USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Андрей Елисеев | 26 мая 2016

Мустафа Найем: Преступление Путина изменило повестку Майдана

Выходец из Афганистана, Мустафа Найем в детском возрасте переехал в Киев, закончил местный политех. Обрёл известность своими журналистскими расследованиями и острыми вопросами на пресс-конференциях Януковича. Был одним из первых, кто в ноябре 2013 года призвал украинцев выйти на Майдан, который привёл к историческим событиям. После победы Майдана стал депутатом парламента от «Блока Петра Порошенко». BEL.BIZ общается про достижения и неудачи украинского общества последних двух лет и про важнейшие нерешённые задачи Революции достоинства.

Оглядываясь в прошлое и зная, чем обернулись события в стране к настоящему времени, вы бы написали тот самый пост в Фейсбуке, с которого начался Майдан в ноябре 2013 года?

Обязательно! Очевидно, что человеческие жертвы бесценны. Но если сравнить то, что мы имеем сейчас, с теми перспективами, которые у нас были бы [если бы не победил Майдан], то это было исторически правильное решение.

Был риск, что наше новое поколение заразится страхом перед государством, что оно будет принимать решения, исходя из патерналистского мышления, и в итоге потеряем целое поколение. Без активного противостояния общества, Януковичу пришлось бы включать репрессивную машину. Яркий пример застоя в развитии – в Беларуси и России, где молодое поколение принимает решения по принципам, существовавшим ещё в Советском Союзе. А те, кто не вписался в этот процесс, остаются выброшенными на обочину или становятся жертвами.

В парламенте и правительстве появились молодые политики, но по-прежнему доминирует «старшее поколение». Похоже, что в стране не так уж и много всего поменялось. Сможет ли новое поколение политиков в такой ситуации принести перемены в стране?

В 2014-ом году после Майдана у нас появилась возможность выстраивать хорошие политические институты. До этого у журналистов, представителей гражданского общества, активистов не было социального лифта. Они впервые получили возможность попасть в политику и принимать реальные решения.

Но далее началась война, и в этой ситуации нужно было максимально быстро стабилизировать ситуацию любыми средствами. И в том числе с помощью людей, которые использовали старые методы. Преступление Путина изменило повестку Майдана: поколенческая борьба отошла на второй план, заместилась реальной войной.

Мы медленно, но верно создаём токсичную атмосферу для любого вида коррупции и злоупотребления общественными ресурсами.

Не согласен, что в стране не произошло больших перемен. Да, здания вокруг те же, и люди в чём-то стали даже более злые, чем до Майдана. Но есть существенные изменения. Мы медленно, но верно создаём токсичную атмосферу для любого вида коррупции и злоупотребления общественными ресурсами.

Справа налево: Мустафа Найем, Светлана Залищук, Сергей Лещенко, Ольга Червакова – журналисты, избранные в Верховную Раду в 2014 году. Фото: Apostrophe.com.ua

Во-первых, Украина – единственная страна в Европе, которая полностью открыла реестры. Сегодня вы можете найти хозяина любого актива вокруг себя. Это создаёт большие проблемы чиновникам. Два-три года назад президент Янукович и премьер Азаров сидели на пресс-конференции и открыто обсуждали, сколько денег крадётся на процедурах государственных закупок. У них не было мысли, что это нужно искоренить в целом. Они обсуждали, насколько надо уменьшить объёмы коррупции. Сегодня у нас есть прозрачная система госзакупок, применяемая всеми министерствами, и коррупционные потери упали в десятки раз.

Во-вторых, три года назад при поездке президента у нас перекрывали дороги. Все знали, что он живёт в Межигорье и лишь смеялись над этим. Сейчас же – оказалось, что начальник ГАИ скрывал наличие дома, и разразился скандал на всю страну, его увольняют. То есть, общество изменилось ментально, и это даже намного важнее изменений в законах.

Похоже, что  Порошенко во многом не оправдал ожиданий украинцев...

Никто и не ожидал, что Порошенко будет действовать совсем по-другому, чем его предшественники. Всё же он из того же поколения, общался с теми же людьми… Но то, что это лучший президент Украины за всё время – думаю, никто не будет спорить. Просто у населения были и остаются высокие ожидания. И Порошенко сравнивают не с Януковичем, а с тем Порошенко, на которого рассчитывали.

Порошенко сравнивают не с Януковичем, а с тем Порошенко, на которого рассчитывали.

И в этом он действительно разочаровал, чем и поплатится через свой политический рейтинг. Но это говорит о здоровом обществе. Сравните: Янукович технократически планировал свой второй срок. И мы рассуждали: «А кого ещё выбирать? Опять Яценюк, Кличко и Тягнибок разделят рейтинги». И при этом все понимали, что он обманывал, воровал на глазах у всей страны. Сейчас же, когда стало известно, что у Порошенко зарегистрирован офшор, его публично раскритиковали все политические силы и собственная фракция, и это сказалось на его рейтинге.

Видео: на пресс-конференции 2011 года Найем задаёт президенту Януковичу острый вопрос о коррупции. Теперь уже Найем в законодательной власти, а Янукович сбежал из страны.

Правительство, сформированное в апреле, выглядит менее склонным к реформам, чем предыдущее. Вы в нём не разочарованы?

В нём правда меньше реформаторов и людей с видением на много лет вперёд, чем в прошлом правительстве.  У него также меньшая поддержка парламента, и это грозит тем, что будут сложнее приниматься решения. Оно также завязано на президенте.

Но есть у нового правительства и свои плюсы. Кандидатура Гройсмана довольно удачная для этого периода. Он очень амбициозный и, по сути, только начинает в «большой политике». Кроме него, в правительстве есть и другие молодые люди с политическими амбициями, которые хотят что-то доказать. А в случае плохой работы правительства, неизбежны  досрочные парламентские выборы.

С 2013 года объём ВВП страны сократился вдвое, покупательская способность населения сильно упала. Возможен ли в стране третий Майдан или эпизодические майданчики в регионах?

Я в это не верю. Для Майдана должна быть долгая, сознательная, настойчивая воля. Протестовать и давить на власть надо, без этого никак, и это очень здоровый процесс. Но протесты не будут деструктивными, потому что сейчас очень сознательное общество. Перемены в стране к лучшему действительно идут медленнее, чем хотелось бы. Если в парламенте и правительстве появится больше представителей нового поколения, а такая тенденция уже есть, то всё пойдёт быстрей.

Открытые реестры и другие важные решения – это здорово. Но в отсутствие качественного независимого правосудия толк от них выходит ограниченный.

Три важные реформы, которые нам нужно сделать, чтобы поменять страну – это реформа судов, прокуратуры, а также децентрализация, в первую очередь, бюджета.

Судебные органы не так уж и на виду у людей, как, например, полиция. И концентрация власти в них очень высока и идёт на самый верх. Люди, попадающие в эту систему, сразу связываются по рукам и ногам. Если новый прокурор не сделает ключевых решений в первый месяц работы, то потом уже их не примет. Его, даже очень хорошего специалиста, съест система.

Надеюсь, судебная система ошибётся. И дай бог, побыстрей.

Суды и прокуратуры не могут сами себя реформировать. Если квалификационная система состоит только из прокуроров, или если судебную реформу проводят люди, которые сами решают вопросы через звонки в суд – это бред!  Поэтому два основных ожидания таких: либо система где-то сама перегнёт палку и будет очень жёсткая реакция со стороны общества, что приведёт к жёсткой чистке и изменению системы. Либо система позволит попасть в неё одному-двум людям с достаточными полномочиями и волей. И тогда в течение нескольких месяцев начнутся необратимые процессы.

Мустафа Найем выступает в Верховной Раде. Фото: Иван Коваленко / «Коммерсантъ»

Я сам не верил в такое развитие событий, пока такое не произошло в «Нафтогазе». Это была мега-коррупционная структура, даже международная, а не украинская. После туда пришёл человек [Андрей Коболев], в котором изначально не угадали жёсткого менеджера.  Он прагматично и трезво принял такие решения, в результате которых буквально за год произошёл большой рывок вперёд. Мы более не закупаем российский газ, мы продвинулись в сторону энергоэффективности.

Если бы кто-то задал параметры такой истории, то наверное так и не случилось бы. Так же, надеюсь, и судебная система ошибётся. И дай бог, побыстрей. Иначе эволюционный процесс может занять долгое время.

Кроме безвизового режима, который ЕС сулит украинцам в ближайшее время, какие достижения процесса реформ после победы Майдана заметны простому населению?

Условно говоря, я себя сильно не отличаю от «простого населения», потому что сейчас средняя зарплата народного депутата составляет 200 долларов, а раньше была 4 тысячи. Потому я хорошо понимаю, что чувствуют люди, когда цены растут, а работы нет. У них колоссальные ожидания. Каждый раз, когда происходит что-то не идеально, а просто хорошо, то сразу это оценивается как провал и предательство. Такие настроения людей порождают и депрессию в государственном аппарате: чиновники пытаются что-то сделать, но всегда получается.

Не придёт тот день, когда мы скажем: «Класс, всё удалось!» И когда это понимаешь, то начинаешь успокаиваться.

Что ещё стало заметней для людей – поменялся политический процесс, появились реальные дискуссии. Наше самое больше достижение – очень сильное гражданское общество. Из-за высокого уровня конкуренции, сильного гражданского общества, хорошей журналистики скрыть что-то стало очень сложно.

Не придёт тот день, когда мы скажем: «Класс, всё удалось!». И когда это понимаешь, то начинаешь успокаиваться. Наоборот, будут дни, когда подумаешь: «Всё достало, иду взрывать!». Будут дни, когда будут ругать, мол, всё очень плохо, все они одинаковые. Но идёт какой-то реальный процесс. И если хотя бы половина населения признает, что мы идём правильном направлении – это уже хорошо. Даже не знаю, чего я боюсь больше – недоверия людей или если они успокоятся и разойдутся по домам, как после «Оранжевой революции».

Мы можем как-то существовать с парализованной прокуратурой, пусть и будет расти криминалитет. Но без нашей армии и гражданского общества мы точно завалимся. Без гражданского общества вернётся прежняя система, ничего не поменяется, и тогда будет откат назад.

Видео: в честь годовщины Майдана 21 ноября 2014 года Мустафа Найем обещат сделать "майдан" в украинском парламенте.

Такое развитие событий возможно?

Что касается свободы слова, прозрачности деятельности чиновников, деятельности активистов и журналистов, новой полиции, открытых реестров – это нельзя повернуть вспять. Невозможно людям объяснить, почему мы вдруг решили закрыть реестры. Открытость – это такая штука, к которой быстро привыкают. Также не верю, что новая полиция вдруг резко начнёт взимать взятки, это мгновенно вызовет ажиотаж в обществе. Остаётся важным вопрос, что делать с олигархами, которые в этой стране во всём. Как их искоренять, при этом не убивая бизнес и не пугая инвесторов? Это очень сложно, но необходимо делать. И мы идём правильным путём, пусть и медленно.

Вы сказали, у вас зарплата около 200 долларов. Как выживаете?

Первый год работы депутатом жил на свои сбережения – порядка 8 тысяч долларов, довольно большие деньги для Украины. После получил европейскую журналистскую премию в размере 10 тысяч евро. Но этих денег не хватило. Сейчас преподаю в университете журналистику и сотрудничаю с Академией внутренних дел в процессе разработки законодательной инициативы. В общей сложности получаю порядка 20 тысяч гривен, то есть около 800 долларов. Для Киева этого не много. Будучи журналистом, я зарабатывал в 2-3 раза больше. Но понимая, в каком положении находятся остальные люди, и что это даёт мне возможность быть свободным, можно потерпеть.

Со стороны, насколько живучей вам кажется политическая система в Беларуси?

Пока будет Лукашенко, вам будет сложно. Как он уйдёт, кто придёт после него – очень сложно предполагать. Лукашенко держится на абсолютно покорной и ручной правоохранительной системе и денежном подсосе со стороны России. Но Россия это не эволюционно построенное государство с социально-экономической стабильностью. Там очень ручное управление и они рано или поздно ошибутся. Рано или поздно там будет социальный взрыв, и это подкосит Лукашенко.

В России очень ручное управление и они рано или поздно ошибутся.

К сожалению, в Беларуси случилось то, что могло бы случиться и у нас, но не произошло. Многие из нового поколения уже не знают, как действовать иначе. Надеюсь, что те из молодёжи, кто побывал за рубежом и увидел другой мир, вернутся в своё страну и принесут перемены.

Заглавное фото: Bykvu.com

Справка BEL.BIZ. Мустафа Найем – 34 года, с ноября 2014 года – депутат Верховной Рады Украины, заместитель главы фракции «Блока Петра Порошенко». Родился в Афганистане, этнический пуштун, родной язык – дари. В 8 лет переехал вместе с отцом в Москву, годом позже – в Киев. В 25 лет окончил факультет авиационных и космических систем Киевского политехнического института. Начал работать корреспондентом украинской газеты «Коммерсантъ», с 2006 года – в интернет-издании «Украинская правда», а также корреспондентом и ведущим популярных телепрограмм. Со временем стал одним из наиболее известных украинских журналистов. Один из инициаторов популярного интернет-телеканала «Громадське телебачення» («Общественное телевидение»).



Теги: Украина, Майдан, Интервью, Полураспад25
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю