USDКурс вырос 1.9703
EURКурс вырос 2.1019
Ирина Горбач | 26 октября 2015

Из хобби в бизнес: аэронавт Екатерина Жукова «водит» воздушный шар и точно знает, что браки заключаются на небесах

Воздушные шары – это спорт, развлечение и способ одержать победу над собой. А для Екатерины Жуковой это еще и бизнес. Влюбленная в небо пилот рассказала Bel.biz о том, почему воздушные шары не летают днем, сколько стоят «права» воздухоплавателя и поделилась секретом, как сделать предложение руки и сердца в небе.

– Я заболела небом около четырех лет назад и с тех пор не перестаю восхищаться небесными путешественниками, для которых воздушный шар – это не просто развлечение, а их жизнь и возможность найти себя. Совсем недавно я вернулась из Москвы, где мне посчастливилось встретиться с воздухоплавателем Леонидом Тюхтяевым, который в команде с Троем Брэдли пролетел над Тихим океаном, преодолев более 8 тысяч километров менее чем за 7 дней. Такие люди как Леонид делают историю и становятся ее частью. А такие поступки восхищают своей смелостью и решительностью, демонстрируя, что нет ничего невозможного.

– А каким был ваш собственный первый полет? И кто вас заразил любовью к небу?

– Я даже представить себе не могла, что когда-то жизнь свяжет меня с небом! Все началось с того, что однажды мне захотелось получить порцию адреналина от полета на воздушном шаре. В Беларуси на тот момент этим никто не занимался, и осуществить мечту мне помогли два Дмитрия – Бондаренков и Кравченко. Они с командой ребят из Великих Лук приехали в Беларусь, где и состоялась моя первая встреча с небом. Два момента врезались в мою память во время этого полета навсегда: когда я смогла сорвать макушку самого высокого дерева и услышала контраст абсолютной тишины и шума горелки. Я влюбилась в этот звук, ощущения и небо. И поняла, что хочу заниматься воздухоплаванием сама и подарить другим белорусам возможность пережить эти ощущения.

– Сколько времени прошло пока мечта стала реальностью?

Как я уже говорила, во время моего первого полета я познакомилась с очень классным аэронавтом Дмитрием Бондаренковым, который на тот момент имел опыт работы на тепловых аэростатах в России. Оказалось, что у него давно появились мысли похожие на мои. И мы, недолго думая, принялись за дело: купили аэростаты, преодолели все трудности бумажной волокиты и получения всевозможных разрешений, и спустя полгода в Минске появилась компания «Аэротур Баллунс».

– Компании уже около четырех лет – приличный возраст для бизнеса в контексте белорусских реалий. Насколько прибыльным оказалось ваше хобби?

Действительно, наш бизнес начинался с хобби, и сейчас воздухоплавание – это не наш основной источник доходов, а скорее образ жизни: мы не сидим за офисным столом, постоянно обдумывая стратегию дальнейшего развития нашей компании и способы увеличения прибыли. Мы живем небом и воздушными шарами – постоянно участвуем в фестивалях и проектах, знакомимся с успешными в этом деле людьми. В прошлом году благодаря нашим стараниям в Беларуси состоялся Первый открытый чемпионат Беларуси по воздухоплаванию, в этом году мы планируем повторить это мероприятие.

Если человек хочет заняться воздушными шарами лишь с точки зрения получения дохода – это не лучшая идея, потому что воздухоплавание – не совсем прибыльный бизнес, хотя бы ввиду ограничений по сезонности, ведь мы летаем фактически только три месяца в году. К этому нужно прибавить стоимость самих шаров и затраты на эксплуатацию, и станет понятно, почему этим бизнесом в большинстве своем занимаются люди, влюбленные в небо, для которых получение прибыли – не задача первостепенной важности.

– Сколько денег вам понадобилось для старта в небо?

Основная статья расходов – это, конечно же, сами аэростаты. Но говорить об их средней стоимости – все равно, что вычислять среднюю температуру по больнице. Все зависит от типа оборудования, производителя и многих других факторов. Но вы наверняка хотите услышать конкретную сумму, поэтому придется ее озвучить. Первый шар, который мы купили стоил $60 тыс. Но воздушный шар – это такое же транспортное средство, как автомобиль или самолет. Поэтому, прежде чем сесть «за штурвал», нужно получить пилотское удостоверение и разрешение на полеты. Обучение «вождению» мне стоило в тот момент порядка $5 тыс.

Эксплуатация воздушного шара – это отдельная статья расходов. В среднем каждый полет обходится в $300, и это без учета амортизации. Прибавьте сюда еще налоги, продвижение и прочие расходы…

Чтобы вывести этот бизнес на окупаемость, нужен большой флот воздушных шаров и много пилотов. Также это дело приносит хорошую прибыль, когда кроме полетов компания занимается производством самих шаров. У нас в Беларуси таких компаний пока нет, да и в России всего один сертифицированный производитель.

Если говорить о прибыльности, то сейчас мы выходим в ноль, но я бы не сказала, что наш бизнес не развивается: при необходимости мы вкладываем бюджет и продвигаем его. Мы начинали с одного воздушного шара, сейчас у нас три аэростата, за четыре года мы значительно расширили спектр наших услуг и кроме организации прогулок и мероприятий на воздушных шарах пробуем новый для Беларуси вид рекламы – брендирование аэростата. Есть мысли о том, как двигаться дальше. Например, перспективным направлением для себя видим обучение пилотов.

– Вы говорите о том, что у пилота воздушного шара тоже есть права на его вождение. Расскажите о том, как вы учились этому, на первый взгляд, не женскому делу…

– В команде, где я проходила обучение, было 6 человек, пятеро из которых – мужчины. Так что тут вы правы: женщин-водителей воздушных шаров еще меньше, чем автомобилисток. Происходило мое обучение в киевской школе пилотов. То лето я буквально прожила в корзине! Каждый день мы встречали и провожали на воздушном шаре, а в перерывах между утренними и вечерними полетами окунались в теорию. На сон оставалось не больше трех часов в сутки – это было сложно физически, но совершенно необходимо, чтобы овладеть навыками пилота.

– С чем можно сравнить управление воздушным шаром?

Это нельзя сравнить ни с чем: ни с самолетами-вертолетами, а уж тем более с наземным транспортом. Управление воздушным шаром отличается маневренностью. В воздушном шаре нет педали газа или тормоза, поэтому его невозможно остановить сию секунду или подогнать. Скорость хода воздушного шара регулируется скоростью ветра в день полета. Если мы поддали горячего воздуха, это не значит, что шар тут же отреагирует, потому что скорость реакции «большой птицы» зависит от мощности горелки, объема шара и загруженности корзины. Пилот должен учитывать все эти моменты и понимать какой маневр осуществить, чтобы добиться нужного результата.

Кстати, а вы знаете, что полеты на воздушном шаре происходят только утром и вечером? Днем из-за неравномерного прогрева земли в воздухе появляются восходящие потоки, которые мешают ровному горизонтальному движению шара. Попасть в такой поток опасно, потому что аэростат в этот момент становится практически неуправляемым.

Тем не менее, воздушный шар – это самый безопасный вид воздушного транспорта! Если вдруг во время полета закончится газ или испортится горелка, то скорость аварийного снижения воздушного шара будет не выше, чем у парашютистов.

  – Воздухоплавание – это не только развлечение, но и спорт. В чем соревнуются аэронавты во время чемпионатов?

Многие думают, что воздухоплаватели соревнуются в скорости или дальности перелетов. Но, как правило, перед ними стоит задача точности попадания в конкретную точку. А чтобы просчитать точную траекторию полета нужно провести серьезную подготовительную работу, знать скорость ветра в разных слоях атмосферы.

Еще один вид воздушных соревнований – на точность повторения траектории. Происходит это так: первым летит один воздушный шар, пилот которого, осуществляет маневры, изменяя траекторию движения. Задача участников соревнования – максимально точно повторить эти маневры и приземлиться в указанном месте.

– Какой фестиваль воздухоплавателей с вашим личным участием оставил самые яркие впечатления?

В феврале прошлого года мы побывали на фестивале в городе Зонтхофен (Германия). Фестиваль проходил в весьма живописном месте – предгорье Альп. Наш полет длился около четырех часов, на протяжении которых мы любовались горными пейзажами, заснеженными вершинами, рельефной резьбой ландшафта…

Кстати говоря, перелет через Альпы среди воздухоплавателей считается подвигом. Говорят, что людей, перелетевших через Альпы, столько же, сколько побывавших в космосе. Потому что это очень высокие и протяженные горы, где нет мест для посадки. Шару в течение светового дня нужно преодолеть сотни километров, для чего нужен аэростат с большим куполом, много газа и кислорода в запасе. Ведь чтобы набрать большую скорость, шару нужно подняться на высоту 6 тыс. метров. Это сложно и рискованно.

– Какую страну вы мечтаете увидеть с воздуха?

Моя мечта (как и многих других воздухоплавателей) – побывать на фестивале воздушных шаров в Альбукерке. А из ближайших планов – посетить в нынешнем году чемпионат в Дубае. На само спортивное соревнование мы не попадаем, а вот поучаствовать в фиесте возможно получится.

– Какая категория белорусов интересуется воздушными полетами чаще других?

– 80% наших пассажиров – это влюбленные пары. Чаще всего, полет на воздушном шаре заказывает молодой человек, который хочет сделать предложение своей даме сердца. В последнее время все больше молодых людей хотят убедиться в том, что браки заключаются на небесах и покупают полет с целью регистрации брака! Это стало возможным благодаря тому, что у нас появился 8-местный шар, который позволяет взять в корзину не только молодоженов, но и регистраторов, свидетелей, фотографа и видеооператора.

Мне вспоминается курьезный случай. Во время одного фестиваля в Киеве к нам в корзину перед полетом посадили пару и предупредили, что молодой человек в небе будет делать девушке предложение. С ухмылкой заговорщиков мы с нетерпением ждали этого трогательного момента, ведь всякий раз это происходит по-особенному. И вот, мы понимаем, что дело подходит к кульминации, молодой человек достает из кармана коробочку и… тут же неожиданно ее роняет. За борт! В этот и без того волнительный момент самое большое удивление, как позже выяснилось, испытали мы с Дмитрием. Как это могло произойти, и как спасать ситуацию?! Я посмотрела вниз, увидела под корзиной землю, поросшую бурьяном, на расстоянии 300 метров от корзины. Пока мы с Дмитрием нервно обдумывали самые невероятные варианты спасения ситуации, молодой человек внезапно достал из кармана вторую коробочку! В этот момент нервная мимика нарисовалась уже на его лице. Парень переживал, что из-за волнения мог перепутать коробочки и выбросить первой ту, что была с кольцом. Но в конце нас и счастливых влюбленных ждал хэппи энд.

– И, наконец, откройте тайну, сколько стоит полет?

Я не люблю озвучивать конкретные цифры в интервью, потому что стоимость полета зависит от многих факторов: количества участников, вида и цели полета (привязной, свободный, мастер-класс «Почувствуй себя пилотом», роспись или предложение в небе и т.п.). Грубо говоря, полетать можно как за 300 тысяч, так и за 3 миллиона.

Фото: Константин Горецкий, а также из архива "Аэротур Баллунс" и личного архива Екатерины Жуковой




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю