USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Юлия Нехай | 30 июня 2016

«Студенты жалуются, что получают неактуальные, устаревшие знания»: преподаватель с большим стажем об условиях, в которых существуют учебные заведения

«Работать в учреждениях высшего образования становится все менее интересно: высшее образование стремительно скатывается ко всеобщему и в ближайшее время эта тенденция не изменится. Кардинальных мер по улучшению его качества не предпринимается», – считает Владимир Федосенко, руководитель Coding Academy бизнес-клуба IMAGURU, в прошлом – декан факультета повышения квалификации и переподготовки Института информационных технологий БГУИР. В разные годы он работал в Академии наук Беларуси, был деканом Высшего государственного колледжа связи, преподавал в БГУИР, БГУ, БГЭУ, ЕГУ, МИУ, ИСЗ. В интервью bel.biz он рассказал об условиях, в которых существуют учебные заведения, в частности, связанные с инженерными и айтишными специальностями.

Когда ЦТ не имеет смысла

– Меня пугает, что мы движемся ко всеобщему высшему образованию. Возможно, проблема в том, что УВО в республике слишком много. Или в том, что поступление стало слишком доступным: за высшим образованием идут все желающие. Хотя ряд известных менеджеров считает, что человек обучается и самосовершенствуется только тогда, когда находится в среде людей, способных к обучению. Я не понимаю, как можно устанавливать проходной балл при централизованном тестировании 10 из 100? Потому что 10 баллов можно получить практически без подготовки, выстраивая так наз. линию ответов (всегда выбирать в закрытых вопросах одинаковые буквы или цифры ответа). Почему-то ГАИ не соглашается признавать человека, ответившего на 1 вопрос из 10, знающим ПДД. А вот уровень знаний физики у абитуриента в аналогичной ситуации считается достаточным для обучения в вузе технического профиля. 

Я, как преподаватель с большим стажем, считаю, что проходной балл при тестировании должен быть не менее 60 процентов. В противном случае тестирование теряет всякий смысл и его можно смело отменять. Уровень знаний студентов, набравших 250 баллов и более и тех, кто набрал около 100, совершенно разный. «Выровнять» такую группу очень сложно. Однажды был случай, когда студент, набравший по математике всего 15 баллов, заявил преподавателю: «А что вы хотите, я практически не учился в школе, но в УВО меня взяли. Знаний у меня нет, но вы учите, вы должны. Деньги я плачу». Но человек, который учится на минимум, всегда должен быть готов попасть к врачу, который тоже учился на минимум. 

Законы выживания

С другой стороны, у этой ситуации есть объективные причины. Учебным заведениям надо как-то выживать, поэтому они и снижают требования к студентам. Например, во времена моего студенчества в 1980-ые гг. на факультете вычислительной техники (нынешний ФКСИС) на 1 курсе училось 225 человек. А закончило его – около 160. Отчисления были очень приличные и это было нормально для МРТИ. Выживал лишь тот, кто хотел учиться. Сейчас ситуация другая. УВО стараются не отчислять студентов, так как это напрямую влияет на бюджет университета. А если не будет бюджета, он не сможет развиваться. 

Для технических вузов это очень актуально: оборудование стоит дорого. Если для гуманитариев и экономистов достаточно доски и аппаратуры для проведения презентаций, то для технарей нужно множество дорогостоящих приборов, лабораторных стендов. Технических специалистов всегда было тяжело готовить с точки зрения экономической эффективности.

Кроме того, для качественной подготовки инженеров нужен высокий уровень развития промышленности. Например, коллега, который занимается робототехникой, жалуется, что не может показать студентам современные образцы. Ведь те роботы, которые у нас есть на производстве, по сравнению с остальным миром устарели на десятилетия. Студенты жалуются, что получают неактуальные, устаревшие знания.

Радиотехнические специальности, которые традиционно были самыми сильными в МРТИ, сейчас мало востребованы. Это грустно, ведь выпускники этих специальностей умеют многое делать своими руками: от простейших измерительных приборов до сложных информационных систем, превращающих наши дома в «умные».

По заказу военной промышленности 

Во времена моего студенчества уже со второго курса мы рвались работать в лабораториях МРТИ. Многие преподаватели участвовали в проектных разработках. Внутри кафедр работали творческие коллективы, которые создавали информационные системы, необходимые обществу, имеющие научную новизну. Например, мне посчастливилось попасть в один такой проект. По государственному заказу мы разрабатывали систему автоматизации вибрационных испытаний быстро перемещающейся в пространстве техники (так наз. «комбайны с вертикальных взлетом»). Три завода на территории СССР производили необходимое оборудование по нашим чертежам, изготавливали печатные платы, паяли и собирали блоки. А мы занимались наладкой, создавали алгоритмическое и программное обеспечение. И таких коллективов в институте было много. Поэтому все думающие студенты были задействованы в разработках под руководством своих же преподавателей.  

Подобная работа, сотрудничество с компаниями и производством есть и сейчас, но не столь масштабно, как это было раньше. Сейчас студенты с младших курсов устраиваются в айтишные компании и работают над проектами под управлением сотрудников фирмы. Многие (но не все) преподаватели попросту выпали из процесса выполнения реальных проектов. Я считаю, что проекты должны выполняться в стенах университета в рамках образовательного процесса, в них должны быть задействованы преподаватели. Для них это может быть источником дополнительного заработка. 

Номинальная начисленная среднемесячная заработная плата в сфере образования в мае 2016 года составила 5,2 млн. рублей. В сфере информационных технологий – 33,5 млн. рублей. Данные Белстат.

Знать границы своей экспертизы

В Китае нет проблем с кадрами в IT-вузах, потому что зарплата китайских преподавателей сравнима и даже больше, чем у программистов. И это правильно. У нас же разница в зарплате преподавателя  и программиста, часто даже начинающего, – просто огромная. Почасовая оплата труда преподавателя – 30-40 тыс. рублей. Кто в такой ситуации захочет работать в университете? Те молодые специалисты, которые соглашаются на такую зарплату, зачастую – не лучшие студенты, скорее, тихие троечники. Случаются казусы, когда только пришедшему в университет молодому преподавателю – бывшему студенту без опыта работы – поручают разрабатывать методические материалы. 

Раньше заведующий кафедрой, декан обязательно должен был быть кандидатом наук. Теперь в системе высшего образования бывают назначения на указанные должности людей без научной степени. Не так давно был случай, когда заведующий кафедрой одного из белорусских университетов попросту провалил в БГУИР кандидатский экзамен по специальности.

В 2012 году в вузах трудилось 9043 кандидатов наук в штате. В 2015 году – 8584.

Данные Белстат.  

Проработав почти 10 лет в системе дополнительного образования взрослых, могу сказать, что менее 20 процентов университетских преподавателей могут обучать взрослых, остальным не хватает квалификации. Есть два типа преподавателей, которых я никогда не буду привлекать к образовательному процессу. Первые – «всезнайки»: те, которые могут читать любой предмет, технологию, язык программирования. Таких людей я боюсь, потому что грамотный и знающий специалист всегда четко знает границы своей экспертизы. Второй тип преподавателей – «добрые»: люди, которые за все время своей работы не поставили ни одной двойки. Недавно в Минском государственном энергетическом колледже был такой случай: «добрый» преподаватель советовал обучающимся не тратить силы на подготовку к своему экзамену (мол, поставлю и так). А усиленно готовиться к следующему – у более требовательного преподавателя. Несмотря на популярность и хорошее мнение о таких преподавателях у студентов, считаю такую «доброту» проявлением неуважения к своему предмету и не заинтересованности в результате обучения. 

Конференция по цене месячной зарплаты

К сожалению, я не часто встречаю преподавателей на айтишных мероприятиях, проводимых на разных площадках, в первую очередь, в IMAGURU. Но здесь есть нюанс: многие преподаватели заняты едва ли не круглые сутки. Учебная нагрузка, в несколько раз превышающая нагрузку преподавателей в западных университетах, зачастую не позволяет им участвовать в подобных мероприятиях. Второй момент – стоимость. Заплатить 4 млн. рублей за участие в конференции – слишком дорого для преподавателя. Это – почти месячная зарплата. Например, возможность сертифицироваться как scrum-мастер в прошлом году у меня появилась лишь благодаря предоставленной почти 90-процентной скидке (причем Владимир Федосенко стал стал первым и на тот момент единственным деканом, получившим сертификат scrum-мастера – прим.ред.). 

Дать больше свободы

В конце нулевых я участвовал в разработке специальности: «Веб-дизайн и компьютерная графика», очень актуальной для того времени. Об этом периоде остались приятные воспоминания. Это было время творчества. Нам не надо было тратить время на утверждение учебно-программной документации, согласование с РИВШ, Министерством образования, Департаментом контроля качества… Современная же процедура открытия новой специальности переподготовки – трудоемкий и длительный процесс, может занять несколько месяцев, а то и год. Считаю, что министерство образования должно двигаться в сторону организации, рекомендующей и поддерживающей образовательные процессы, при ослаблении управляющих и командующих функций. Например, дать учебным заведениям, занимающимся дополнительным образованием взрослых, больше свободы в использовании разнообразных подходов к образовательному процессу (например, накопительная система, модульность, гибкие формы организации процесса обучения). В качестве возможного примера – организация дополнительного образования в РФ, где указанные выше подходы уже реализованы. 

***

Чтобы повысить компетентность выпускников УВО, надо ужесточить систему промежуточной аттестации (зачеты и экзамены). То есть должны быть созданы условия, чтобы учебное заведение могло выжить при примерно 30-процентном отчислении студентов, как это было в 1980-ые гг. Только тогда мы можем говорить о каком-то качестве образования.

Студентам и другим категориям обучающихся настоятельно рекомендую участвовать в стартапах и хакатонах, посещать конференции и митапы. И привлекать на них своих преподавателей. 

Фото: Глеб Канаш. 




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю