USDКурс вырос 1.9703
EURКурс вырос 2.1019
Анна Артюшкевич | 21 декабря 2015

Диалог бизнеса и власти пока невозможен? Рассуждает директор Аналитического Центра конфедерации предпринимательства Анатолий Змитрович

По мнению Минторга, примерно, 13 тысяч ИП не успели продать остатки товаров, завезённых в страну без сопроводительных документов. Сами предприниматели говорят, что с 1 января в Беларуси могут закрыться 740 рынков, а 120 тысяч ИП остановят работу. Почему власть и предприниматели не сумели найти общий язык и решить проблему своевременно? И возможен ли в принципе такой консенсус и частно-государственное партнерство, которое декларирует власть? Рассуждаем с директором Аналитического Центра Республиканской конфедерации предпринимательства Анатолием Змитровичем.

– Анатолий, почему в Беларуси до сих пор не принят закон о частно-государственном партнёрстве?

Закон о частно-государственном партнерстве, который дал бы инструменты малому бизнесу успешно заменить государство в системе ЖКХ, или какой-то другой отрасли, уже 3 года находится в парламенте. Если учесть, что закон о малом бизнесе принимался в течение пяти лет, то два года в запасе у чиновников еще осталось. Но хочу напомнить: на его разработку европейские структуры выделили нашим чиновникам 1 миллион 80 тысяч евро! Спрашивается, почему нет закона? Мы не просим с нами делиться деньгами, но пригласите бизнес хотя бы для обсуждения, да и принимайте, наконец, документ!

– А разве бизнес не участвует в законотворчестве?

Только один раз за три года представители бизнеса действительно участвовали в обсуждении программы. А Постановление № 666 сначала приняли, а затем собрали предпринимателей, и Главный санитарный врач сказал: «Но мы же ведем с вами диалог!» А это уже не диалог, это выкручивание рук, потому что диалог ведут на стадии разработки проекта! Не случайно же последние исследования Конфедерации предпринимательства свидетельствуют: индекс делового оптимизма, по сравнению с весной, упал. Если раньше 80% предпринимателей считало, что диалога бизнеса с властью нет, то сейчас это утверждают 85%. 

– Если чиновников не интересует мнение предпринимателей, зачем же их приглашают обсудить документы пост-фактум?   

Чтобы создать видимость, что диалог идет, то есть ради легализации уже принятых решений. Но за последние пять лет власти Беларуси не выполнили ни одного обещания, которое давали предпринимателям! В 2010-м, например, правительство приняло пятилетнюю программу по поддержке предпринимательства, но ни одного положения, ни одного показателя из нее выполнено не было.

Программой предусматривалось, что доля малого и среднего бизнеса в общем объеме ВВП к концу 2015 года достигнет 30%, в реальности же она оказалась наполовину меньше. Численность занятых в этом секторе планировалось увеличить до миллиона 800 тысяч человек, однако она, наоборот, снизилась: если в 2010 году в малом и среднем бизнесе трудились миллион 247 тысяч человек, то в 2012 - на 30 тысяч меньше.    

– Почему же не удалось выполнить программу?

Причин много, а главная заключается в том, что чиновники распределяют, примерно, 80-85% ВВП, то есть управляют основными финансовыми и товарными потоками, и допускать к ним никого не хотят.

– Так, может, не случайно «завис» Закон о частно-государственном партнерстве?

Да, этот закон нужен государству, но только, похоже, не чиновникам.

– После 1 января рынки могут обезлюдеть, и это проблема не только для ИП и покупателей, но и для крупного бизнеса, сдающего площади в аренду. Да и на строительство Червенского рынка были взяты кредиты, которые надо отдавать! Неужели нельзя разрулить ситуацию с импортом, которым торгуют ИП?   

Предприниматели, торгующие на рынках, сейчас ввозят мало импорта. Основной объем его составляют энергоресурсы, нефть, газ, металл, лекарства, на долю же всего остального приходится где-то 20%. Но если отнять импорт, который ввозит крупный и средний бизнес, то на долю ИП остается всего 2%.

– Выходит, нет смысла ломать копья из-за сертификатов? Зачем же это понадобилось чиновникам?

Указ № 222 был принят, чтобы бороться с контрафактом, - так, по крайней мере, утверждали чиновники. Но это нереально, поскольку ставка сделана на борьбу со следствием, а не с причиной. А первопричина заключается в том, что контрафакт ввозится через общую таможенную границу без оформления. Но ведь это делают не ипешники! Если нелегальный товар поступает из-за пределов Таможенного Союза, значит, именно там нет контроля, но с этим наши чиновники ничего поделать не могут: слишком солидная «крыша» у контрабандистов. И поэтому они штрафуют ИП, и конфискуют у них товар.

– То есть и здесь создается видимость?

Совершенно верно. И проблема не только в том, что Указ № 222 не достиг декларируемой цели! Разработчики неправильно рассчитали последствия и экономические потери для бюджета, а также для граждан Беларуси. Государство решило долю ИП в рынке розничной торговли отдать крупному бизнесу. Отняло ее, но до крупного бизнеса она так и не дошла.

Одну часть этой доли забрали граждане Беларуси, которые решили: раз мы не можем покупать дешевый товар у ИП, то дорогой, который предлагают крупные сетевики, нам не нужен! Перевели рубли в валюту, и ринулись за границу. Крупные суммы стали вывозиться в Литву, Украину, Польшу, куда белорусы вывели за год более миллиарда долларов, не считая трат на проживание, развлечения, питание и так далее.

Вторую же часть доли розничной торговли забрали интернет-магазины, которых за три года стало в 8 раз больше: если три года назад свои услуги предлагали 370 магазинов, то сейчас – около 13 тысяч! Соответственно, втрое выросли и объемы интернет-торговли. В итоге, полностью разрушилась схема розничной торговли, которую индивидуальные предприниматели создавали 20 лет. А ведь именно они в свое время избавили наших граждан от талонов на промтовары, ввезли стройматериалы, овощи и фрукты в страну!

– Уровень разработки Указа № 222 оказалось таким, что спустя восемь месяцев его вынуждены были дополнить Указом № 143, однако возникшие проблемы это все равно не решило. Несут ли какую-либо ответственность разработчики законодательных актов за качество своей работы?

Этот вопрос остается открытым. Всякий нормативный документ должен не только преследовать какую-то цель, но и предлагать механизмы ее достижения. Но в данном случае такой механизм был предложен только в отношении иностранных граждан, временно проживающих на территории нашей страны, и торгующих на рынках. Отечественным же предпринимателям даже не позволили самим оформлять товарную накладную на непроданные остатки, как мы предлагали, и сейчас те не знают, куда их девать.

Выходит, опись остатков важнее первичных учетных документов? Но это же абсурд! Когда создавались ЧУП, такая процедура была разрешена, и поэтому создается впечатление, что разработчики Указа № 222 очень слабо представляют себе реальный механизм закупки и доставки товара из стран Таможенного Союза.  

– Так станут ли массово закрываться вещевые рынки после 1 января?

Согласно Указу № 222, предприниматели должны снять остатки с реализации, и вывезти их с торгового адреса. Тем же, кто решил продолжать работать, нужны  документы технического регламентирования: технические регламенты, сертификаты соответствия и декларации. На детские игрушки, детские вещи и нижнее белье положено иметь еще и санитарно-гигиеническое разрешения. Но собрать документы в полном объеме для предпринимателей нереально!

Приведу такой пример. Около 40% ИП ни разу не заплатили ввозной НДС, поскольку никогда не ввозили товар из-за пределов Беларуси. Примерно, 60% импорт ввозило, но, по данным МНС, у этих предпринимателей есть только 10% настоящих накладных. И получается, что работать, в соответствии с указом, после Нового Года могут только 10% ИП, да и то, если у них будут документы технического регламентирования, в чем я лично сомневаюсь.

– Похоже, частная розничная торговля искореняется сознательно?

Да, мелкий бизнес уничтожается в угоду крупному, и поэтому все прекрасно понимают, для чего издавался Указ № 222! Но власти просчитались: крупный бизнес не сможет компенсировать потери, которые понесет бюджет, поскольку белорусы отладили схему закупок за рубежом, и ни в коем случае не понесут свои деньги в торговые центры, где сумасшедшие цены, а контрафакта больше, чем на рынках.

Армия же безработных значительно увеличится, поскольку вряд ли предпринимателям удастся устроиться на работу в нынешней ситуации. Поэтому я называю то, что произошло, не просто уничтожением розничной торговли, а настоящей экономической диверсией. 

– Неужели нельзя найти консенсус с властью?

Не получится консенсуса. Власти не понимают проблем деятельности ИП, и, соответственно, у них нет механизмов решения. И всё это возведено в рамки экономической политики. Об этом свидетельствует позиция помощника президента по экономическим вопросам Рудого, который заявил, что ИП дают только 2% ВВП.

Но он упустил важный момент: индивидуальные предприниматели делают то, чего не делают тысячи других субъектов хозяйствования: создают рабочих места для себя и других, платят четыре вида налогов, которые составляют 15% от общего оборота, при том, что ЧУПы, - только пять. Плюс еще взносы в ФЗСН! Поэтому говорить только о 2% ВВП, в связи с ИП, - это значит просто не владеть ситуацией! Для сравнения: наши чиновники управляют активами на сумму более 120 миллиардов долларов, а доходы от этого управления в бюджете составляют менее 1%! Так чья деятельность эффективнее?

Господин Рудый обвинил индивидуальных предпринимателей в том, что они не наладили с Минэкономики диалог, хотя Петр Прокопович еще до своего выхода на пенсию поручил это решить именно Министерству экономики! Мы направили все свои предложения в правительство, но отсутствие площадки для диалога говорит о том, что властям не нужен диалог с бизнесом.

Фото на главной: tut.by



Теги: предпринимательство, закон, диалог, бизнес, власть
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю