Могилевской.  Обувь моментально разметали с прилавков, несмотря на ее высокую стоимость. Поймите, что раньше интернета не было, его функцию выполняло сарафанное радио. И если ты работал хорошо, делал качественный продукт, то клиенты были всегда. И большинство людей, которые покупали нашу обувь – это были люди не с улицы, а люди, которые пришли по рекомендации знакомых. В основном это были женщины со средним или выше среднего достатком - жены чиновников и бизнесменов, которые хотели красиво одеваться. В те времена еще не было моды выезжать за границу за покупками. Вот такой был PR и маркетинг.

- Неужели в 90-е годы в Минске был такой большой пласт людей с высоким уровнем доходов? Я думала, что все эти сумасшедшие деньги были в Москве, Питере, других крупных городах…

- Минск это тоже не минуло. Был большой пласт людей, которым сумасшедшие деньги доставались легко, и они их также легко тратили. Это сейчас деньги зарабатывать трудно: каждый уважающий себя бизнесмен два раза подумает, прежде чем что-то купить. Тогда были другие времена, лихие. Конечно, у нас не образовалась та прослойка олигархов, которая сейчас есть в России, тем не менее, люди с деньгами в 90-е годы у нас были. Причем эти люди были ближе к власти, нежели к бизнесу, ведь нефти в Беларуси нет.

- Вы в кризис открыли магазин обуви в Минске, а сейчас планируете еще открытие магазинов в Киеве и Риге. Вас не смущают сложные экономические реалии?

- Кризис меня не смущает, так как своего клиента «Сутория» найдет всегда. Мы делаем всего 150 пар обуви в месяц, и это не тот объем, который нельзя продать. Делая ставку на уникальность, мы никогда не производим более 7 пар обуви одного вида. Я считаю, что это большое конкурентное преимущество, которое уже по достоинству оценили российские дизайнеры. Например, заказ на 60 пар обуви для одного показа в Париже итальянские компании шить не будут – это не те объемы, которые им интересны, а мы берем такие заказы.  

Кризис меня не страшит, наоборот, он придает сил, чтобы делать что-то новое, выходить на новые рынки. Да и именно благодаря кризису сейчас появилась возможность купить оборудование по более приятным ценам. Европейские поставщики стали более сговорчивыми, появились отсрочки платежей, а цены на оборудование в Европе упали на 30-50%. Самое время для модернизации и расширения производства.

- Сколько стоит открыть свой магазин в Минске? Возникли ли сложности при его открытии?

- Магазин обошелся примерно в 10 тысяч долларов, а его наполнение - в 20 тысяч долларов. Надеюсь, он окупится в течение года. Сложностей при его открытии у меня никаких не возникло. Я уже 20 лет работаю в этом умирающем на белорусских просторах бизнесе, поэтому открыть магазин для меня – это вообще не сложно. Ритейл по сравнению с производством – «семечки», главное, чтобы было что продавать.

- Как вы вышли на международный рынок?

- Конечно, первым зарубежным рынком стала Россия. Мы стали шить обувь по заказу российских киностудий. Сотрудничество было очень плодотворным, было даже два каких-то голливудских проекта. Например, мы шили обувь для таких фильмов, как «Стиляги», «Брестская крепость», «Легенда №17», «Уланская баллада», «Оттепель», «Американка» и многих других. С киностудиями сотрудничаем порядка 18 лет, а в год отшиваем обувь примерно для семи кинопроектов.

Также мы вышли на российской рынок модной индустрии. До этого уже работали с такими белорусскими дизайнерами, как Ольга Самощенко, Елена Цокаленко, Иван Айплатов, поэтому выйти на российский рынок было не особо сложно. Еще мы разрабатываем дизайн для итальянских марок обуви. Отмечу, что поставщики комплектующих у нас такие же, как у PRADA или Сhristian Louboutin – в СНГ мы единственные, кто имеет такую возможность.

Вообще открытие магазина в Минске – это большой эксперимент. Я должна понять, сколько составляет доходность с метра полки, какие модели продаются больше, какие меньше. Затем «Сутория» начнет более уверенно завоевывать европейские рынки. На европейских рынках проще закрепиться, нежели на отечественном, так как там меньше брендозависимости у людей. Европейцам плевать PRADA ты или не PRADA, главное, чтобы ты делал хороший продукт, а у белорусов и россиян другая логика. По крайней мере, мы всегда стараемся ориентироваться на рынок, следовать последним трендам, а также учитывать мнение людей в социальных сетях.

- Какие проблемы сегодня существуют в обувной отрасли страны?

- В отрасли проблем нет, но есть проблемы на отдельно взятых предприятиях. Успешность бизнеса во многом зависит от профессионализма его руководства, а также грамотной кадровой политики: везде есть лузеры, и есть победители. Когда кто-то начинает жаловаться на кризис или какие-то там сложные условия – это все попытки оправдать собственные ошибки в управлении. Если руководитель перекладывает с себя ответственность на обстоятельства, то такого руководителя нужно срочно убирать с должности. Отрасль и бизнес здесь не причем - все дело в людях. Если говорить про налоги или что кто-то сверху кого-то давит – все это чушь. Никто никого не давит. Относительно налогов, то когда мы пытались зайти на австрийский рынок, так вот там, скажу я вам…. В общем, Беларусь нам показалась раем. Все относительно, и нужно уметь использовать то, что имеешь, а не бесконечно жаловаться.

- Как вы думаете, почему белорусская обувь стоит таких страшных денег, причем ее дизайн оставляет желать лучшего? Почему у нас никогда не бывает европейских распродаж, на которых качественную кожаную обувь можно купить за $20?

- Потому что в Европе совершенно другое ценообразование на обувь. Наши предприятия ограничены торговой наценкой в 30%, они просто не имеют права сделать эту наценку выше. В Европе же предприятия могу делать любую наценку. Например, «свежие» коллекции  продаются с наценкой в сотни процентов и окупаются в первые дни продаж, поэтому  вся оставшаяся обувь фактически «раздаривается» на распродажах по $20. Некоторые известные бренды, например PRADA, не участвуют  на распродажах, а сжигают остатки. Поэтому я никогда не поверю в рассказы, что где-то на сайтах или в стоках можно купить настоящую обувь PRADA за три копейки – это чушь. Вы покупаете подделки.

Относительно обуви белорусских предприятий, перед ними ставят непосильные и противоречивые задачи: сделать натуральную, качественную, модную и дешевую обувь, которая бы нравилась всем слоям населения. Это не возможно. Я хорошо отношусь к своим коллегам, но у нас действительно сложные условия хозяйствования для таких гигантов. В Европе, например, нет больших обувных фабрик – там небольшие производства. Они более гибкие, маневренные, им проще подстраиваться под переменчивые веяния моды и рынка. Нам хорошо бы перенять европейский опыт, ведь обувной бизнес – это как раз тот вид деятельности, где особенно в кризис проще выжить маленьким, но маневренным предприятиям, нежели неповоротливым гигантам.

Поэтому, какие могут быть скидки с наценкой в 30%? Не более 30 процентов. Или наши предприятия не просто уйдут в минус, а станут банкротами.

- Отличаются ли вкусовые предпочтения белорусов, россиян и европейцев? Есть ли национальные тренды в моде?

- Глобализация набирает обороты, поэтому разительных отличий модных трендов вы практически не найдете. Недавно в Беларуси проходили дни итальянской моды, что очень радует, так как белорусы смогли понять, что в Италии мода тоже есть не всегда. В Италии мода живет в Риме и Милане, а в глубинке люди носят удобную и практичную одежду и обувь. 90% белорусов мода также не нужна - им нужна качественная, удобная современная одежда. И если говорить про большие белорусские фабрики, то их не надо загонять в понятие моды, они просто должны делать хорошую качественную, современную и доступную обувь и одежду. Ну не будут Чижовка и Шабаны носить последние «писки», как и «Белвест» не сможет каждый сезон шить обувь, недавно сошедшую с подиума в Милане. Дайте людям просто современную и качественную обувь, и они будут благодарны. Более того, даже если «Белвест» начнет гоняться за модой, а люди массово скупать эту обувь, то она тут же перестанет быть модной и превратится в обычную. Мода – понятие неуловимое, можно сказать, это вишенка на торте, которую могут себе позволить только сливки. А мы мешаем суп с кофе и хотим, чтобы это было вкусно.

- Так может это как раз и есть наше отличие, особенность менталитета? Наши женщины, знаете, любят все яркое: леопардовые колготы, больше страз…

- Нет, просто часто наши женщины становятся брендозависимыми, когда дорываются до денег. Если нацепить на себя все брендовое – это еще не значит, что у человека появится вкус. К слову, если говорить про большинство, то у белорусок вкус все-таки есть в отличие, например, от немок. И это несмотря на то, что нам нравится мода-праздник со стразами, а не сдержанный европейский стиль. Историк моды Александр Васильев говорит, что тяга русского человека ко всему блестящему обусловлена суровым климатом и недостатком солнечного света. Мы просто стремимся сделать ярче нашу жизнь, в этом нет ничего плохого.

- Вас раздражает отсутствие вкуса у людей?

- Нисколько, я к этому отношусь всегда спокойно. Это личный выбор каждого человека, он так самовыражается. Я даже люблю фриков, меня веселят бородатые мальчики в наколках и женщины неидеальных форм в лосинах. Это личная философия человека, которую, возможно, он со временем перерастает. Мы не имеем права в это вмешиваться.

- А если вам заказывают туфли и говорят: «Вот все хорошо, но как-то бледновато. Сделайте больше страз». При этом вы понимаете, что это абсолютная пошлость, которая выйдет под вашим брендом. Вы будете делать такие туфли или откажете клиенту?

- Раньше мы принимали такие заказы, но сейчас отходим от этого, так как стали позиционировать себя не как студию индивидуального пошива, а как дизайнерскую студию, бренд. Но к клиентам мы относимся лояльно, стараемся никого не обидеть. Порой приходится очень мягко объяснять человеку, что это совсем не модно. Как правило, люди доверяют нашему вкусу.

- И последний вопрос: как правильно подобрать и выбрать обувь?

- Качественную обувь от некачественной легко определить по весу. Если обувь, как говорят наши мамы и бабушки «легенькая», то это значит, что в нее просто чего-то не доложили (смеется). В качественной обуви порядка 40 наименований комплектующих, и все они имеют вес. Если обувь «мягонькая», значит она из искусственных материалов, а если дешевая, то, как правило, низкого качества, если, конечно, вы не купили эту пару на распродаже в Милане. Девушкам со стройными ногами подойдут практически все модели обуви. Если у вас полные икры, то лучше избегать прямого каблука – он должен быть немного изогнут. Также в этом случае лучше выбрать обувь с круглыми носами. Полным нужно сторониться прямого сапога без молнии, так как женщина в такой обуви будет напоминать солдата Швейка, а не женщину.  Но самое главное – это уметь сочетать вещи между собой. Помните, что собственный стиль – это намного важнее модных трендов. 

Фото: Константин Горецкий



Теги: Бизнес, Бизнес для вас
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю