USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Дмитрий Малахов | 31 июля 2016

Есть идея: Открыть рентабельный хостел в Троицком и сделать Минск гостеприимнее

Беларусь полна энтузиастами, мечтающими превратить страну в туристическую мекку, но государство им в этом не помогает. Наша героиня Ксения Курусь объездила половину Европы, прониклась идеей бюджетного туризма и решила открыть в Минске хостел. Написала бизнес-план, нашла инвестора в лице известного бизнесмена, подыскала подходящее помещение и начала работать… Bel.biz узнал, с какими трудностями ей пришлось столкнуться и во что превратился ее бизнес за три года.

От учебы – к бизнесу

После школы я начала искать заработок – нужны были деньги. У меня не было богатых родителей, которые купили бы квартиру, а жить самостоятельно хотелось... Первое же место работы произвело на меня неизгладимое впечатление. Я устроилась в визовый центр небольшого турагентства, мы специализировались на туристических группах.

Коллектив был небольшим, офис – крохотным, поэтому и расходы на содержание фирмы оказались умеренными.

Уже тогда я поняла, что бизнес, при умелой организации, может приносить приличный доход... На тот момент мне было 18 лет, я училась в Белорусском институте правоведения, на юриста-международника. Училась и работала, темп жизни был очень высоким, но я справлялась, даже «шла» на красный диплом.

В свободное время путешествовала с друзьями по Европе. Мы выбирали бюджетный отдых: передвигались автостопом и чаще всего останавливались в хостелах. Я сравнивала цены с нашими условиями, сопоставляла уровни зарплат и расходов, проводила в уме нехитрые вычисления… К третьему курсу у меня сложилось четкое понимание: я хочу и способна зарабатывать деньги сама.

Поиск подходящей «точки приложения» устремлений

Я ходила на курсы для предпринимателей, посещала всевозможные бизнес-форумы, создавала и рассылала, куда только можно, наброски бизнес-планов. Итог этих порывов был «нулевым», и мне пришлось действовать избирательно. Я перестала разбрасываться, сосредоточившись на поиске бизнеса, который удовлетворял бы трем условиям:

1) эффект новизны (этого нет в Беларуси);

2) хороший спрос;

3) высокая маржинальность и прогнозируемая окупаемость.

Поскольку мне нравился туризм, идея открыть хостел пришла сама собой: я изучила рынок, увидела, что у нас таких заведений почти нет (была парочка, но сегодня они уже не существуют) и решила двигаться в этом направлении дальше.

Пробный шар

После того, как составила бизнес-план, ориентируясь на примерные цифры, начался поиск инвестиций. Я пришла на IT-Startup – посмотреть, как другие защищаются перед инвесторами. И когда Константин Журавский сказал: «У нас есть 15 свободных минут, если у кого-то есть идея и он хочет выступить – прошу», я подняла руку. У меня был с собой ноутбук, я показала первую версию своих расчетов. Александр Кнырович, который был в составе жюри, посмотрел на цифры и заинтересовался. Мы общались и корректировали план еще 3–4 месяца, после чего он был утвержден.

Организовали совместное ООО «Хостел Тревелер», Александр выделил инвестиции в размере 30 000$, и в марте 2012 года мы открыли первый хостел в Чижовке. Он назывался Traveler и был рассчитан на 36 мест. Концепция отличалась от классической: хостел был ориентирован на «командировочных» приезжих и студентов близлежащего колледжа, имеющих перманентные проблемы с жильем. Туристов там практически не было.

Мне тогда было 19 лет, и все свое время я стала уделять бизнесу. Учебу пришлось заканчивать заочно: времени на все не хватало.

Сквозь тернии – в Троицкое

Первый хостел проработал около года. Основной причиной закрытия стало не самое удачное расположение, не обеспечивающее притока клиентов. Но пока Traveler работал, мы открыли вторую точку на ул. Максима Танка, неподалеку от «Короны». Это тоже был «неформат»: большая 4-комнатная квартира с панорамными окнами в жилом доме. Рассчитана она была на 18–20 человек. Ориентировались на группы, проводившие всевозможные семинары и тренинги.

Требовалось не просто место для ночлега, но и пространство для общения, поэтому такой формат был востребован.

Увы, квартира находилась на последнем этаже дома, и начались конфликты с жильцами: поступали жалобы на то, что лифт постоянно занят нашими постояльцами. Примерно через полгода нам пришлось отказаться от аренды квартиры.

После двух неудач мы осознали важность хорошего расположения и решили подыскать место для хостела в центре города. Повезло: позвонил знакомый и предложил посмотреть место в Троицком предместье. Домик на тот момент пустовал и в 2013-м году мы его арендовали. Хостел назвали Trinity, он работает и по сей день. При полной загрузке дом вмещает 60 человек.

Еще через полгода неподалеку открыли Riverside – небольшой хостел с видом на реку, рассчитанный на 10 человек. Его открывали его уже за свои деньги, из оборотных средств. Благо больших вложений Riverside не требовал: кое-какие вещи остались после открытия Trinity, мы сделали минимальный ремонт и запустились.

Наверняка многих интересует, на что были потрачены деньги инвестора. В основном – на закупку оборотных средств (кровати, постельное белье, подушки, матрасы, кухонное оборудование, столы/стулья, компьютер на ресепшн, ремонт) и постоянные издержки (аренда, зарплата работников). Первое время старались экономить на всем. В Traveler я сама и ремонт делала (из того, что могла) и мебель собирала, и клиентов сопровождала до момента заселения. Разумеется, помогали и поддерживали друзья, за что я им безмерно благодарна.

Государево иго

Открывались мы довольно легко, особых сложностей с оформлением не возникло, а вот после начались проблемы. Может быть из-за того, что мы были третьими, запустившими хостел (гостиницу без категории) в Минске. Или потому, что дом располагался в Троицком предместье и относился к историко-культурной ценности. Но начались бесчисленные «набеги» со стороны всяких контролирующих структур: санэпидемстанции, ЖЭС, МЧС, МВД. Все выясняли, что мы тут делаем, что у нас происходит, искали нарушения.

Иногда удавалось обойтись «малой кровью» — мы исправляли те недостатки, которые нам указывали в предписаниях, и нас оставляли в покое. На какое-то время.

Разочаровывает само отношение государства к гостиничному бизнесу.

В той же Украине собственники из кожи вон лезут, чтобы расположить к себе клиента: конкурируют друг с другом по качеству проживания, еды, программам, опциям. А у нас «порядок» навязывают «сверху», почему-то полагая, что им лучше знать, где в туалете должен висеть диспенсер для мыла, или сколько швабр нужно одной уборщице… Последнее, кстати, реальный случай. Нам сделали замечание, что у уборщицы должно быть три швабры: одна – для помещения, в котором готовится еда, другая – для уборной, третья – для жилых комнат. По логике оно, может и правильно, но зачем же сразу штрафы выписывать? Мы и так делаем все для удобства гостей и поддержания высокого уровня санитарии.

Серьезной проблемой стало и то, что дом был причислен к жилому фонду. Из-за этого по документам мы не «гостиница без категории», а всего лишь «сдаем квартиры на сутки». Проблемы начались, поскольку в названии фирмы четко значилось «Хостел», (по сути, он им и является), но для получения официального статуса нужно было переводить дом в нежилой фонд. В нашем случае в этом не было никакого смысла. Начались жалобы со стороны ЖЭС, обращения в суд. Какое-то время мы ходили в суды как на работу, но в итоге свою позицию отстояли…

Гостеприимство как привилегия «не для всех»

С момента открытия прошло более трех лет, и глобально в столице ничего не изменилось, ситуация с хостелами – плачевная. Сравните: в Питере около 300 хостелов, во Львове (с населением 750 тысяч человек) –100, в Краснодаре – 80. А у нас, в столице Беларуси, их сегодня – семь! О чем тут еще можно разговаривать?

Я бы с удовольствием открыла еще один, но смысла в этом нет. Некому там жить. Мало того, никто пальцем о палец не ударит, чтобы эту ситуацию как-то изменить. В администрации Львова снимают видео на отличном английском языке, обращаются к инвесторам, и говорят: инвестируйте в наш город, это честный бизнес, честная страна, приезжайте, мы открыты к сотрудничеству. А кто делает что-либо подобное у нас?

Но самая большая проблема – недружественная визовая политика со стороны государства. Мало того, что визы стоят неоправданно дорого (до 250$ для американцев), так их еще и выдают неохотно. У нас есть знакомый организатор фестивалей, к которому недавно должны были приехать 5 иностранных групп из Польши, Германии, Литвы, России и Латвии. Приехало только 3, еще двум не выдали визы. Людей просто не пустили, хотя те строили планы, бронировали транспорт и номера, были готовы отдохнуть в Беларуси и потратить здесь свои деньги. Им не позволили.

О стоимости услуг

Койко-место у нас сейчас стоит от 22 рублей в сутки (в шестиместном номере). 25 рублей за место в четырехместном номере. Также есть полу-люксы за 65 рублей и двухместные номера эконом-класса за 55 рублей. Разница — в отдельном проживании, качестве ремонта, виде из окна, интерьере.

О конкурентных преимуществах

Мы работаем не как классический хостел, где заботятся лишь о самом необходимом: чтоб была горячая вода, чистое белье, бумага в туалете и другие принадлежности. Мы смотрим на пребывание гостей шире и относимся к ним с большим теплом. Кроме хорошего местоположения, у нас очень отзывчивый и полностью англоязычный персонал. Мы организовываем для иностранцев вечера национальной кухни: сварить чан крамбабули или суп из бобра, организовать «драник-вечеринку» – это обычная практика. Плюс – переняли опыт европейской сети «Галерея» и организовали в своих хостелах мини-выставки белорусских художников, картины можно и посмотреть и купить.

Сейчас открыли небольшое экскурсионное бюро, работаем для постоянных клиентов и групп как агентство полного цикла: и возим, и кормим, и развлекаем. Сегодня к нам приезжают группы из Швейцарии, Америки, Голландии, Польши и других стран. Словом, стараемся привлекать клиентов чем-то необычным и новым, и это находит у них отклик.

Про окупаемость

Открылись мы в 2012-м году, и бизнес план (в части окупаемости) был рассчитан на три года. Потом кризис набрал обороты, количество приезжих снизилось, и у нас начались финансовые трудности… Длятся они и по сей день. В целом мы выходим «в ноль», нормально зарабатывать пока не получается. По оценке многих бизнесменов, того же Александра Кныровича, для гостиничного бизнеса сегодня и это – неплохой показатель, большинство гостиниц несут убытки.

О расчетах с инвестором

В общей сложности Александр Кнырович инвестировал в бизнес порядка 80 тысяч долларов. Большую часть денег мы уже вернули, оставшиеся – выплачиваем по возможности. Из-за кризиса сроки по нашим обязательствам были пролонгированы. К сожалению, условия для этого бизнеса сейчас не лучшие. Но Александру обязана многим, и как только найду возможность заработать больше – обязательно с ним рассчитаюсь. Думаю, у меня все получится.

О планах

Планируем открыть третий хостел, но… уже не в Беларуси. У нас слишком мало туристов, а из-за жесткой визовой политики перспективы открываются не самые радужные. Но мы стараемся что-то делать, не опускаем руки. Сейчас готовим карту города (некоммерческий проект) Minsk City Guide. Суть такова: человек приезжает в хостел, ему дают карту, где фишками отмечены партнерские заведения. Посетил бар – ему по этой карте выдали бесплатный «шот». В кофейне – угостили пирожным к кофе, и т.д.

Этот опыт я перенесла из Брюгге, там давно уже действует схожая система. Когда мы остановились там в одном из хостелов, нам сказали: зайдете в такой-то паб, покажете хозяину заведения «фак» и у вас будет 30% скидка. Было страшно, но мы решили попробовать, нашли это заведение, попросили позвать хозяина, показали ему средний палец… Он улыбнулся, и сказал: да, ребята, у вас – скидка. И это было очень весело! Вот эти эмоции мы хотим перенести и в Минск, у нас очень раскрепощенные гости. Планируем организовывать гастро-квесты, паб-кроулинг (пройти все бары, в каждом выпить и получить 50% скидку или бесплатную ночь) и т.д.

Вместо резюме

Это непростой бизнес, и я им занимаюсь до сих пор потому, что люблю. И все еще надеюсь на смену визовой политики государства. Увы, иностранцы просто не хотят связываться с теми сложностями, которые сопровождают процесс получения белорусской визы. Многие из тех, кто связался – жалеют, что не выбрали другую страну посещения… И так – во всём. Нам из Голландии должны перевести деньги (от юрлица – юрлицу), так мы этот перевод делаем уже два месяца. И люди просто разводят руками, говорят: «Ну, это Беларусь… ничего не поделаешь». К сожалению, фраза «Это – Беларусь», превратилась в печальный стереотип во всем, что касается бизнеса. И только от нас зависит, станет ли этот стереотип кратковременным «пятном» на репутации страны, или превратится в долгоиграющую историю…

Текст: Дмитрий Малахов.

Фото Глеб Канаш.



Теги: есть идея, бизнес, хостел, Ксения Курусь, Александр Кнырович
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю