USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Александр Литвин | 26 ноября 2015

Вопреки войне, пустыне и солёной воде: израильские экономисты рассказали о том, как и почему развивается их страна

Нам, с нашей плодородной землёй и мирным небом, есть чему поучиться у маленькой (в 10 раз меньше Беларуси) страны на перешейке между Евразией и Африкой. На Бирже консультаций для бизнеса в рамках Всемирной недели предпринимательства BEL.BIZ поговорил с израильскими магистрами финансов, экономики и управления – Алексом Гамарником и Алексом Магидовым.

В этот день мы рассматривали разные вопросы: тайм-менеджмент, организационную структуру компании, мотивацию персонала в кризис, управление в новой цифровой реальности… Все они сводились к одному: главное – люди. Именно они делают бизнес и зарабатывают деньги. 

Алекс Магидов, магистр в области экономики и управления, бизнес-консультант

«Преимущество Израиля – человеческий капитал. Очень важно правильно его использовать. Невозможно воспитать нацию стартапов в обществе, которое не учится, не ищет, не знает…»

Алекс Гамарник, ведущий консультант Ассоциации предпринимателей Израиля, магистр в области экономики и управления

«Современные технологии развития бизнеса – это не только новый iPhone или страничка в Facebook. В первую очередь это незашоренность мышления, это гибкий подход к новым веяниям и трендам и нахождение своего пути в их правильном сочетании…»

Мозги – неисчерпаемый ресурс

У Израиля нет объективных причин для процветания. Но вопреки маленькой территории, пустыне, соленой воде и войне с Палестиной страна развивается.

В чем секрет? В людях. В Израиле самое большое в мире количество ученых –145 на каждые 10 000 населения. В США их всего 85, в Японии – 70, а в Германии – 60.

Алекс Магидов:

– Если открыть таблицу Менделеева и начать отбирать те элементы, которые есть в Израиле, почти все можно перечеркнуть: в недрах страны практически ничего нет. Единственные полезные ископаемые есть в Мертвом море.

Наше относительное преимущество – человеческий капитал. Очень важно правильно его использовать. Невозможно воспитать нацию стартапов в обществе, которое не учится, не ищет, не знает.

В рамках стандартного израильского аттестата зрелости 16-17-летние ребята работают над своими soft- и hardware проектами. Причем не только над самой идеей, но и над тем, как воплотить ее в реальность.

Мы вкладываем в качество образования, а для этого стимулируем преподавателей. Правильное стимулирование приведет к тому, что новое поколение будут воспитывать лучшие специалисты.

Может быть, это не очень популярно звучит, но нужно воспитывать поколение, которое любит свою страну, готово защищать ее и гордиться ею. Все это достигается в школе, ведь школа – это не только теорема Пифагора, но еще и моральные ценности.

Внедрение технологий

Старая шутка говорит: «С GPS-технологией Моисей не водил бы свой народ 40 лет по пустыне – нашел бы дорогу быстрее». Но тогда дело было не в технологиях, а сегодня – в них. На научные исследования Израиль выделяет 5% ВНП – большую долю в мире не затрачивает никто. У США это 3%, а у Беларуси показатель скачет с 0,6% до 1% за последние 10 лет. Хотя даже в сложном 1990 году наукоемкость ВВП в Беларуси составляла 1,47%.

В Израиле катализатором технического прогресса была война: армия Израиля остро нуждалась в эффективном оружии, а импортировать его было дорого.

Связь войны и технологий наглядна. После Шестидневной войны 1967 года Израиль получил новые ракетные комплексы и самолеты, а после войны Судного дня 1973 года – танки «Меркава» и корабли-ракетоносцы.

Уже тогда страна выстраивала грамотную инвестиционную политику. А сейчас Израиль занимает 8 строчку в рейтинге Doing Business по статье «защита интересов миноритарных инвесторов» (Беларусь – на 57 месте). Филиалы Microsoft, IBM, Cisco, Intel, Motorola начали открываться в Израиле ещё в 1970-х.

«А какие технологии внедряются в бизнес-процессы и общество в Израиле сегодня? Электронное правительство? Криптовалюты?» – спрашиваем у экспертов из земли обетованной.

Алекс Магидов:

– На самом деле, все это не внедряется: оно уже есть и успешно работает. И не только для бизнеса, но и для населения. Это помогает налаживать связь народа с правительством. Да, связь непрямая – посредством электронных форм, но она есть.

Банковские платформы позволяют бизнесменам и частным лицам вести свои дела из дома. Поехать куда-то нужно только для личной подписи (но и здесь выручает система электронных подписей). IT-технологии упростили отношения бизнеса с банками и муниципальными органами. Стало гораздо быстрее получать разрешения и лицензии.

Алекс Гамарник:

– Электронная подпись заверяется юридически: после процедуры верификации (подтверждения личности – BEL.BIZ) люди получают пластиковую карточку, и могут отправлять персональные запросы, ставить подписи. У меня тоже есть такая карточка, и с ее помощью я могу отвечать на тендеры от лица своей компании.

Алекс Магидов:

Это упрощает работу, убирает бюрократические препоны. Больше не нужно рубить леса в Аргентине и Бразилии, чтобы у предпринимателей была бумага для тендерных формуляров.

Одних только финтех-стартапов в Израиле около 400

А в целом, пишет bankir.ru, в стране насчитывается >5500 стартап-компаний, 230 венчурных фондов, около 100 международных венчурных фондов, множество бизнес-ангелов, семейных офисов, корпоративных скаутов… Получить финансирование (особенно на начальной стадии) просто. В стране сильна практика FFF-финансирования (friend, family, fools), доступно банковское кредитование. В Беларуси, увы, многие банки предпочитают не связываться со стартапами.

«Плохие сделки валяются на дороге, за хорошими идет охота, – делится Роман Гольд,  управляющий партнер инвестиционной платформы JSCapital. – Наша сильная сторона – доступ к компаниям, которые находятся «под радаром», то есть крайне редко засвечиваются на стартап-конференциях, в СМИ, в рейтингах а-ля «10 самых-пресамых стартапов», а вместо этого тихо (и быстро) развивают успешный бизнес. Методология доступа к таким компаниям (а также дальнейшей работы с ними) основана на финансовых, академических, армейских и даже религиозных связях…».

Откуда взялась такая тяга к созданию и творчеству? На чем растут эти тысячи стартапов?

Алекс Гамарник:

– Наши люди любят что-то создавать, у них есть много идей. Но наличие идеи не гарантирует, ее исполнения. И государство создает условия для реализации проектов. Есть два варианта – строить школы или строить тюрьмы. Израиль инвестирует в первое, чтобы не вкладывать во второе. Мы начинаем развивать идеи предпринимательства с детского возраста.

Постепенно вокруг Израиля сложился образ удобной для стартапов страны. Мы, как «startup nation», привлекаем все больше разработчиков и инвесторов.

Но некоторые вещи, которые делаются в Израиле, не работают в странах бывшего Советского союза. И вот почему… Представьте, что вы берете банку с хорошим молоком и долго ее трясёте. Что вы получите на выходе? Сливки, которые можно снять. На территории бывшего Союза вы долго трясете банку, но когда открываете ее, то понимаете, что залили в нее не молоко, а воду. Нужно работать над тем, чтобы на входе было хорошее молоко – то есть ценные, перспективные идеи.

Алекс Магидов:

– Театр начинается с вешалки, а startup nation – с системы образования. В Израиле государство поддерживает и юношеское предпринимательство, и успехи в точных науках. У нас есть несколько «силиконовых долин» – зон активного развития технологий, их около 10.

Стартапы разрабатывают и в армии. И после службы молодые люди используют знания и навыки, которые они там получили, в гражданском обществе. 

Государство – как зонтик: защищает и регулирует

Алекс Магидов:

– Государство делает всё для интеграции израильской экономики в мировую. Переводы денег, привлечение инвестиций – механизмы работают быстро и четко. Это позволяет и стартапам, и крупным компаниям оперативно мобилизовать средства на частном рынке. А государство – как зонтик: защищает экономику и регулирует ее работу.

Всё это не произошло внезапно! Ещё 30 лет назад израильская экономика была очень похожа на экономику социалистического государства. Сегодня, после структурных реформ, она основана на западных формах управления, интегрирована в международную финансовую систему.

Реформы не прошли даром: ВВП Израиля на душу населения = $24,540 долларов. В огромной, богатой полезными ископаемыми и пресной водой России это примерно $6,840 на душу населения – в 4 раза меньше маленького Израиля. В развитой Польше – $11,300.

Мы экспортируем оборудование, технологии и драгоценные камни. Ввозим в страну необработанные алмазы из Африки и России, обрабатываем их и продаем бриллианты. Разница в цене может превышать тысячу раз. Бриллианты составляют 18,7% от всего промышленного экспорта.

Экспорт и импорт – это лакмусовая бумажка состояния экономики страны. Она показывает, что такого производит страна, что пользуется спросом на иностранных рынках.

***

«В современном мире люди строят бизнесы разными способами. Если вы путешествовали по миру, то могли видеть огромные замки. Некоторые из них действительно очень большие, но бестолково построенные. Когда начинаешь разбираться, то узнаешь, что в начале на этом месте был дом и свинарник. Потом владелец дома разбогател и добавил к дому пристройку. Потом еще одну и еще. В итоге весь замок оказывается построенным бестолково. Так бизнес, который строится на основе архаичных методов, отличается от того, который использует для роста и развития современные инструменты». [Алекс Гамарник]



Теги: Израиль, инновации, стартапы, экономика
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю