Андрей Елисеев | 12 апреля 2016

Двадцать пять лет по кругу: зачем молдаване хотят в Румынию

Среди всех постсоветских стран в Молдове сейчас самый высокий процент жителей, которые не против лишиться своей государственности – целых 23% выступают за объединение с Румынией. А десять лет назад таких было в несколько раз меньше. Казалось бы, за 25 лет существования страны в обществе должен появиться консенсус о ценности независимости, а происходит наоборот. Почему молдавское общество ходит по кругу: от Румынии к России, от России к Евросоюзу, и назад?..

Статья создана в рамках проекта Полураспад.25, который посвящён жизни постсоветского пространства 25 лет после распада СССР. Каждый месяц мы посещаем одну из стран, встречаемся с местными экспертами, политиками и лидерами мнений. Мы также едем за пределы столицы и общаемся с простыми людьми в регионах.

Коммунисты продвинули ЕС, проевропейские партии – Россию

Сразу после получения независимости страны, среди части национального молдавского движения была популярна идея объединения с Румынией. Она широко распространилась в информационном поле, хоть и не имела массовой поддержки населения. Слухи о прорумынском сценарии в начале 1990-ых подогрели конфликт Кишинёва с Приднестровьем и Гагаузией.

Читайте также: Молдавские регионы: как Гагаузия делегацию из "центра" встречала

Постепенно идея объединения с Румынией сошла на нет, и в 1990-ые годы в стране усилилась ориентация на Россию и страны СНГ. В 2001 году это привело к власти пророссийскую Партию коммунистов. Она стала единственной коммунистической партией в постсоветских странах, сумевшая стать правящей.

Владимир Воронин, лидер Партии Коммунистов Республики Молдова. Фото: epa.

Однако отношения с Россией у местных коммунистов не заладились. И, как это ни странно звучит, Партия коммунистов взяла курс на Европейский союз. Вскоре даже Министерство иностранных дел Модовы переименовали в Министерство иностранных дел и европейской интеграции. На фоне экономического роста в Молдове, который обеспечили коммунисты, в стране стало увеличиваться число сторонников европейской интеграции.

В 2009 году это привело к власти проевропейскую коалицию, которая обеспечила запуск Соглашения об ассоциации с Евросоюзом и безвизовый режим с ЕС. Вот только из-за экономических неурядиц , пресловутой истории с кражей миллиарда долларов и других скандалов в последнее годы в Молдове многие разочаровались в проевропейском курсе.

Читайте также: Как из Молдовы вывели $1 млрд, а иностранный бизнес вытесняет символ Беларуси

По данным опроса марта 2016 года, если бы в ходе референдума пришлось выбирать между Евросоюзом и Евразийским союзом, 48% молдаван выбрали бы второй вариант, а предпочли бы вступить в ЕС – 41%.

Политолог Николай ЦвятковПолитолог Николай Цвятков (Nicolai Tsveatcov) объясняет, что рост пророссийских настроений произошёл из-за провала проевропейского правящего альянса, а не по причине сформировавшегося положительного образа России. Сами того не желая, проевропейские партии сыграли на увеличение пророссийских сантиментов в обществе.

Николай Цвятков: «У молдаван были завышенные ожидания: вот придёт проевропейская власть – появятся рабочие места, улучшатся дороги, вырастут зарплаты и пенсии. А в реальности, под громкие заявления европейских дипломатов и фанфары европейской интеграции падает уровень жизни населения».

В 2014 году проевропейские партии проиграли бы парламентские выборы, если бы не двойная манипуляция, продолжает Николай. Во-первых, перед самыми выборами с предвыборной гонки сняли популярную партию Ренато Усатого.

Читайте также: Почему северная столица Молдовы повелась за «вторым Лукашенко»

Николай Цвятков: «Людей постарше обвиняют в ностальгии по советским временам. Но ведь в 1990-ом году им было в районе 30 лет, и тогда многие из них были настроены антироссийски. Что же поменялось за 25 лет? Резонный вопрос. Значит, что-то в государстве пошло не так».

Во-вторых, созданная под выборы партия-клон (она называлась Партия коммунистов-реформаторов) отобрала часть голосов у оппозиционной Партии коммунистов, а сделав своё дело, прекратила своё существование.  Всё это не помешало ЕС признать молдавские выборы. В итоге, проевропейский альянс остался у власти, к недовольству многих жителей страны.

Николай Цвятков«Люди чувствуют это лицемерие европейских чиновников. Оно больно ударило по европейским устремлениям молдаван, и увеличило симпатии населения к России… Часто прибывающий к нам еврочиновник в прошлом был мэром провинциального испанского или французского городка. А наши воспринимают его как проводника европейской политики и смотрят, как на полубога! Их быстро подсадили на взятки и лоббирование интересов».

Главным кукловодом политической системы страны молдавские обозреватели называют местного олигарха Владимира Плахотнюка. Формально он заместитель главы правящей Демократической партии. В реальности, Плахотнюк контролирует многие ведущие СМИ страны, судебную власть и прокуратуру Молдовы. Большинство молдаван как минимум не любят Плахотнюка, а многие – ненавидят. Недавний опрос молдаван показал, что у Плахотнюка антирейтинг составляет рекордные 92%.

Кроме молдавского, у Плахотнюка есть ещё российское и румынское гражданство

Решить проблемы одним махом: больше 20% – за объединение с Румынией

Одновременно с усилением пророссийских настроений второе дыхание среди молдаван обрели прорумынские настроения. По данным последнего опроса, целых 23% молдаван на гипотетическом референдуме проголосовал бы за объединение с Румынией. То есть, почти каждый четвёртый житель не против сценария, при котором Молдова исчезнет с политической карты мира.

Политолог Леонид Литра (Leonid Litra) допускает, что реальная цифра может быть ещё выше: «Есть люди, которые «за» [присоединение к Румынии], но им не хочется это признавать. Это как с коммунистами. Опросы всегда показывали цифру меньше, чем они реально получали».

Андрей Карпенко на одном из восхожденийПрисоединиться к Румынии не против и часть этнических русских Молдовы. Например, Андрей Карпенко – первый и пока единственный молдаванин, которому удалось подняться на Эверест. В 2009 году на вершине самой высокой горы мира альпинист воздрузил молдавский флаг. В одном из кишинёвских клубов спортсмен в очередной раз рассказывает собравшимся любителям гор про сложности и радости восхождения, особенностям подготовки и трупы неудачливых альпинистов на снежных склонах. После встречи альпиниста с аудиторией интересуюсь его видением общественно-политической ситуации в Молдове.

Андрей Карпенко: «Растёт молодое поколение, которое всё перевернёт – это моё убеждение. Каким образом? Вероятнее всего, присоединением к Румынии. Казалось бы, русскоязычные должны быть против. А по мне, это закономерно. Проиграет национальная идентификация, но Румыния принесёт систему без кумовства, работающие законы, при которых с  чиновников будут жёстко требовать. И тогда порядка без сомнения будет больше».

За последнее десятилетие образ Румынии среди молдаван, в самом деле, улучшился. Там лучше дороги, выше зарплаты, более качественная система образования и более успешная борьба с коррупцией.  Сторонников объединения с Румынией становится больше не потому, что идеи румынского национализма становятся более популярными. 23% молдаван выразили не духовную принадлежность к румынской культуре (таких среди них меньшинство), а разочарование  неэффективностью молдавского государства.

Политолог Леонид ЛитраЛеонид Литра считает, что когда в Молдове улучшится ситуация в экономике и коррупции станет меньше, то унианистов (так называют сторонников объединения с Румынией) вполне возможно станет меньше.

Леонид Литра: «Сегодня в Молдове число сторонников объединения с Румынией выросло не по причине национальной идентификации, как в 1990-е годы, а скорее на фоне неудачной борьбы с коррупцией. Люди хотят решения проблемы одним махом. Мол, а посмотрите, как в Румынии! Сейчас воссоединимся, и система решит наши проблемы».

К тому же, в этом вопросе и много символизма, ведь в 2018-ом году будет ровно сто лет объединению Румынии и Бессарабии. Сегодня 60% молдаван выступают против объединения с западной соседкой. Но возможен ли такой сценарий в принципе?

«В истории возможно всё, считает Николай Цвятков. – Но это даже не зависит от самих Молдовы и Румынии, это вопрос другого порядка. То, что сделала Россия [с Крымом], Румыния не может себе позволить. Это возможно, если начнётся массовый пересмотр границ в нашем регионе, если пояс застарелых споров и конфликтов в Украине, Прибалтике, Польше, Балканах вылезет на поверхность.  Нужно ли это кому-то? Наверно нет»…

Языковой вопрос: молдавский или румынский?

Споры о названии языка в Молдове приняли уже анекдотический оборот. В Конституции страны государственный язык называется молдавским, но в 2013 году Конституционный суд принял решение, что государственный язык Молдовы – румынский. Основанием стал вывод суда о том, что текст Декларации о независимости, в котором государственным языком назван румынский, превалирует над Конституцией Республики Молдова.

Примерно половина населения считает язык молдавским, в половина – румынским.  Разница между языком в Румынии и Молдове действительно носит диалектологический характер, отличие всего в нескольких сотнях слов.

Замдиректора Института эффективной политики, политический аналитик Руслан Шевченко (Ruslan Şevcenco) считает этот вопрос надуманной проблемой, которая лишь раскалывает население. Можно встретить заявления, что термин «молдавский» был придуман Сталиным, а потому от него надо отказаться любой ценой. Но это не так: термин появляется в 16-ом веке, примерно тогда же, когда впервые фигурирует термин «румынский», объясняет специалист.

Политический аналитик Руслан Шевченко (справа). Фото: Алена Зашко

Руслан Шевченко: «Часть населения не может признать, что один и тот же язык может носить два названия. Компромиссным вариантом мог бы стать вариант, который предлагал второй президент страны Лучинский: зафиксировать в конституции название «румынский», в скобках «молдавский», или наоборот. У людей не возникало бы необходимости отвечать на этот дурацкий вопрос. Каждый мог бы называть, как желает».

Эксперт приводит пример сербского и хорватского языков – разница между ними минимальная, фактически это один язык. Но в Сербии его называют сербским, в Хорватии – хорватским.

«Власть объявила войну своему населению»

То, что рост сторонников объединиться с Румынией – результат разочарования в правящей элите страны и проявление усталости от экономических проблем, показывает и логика массовых протестов в Кишинёве.

С прошлого года напротив дома правительства в столице стоит местный майдан. Сейчас палаточный городок совсем небольшой, но периодически на площади собираются тысячи недовольных молдаван.

Николай из города Хынчешты показывает скромный быт в палатке протестующих

Уже около полугода члены массового движения собирают подписи по всей стране, выступая за прямые выборы президента (такое решение Конституционный суд уже принял), отставку действующего президента, уменьшение числа депутатов в парламенте со 101 до 71, а также за снятие иммунитета с депутатов, объясняет одна из лидеров Гражданской платформы "Достоинство и правда" Инга Григориу (Inga Grigoriu):

«Власть объявила войну своему населению. Мы не доверяем нынешним правящим партиям, хотим добиться досрочных выборов и прямых выборов президента, реформы юстиции и наказания тех, кто украл миллиард. Власти нас разъединили по различным критериям – геополитическим, языковым. Кто-то хочет объединения с Румынией, некоторые – нет. Но здесь мы собрались вне зависимости от своих политических взглядов, интересов, принадлежности к общинам и протестуем против власти».

«Учебники по истории страны воспитывают анти-граждан»

Молдавские политологи указывают на две проблемы, размывающие государственность Молдовы,  – система образования и СМИ. По мнению Руслана Шевченко, нужно убедить молдаван, что им есть чем гордиться в своей истории, тогда появится и вера в будущее.

Руслан Шевченко: «Ну какая гордость, если населению столетиями вбивают, что мы были то под турками, то под русскими, то под румынами, и что якобы истории своей не имели. Тогда непонятно, кто ты такой вообще и к чему надо стремиться. Сторонники унианизма порождают в умах людей хаос, неуверенность в прошлом, настоящем и тем более будущем. Надо внедрять историю Молдовы, это укрепит государственность страны».

Молдова находилась в составе Румынии в 1918 – 1940 и 1941 – 1945 годах. Но до этого около 500 лет у молдавского народа была своя государственность в виде Молдавского княжества.

Пока же в школах Молдовы преподают курс под названием «История румын». Партия коммунистов пыталась изменить ситуацию и заменила «Историю румын» на «Историю Молдовы», но привлечь достаточно квалифицированных кадров для написания качественного учебника не удалось.  В итоге, по словам Руслана Шевченко, получился «обработанный вариант советской истории с пресмыкательством перед Россией».

Он никого не вдохновил и был отвергнут. В итоге, в школьных учебниках продолжает доминировать прорумынская концепция. «Одни предлагают ориентироваться на румын, другие – на русских. Мы сотни лет жили без румын русских, и жили не хуже других», –  недоволен ситуацией с курсом истории в молдавских школах Руслан Шевченко.

Николай Цвятков соглашается: «Учебники по истории страны воспитывают анти-граждан: есть история румын и история Молдовы, написанная в отместку на историю румын. Нет культивирования гордости за свою страну».

Часть работающих на молдавскую аудиторию СМИ также постоянно толкуют местные процессы то с прорумынской, то пророссийской позиции.

Руслан Шевченко: «Все 25 лет нам усиленно навязываются тезисы, внедрённые ещё с 1989 – 1991 годах о том, что Приднестровье имеет право на независимость, а провозглашение независимости Молдовы незаконно. Можете представить, как это отложилось в создании населения. Значительная часть жителей страны не уверена в необходимости существования страны, да и законности его провозглашения».

Читайте также: Приднестровье: русский мир втихую сближается с Евросоюзом

Кроме этого, пророссийские СМИ привыкли приукрашивать ситуацию в России. В итоге, многим бывает сложно сориентироваться в информации. Актуальный пример: в настоящее время минимальная зарплата в России составляет 6204 рубля, а в Молдове – 1900 леев [в перерасчёте, около 6400 российских рублей], то есть больше, чем в России. Многие молдаване поначалу не верят и искренне удивляются, что такое возможно.



Теги: Молдова, Полураспад.25, Аналитика, Элита
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю