USDКурс вырос 1.9703
EURКурс вырос 2.1019

«Готов честно признаться, что предпринимателем себя не считаю, а бизнес не очень люблю»: Леонид Лознер, сооснователь EPAM

«По сравнению со Стивом Возняком я – мальчишка в коротких штанишках» – скромно говорит наш герой, сравнивая себя с масштабами сооснователя Apple. Но с таким разделением ролей согласен. Он считает себя романтиком и верит в то, что настоящая дружба выходит за рамки экономических связей. А «на коне» будут страны, которые построят экономику знаний. Говорим с Леонидом Лознером об истории EPAM, утечке мозгов и моральных принципах.

Жизнь не сводится к коду

По образованию я физик, и по-прежнему влюблён в науку. У меня есть опыт программирования, и я не по книжкам знаю, что такое разработка в машинных кодах. Глядя на код, обычно понимаю, что он значит. If…then…else мне близко практически так же, как мама родная.

Но жизнь не сводится к коду. Не считаю, что «all you need is code». Если только не в том смысле, как «all you need is pen». С началом эпохи всеобщей грамотности ручка стала важным атрибутом нашей жизни. И в этом смысле нам всем нужна ручка. Но она – не смысл, и не цель жизни.

Важно уточнить: уже несколько лет я не играю никакой руководящей роли в EPAM. Сейчас в компании я почти волонтёр, и мой интерес лежит в области детских кружков, робототехнических турниров… Моя должность называется «консультирующий директор», но директоров в большой компании много. У меня нет чётких обязанностей и чётких полномочий. Кому-то это покажется скучным или недостаточно авторитетным, но для меня это замечательная позиция!

Говорить о моём вкладе в успех EPAM последних лет нет оснований. Но мы с Аркадием вместе строили фундамент, а то, что сейчас крыша не протекает, говорит о том, что основание лежит прочно.

Когда мы решили создать EPAM, было тепло

Идеи основать software development компанию у меня никогда не было. Эта идея полностью принадлежит Аркадию Добкину, с которым мы дружим с 3 класса. В моей памяти история EPAM’а началась с факса Аркадия ко мне. В 1993 году интернета в современном понимании не было, а разговаривать по телефону было дорого: оставался факс.

Тогда было тепло – весна или лето, точно не помню. Я поехал на пункт коллективного пользования факсом – если вдруг вы подумали, что у меня дома был факс. Эта фантастическая машина находилась по адресу ул. Московская, 4. На входящих факсах указывался телефон получателя. Ему звонили и приглашали за «телефонным письмом».

В этом факсе Аркадий кратко излагал конспект книги Эдварда Йордана «Рассвет и закат американского программирования», в которой автор предвещал скорое наступление эпохи аутсорсинга. А мой ответный факс был ещё короче: мне помнится, что я написал слово «да». Наверняка там было что-то ещё, но настроение вполне передается одним словом.

Я – романтик…

Это был 1993 год. Советский союз умер, а физика, как наука, активно обслуживавшая военно-промышленный комплекс, испытывала острый дефицит финансирования. Основных перспектив было две: сменить локацию или переключиться на коммерцию. Среди моих тогдашних коллег была популярна идея рынка ценных бумаг. Да и сейчас на этом глобальном рынке очень много людей с образованием физиков.

Но меня не интересовал ни этот, ни другие виды торговли, ни предпринимательская деятельность как таковая. Я готов честно признаться, что предпринимателем себя не считаю, а бизнес не очень люблю.

Я – романтик, которому в чём-то близки идеи, пару лет назад называвшиеся «occupy wall street».

Хотя, возможно, с моей стороны немного кокетливо так говорить.

После бутылки водки наша с Аркадием Добкиным коммуникация поднялась на новый уровень

Вызовом №1 в 1993 году была коммуникация. Я пользовался электронной почтой по месту работы. Низкий поклон НИИ ядерных проблем за эту возможность!

Многие сегодняшние айтишники удивятся, но тогда, чтобы получить почту, нужно было позвонить модемом по телефонной линии, соединиться с сервером и загрузить почту. Это происходило 1 раз в сутки. Поэтому цикл «письмо – ответ» был больше 24 часов, учитывая разницу во времени с США, где находился Аркадий.

Первым прорывом в этом стало число «202 202». В культовой книге «Автостопом по Галактике» лейтмотивом проходит число «42», как ответ суперкомпьютера на самый главный вопрос о Жизни, Вселенной и Всем Остальном. Поэтому в айтишной среде, когда что-то непонятно, часто говорят: «Ну… 42!». Для меня такую роль играет «202 202».

На заре беларуской государственности у нас было несколько провайдеров международной связи. И один из них, связанный с железными дорогами Беларуси, был партнёром американского провайдера Sprint, который, в свою очередь, работал с CompuServe. А CompuServe была некоторым аналогом WWW, но коммерческим и закрытым.

Я знал, по какому телефону нужно было позвонить модемом в Минске, чтобы получить доступ в Sprint. Но как из него выйти в CompuServe – нет.

И вот в Минске проходит технологическая выставка, что-то вроде Tibo. На ней – стенд Sprint’а. Со специалистом с этого стенда у нас происходит короткий диалог:

Скажите, пожалуйста, как выйти из Sprint в CompuServe?

Бутылка водки!

Сказано – сделано. Я ненадолго покинул выставку и вернулся с бутылкой водки. Специалист Sprint’а открыл мне секрет: «202 202». После этого наша коммуникация с Аркадием поднялась на новый уровень.

В том, что мы строили, инфраструктура всегда играла приоритетную роль. И это составляло предмет моих интересов, моей любви, моей энергии.

Дружба и бизнес

Сразу развею интригу: не всё гладко. Но, к счастью, и без драмы.

Дружба, по крайней мере, в том романтическом советском понимании, которая сложилась и остаётся у меня, – это отношения между людьми, которые выходят за рамки экономических связей в обществе.

Феномен дружбы в нашем понимании – это некоторая компенсация того, что у нас нет простых инструментов экономической жизни. Поясню. Когда надо помочь другу переехать из одной квартиры в другую (чем нередко была наполнена моя жизнь в 25-30 лет), друзья собираются, чтобы перевезти кого-то одного. В стране, где существует адекватная по цене и качеству служба перевозки, вряд ли друзья собираются ради этого. Хотя однажды уже во времена EPAM’a я как-то помогал Аркадию перевозить холодильник где-то в штате Нью-Джерси!

Не всегда наши с Аркадием точки зрения совпадали. В моих устремлениях рост бизнеса никогда не был важным фактором. И именно поэтому я не считаю себя бизнесменом. А одна из отличительных черт бизнесмена – это стремление к развитию бизнеса – на уровне религии. У меня никогда не было такого драйва. Да, было желание делать всё как можно лучше. Но больше – вряд ли.

Для меня это идеально формулируется английской фразой second for none – что-то вроде «выше только небо».

Капитаны современного бизнеса – типа Стива Джобса – это люди, для которых развитие бизнеса – это самоцель. Поскольку в этом мы с Аркадием отличаемся, то и единой позиции по таким вопросам у нас не было. Но было достаточно взаимопонимания, чтобы эти различия не приводили к разрушительной драме.

Главное – не первый шаг, а настойчивость в движении

Недавно мы провели большую конференцию для школьников. На ней мы с коллегами из индустрии рассказывали детям о математике и образовании. Дали несколько мастер-классов по программированию, показали роботов на ЛЕГО-платформе. Похоже, что получилось неплохо. В FB пишут хорошие отзывы. На удивление, я не прочёл ничего плохого. К большому сожалению, типичная форумная среда в нашей стране – это море негатива и капля позитива в нём. Это неправильно. Если общество генерирует негатив, оно и будет плавать в нём.

Главное не остановиться на этой конференции.

Жизнь учит меня, что главное – не первый шаг, а настойчивость в движении по длинному пути.

Ассоциация IT-образования, которую мы создаём, видит свою роль в том, чтобы быть частью большой системы образования. В том, чтобы исправлять и дополнять. Но ни в коем случае не в том, чтобы противопоставлять и конфликтовать. Разные точки зрения – это правильно. Конфликт, который ведёт к разрушению – это беда.

 

Наивно думать, что туризм обеспечит нам достойную жизнь

В Дании есть парк науки «Вселенная Данфос». Нужна ли такая Вселенная в Беларуси? То, что нужна – вопросов нет. Я очень надеюсь на то, что ни один разумный человек этот вопрос и не задаёт. Вопрос должен звучать по-другому: «как нам это сделать?». И это непросто.

Международная ассоциация центров науки и техники объединяет около 500 таких музеев по всему миру. Они есть в разных странах мира, в том числе в Малайзии и Танзании. И то, что в этом списке нет Беларуси, должно нас тревожить и побуждать к действиям.

Да, в Минске есть музей науки, который основал замечательный человек с творческим псевдонимом «Профессор Мозгокрутиков». Но музей этот маленький, и поэтому не соответствует статусу 9-ти миллионной – немаленькой по европейским меркам – страны. Не соответствует моим и разделяемым большинством небезразличных белорусов мечтам о том, какой мы хотим видеть Беларусь через 10-20-50 лет.

И наверняка мы хотим видеть её передовой, образованной и благополучной.

Основатель «Вселенной Данфос» сказал (имея ввиду Данию), что у маленькой европейской страны нет никаких шансов на то, чтобы быть страной, кроме как стать технологическим лидером.

Эта мысль применима везде. И если какая-то страна может претендовать на роль туристического рая, что тоже нормально, то такие претензии с нашей стороны будут не очень серьёзными. Я люблю свою страну, у нас много красивых мест. Но наивно думать, что туризм обеспечит нам достойную жизнь.

 

Чтобы кошка не ушла из дому, её нужно хорошо кормить

Я не считаю, что смена места жительства может решить личностные вызовы. Перемещение в пространстве для меня никогда не было способом избавиться от проблем, достичь целей. Переезд для меня такой же инструмент, как, например, ремонт в квартире.

Это не значит, что я не вижу проблем, и что я отказался бы от того, чтобы каких-то проблем не было. Я вижу много достойного, но и проблемы есть везде.

Не все разделяют эту точку зрения, и люди уезжают. Но право на выбор места жительства – такое же неотъемлемое право человека, как и право жить, дышать, учиться. То, что мне здесь нравится, никак не отличает меня от тех людей, которые уехали, приехали, уехали, но приедут, приехали, но уедут. Они такие же, как и я.

Что касается утечки мозгов… Чтобы кошка не ушла из дому, её нужно хорошо кормить.

Проблема утечки мозгов – это проблема конкуренции.

Те страны, которые не могут обеспечить привлекательную среду для самой энергичной, образованной и шустрой части своего общества, будут её терять. Единственный способ остановить глобальный обмен идеями, ресурсами и людьми – это отказаться от обмена вообще. Яркое воплощение такой концепции – Северная Корея. Но я не думаю, что беларусы мечтают о том, чтобы жить так.

Даже если ограничить физическое перемещение, мозги будут утекать по проводам. Люди будут работать удалённо.

Что нужно делать? Минимизировать потери от утечки мозгов. Создавать привлекательные условия для молодёжи, чтобы она возвращалась в Беларусь со своим потенциалом.

Страны, которые смогут построить экономику знаний, будут «на коне»

Достойное будущее Беларуси может быть связано только с одним магистральным путём. Это развитие высокообразованного и креативного общества. Большую часть своей жизни я провёл именно в такой среде, именно с такими людьми. И это было здорово. Я надеюсь. Что Бог даст мне здоровья, чтобы радоваться этому общению ещё много лет.

Известный экономист, декан экономического факультета МГУ, Александр Александрович Аузан, говоря о реформировании российской экономики, сказал примерно следующее:

«Если мы этого не сделаем, то мы рискуем… Рискуем через 15 лет стать очень скучной страной, население которой будет делиться на тех, кто перемещает грузы из Китая в Европу, и тех, кто пожинает маржу от такого геополитического положения. Остальным будет очень скучно».

Если мы не хотим, чтобы и Беларусь через 15 лет стала скучной страной, нам нужно строить высокотехнологичное общество уже сейчас.

Экспорт сырьевых ресурсов теряет свою значимость в будущем экономики. Главным ресурсов будут мозги. Нет никакого сомнения, что страны, которые смогут построить экономику знаний, будут «на коне».

Фото: Глеб Канаш




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю