Александр Литвин | 25 ноября 2016

"Бизнес готов говорить, а государство – слушать!": Авторы проекта Глас.бел о диалогах с властью, устаревших законах и боли

На первом в Беларуси GovTech-хакатоне, который  впервые прошел в рамках Международной Недели Предпринимательства 2016, победил проект Глас.бел: площадка для диалога между бизнесом и властью, на которой предприниматели смогут комментировать разрабатываемые нормативно-правовые акты (НПА), влияя тем самым на качество и направление законотворчества. Юристы адвокатского бюро «ВМП Власова, Михель и Партнеры» Алексей Филонов и Александр Веремеев, соавторы проекта Глас.бел, рассказали нам о настроениях работников госорганов, праве доступа к  НПА и о болевых точках бизнеса.

— Идея проекта Глас.бел кажется такой простой, полезной и очевидной, что становится непонятным, почему подобный сервис не работает уже несколько лет. С подачи государства и при его активной поддержке.

Да, идея очень проста и, главное, востребована — и бизнесом, и властью. Но исторически сложилось так, что у каждого госоргана есть свой сайт. Если информация по готовящимся и принятым законам и выкладывается в сети, то как раз на таких ресурсах. Иногда на сайтах появлялись опросы и формы голосования. В некоторых случаях была возможность направлять обратную связь, но не всегда становилось ясно, учитывается ли она чиновниками. Как такового диалога практически не было — чаще это был монолог, а по некоторым вопросам бизнес могли просто поставить перед фактом.

Но в последнее время ситуация последовательно меняется к лучшему, стороны хотят слушать друг друга. Поэтому ещё до GovTech хакатона у нас возникла идея создать площадку, где все проекты НПА будут собраны в одном месте. Недостаточно просто выложить всю информацию на сайт — пользователи должны легко находить то, что им нужно, не продираясь сквозь дебри неактуальных документов.

Изначально на хакатоне над подобной идеей работали две команды — после первого чекпоинта мы объединились. Благодаря тому, что в нашей команде собрались и разработчики, и юристы, и представители власти и бизнес-союза, получился универсальный прототип. И это правильно — сервис должен быть удобен для всех сторон.

Важно, чтобы портал был дружелюбен для пользователя. Порой программные продукты, выпускаемые государством, сложны и неудобны. Мы изначально сосредоточились на том, чтобы Глас.бел был «юзерфрендли». Понятный интерфейс, большие кнопки, красивые картинки. Каждый пользователь сможет найти то, что ему нужно, в три клика.

Сейчас — самое время для воплощения идеи — государство само смотрит в этом направлении. Например, разрабатывается проект указа об оценке регулирующего воздействия НПА. О нашем проекте госорганы сказали «ребята, вы попали в самую точку».

— Вы говорите, что органы власти готовы слушать мнения бизнеса. А готовы ли учитывать их? Менять свою парадигму мышления?

Это не мы говорим! Мы передаём слова работников госорганов, которые были у нас в команде. У нас тоже были стереотипы в отношении чиновников. Но люди, с которыми мы работали, большую часть стереотипов разрушили. Это хорошие специалисты, готовые к конструктивному сотрудничеству.

В целом нам нравится поколение молодых чиновников. О них складывается впечатление как о прогрессивных, либерально настроенных людях. С которыми можно общаться на равных, спокойно обсуждать вопросы без строгого взгляда сверху. Надеемся, их позитивное влияние скажется на работе всей системы. Хотя после продуктивных диалогов непонятно, почему иногда принимаются столь неоднозначные решения.

По итогам хакатона департамент предпринимательства Минэкономики официально пригласил команду к сотрудничеству. Основное развитие проекта будут курировать несколько членов команды, один из которых является профессиональным проектным менеджером. Мы же со своей стороны планируем осуществлять юридическую поддержку проекта. Насколько нам известно от коллег по команде, сейчас ведется диалог с Минэкономики. Возможно, в ближайшее время будет принята дорожная карта развития проекта и к процессу подключатся pravo.by и НЦПИ.

Впереди много технической работы — собрать и отсортировать информацию, которая сейчас разрознена по разным сайтам. Продумать логику и архитектуру работы проекта, подкорректировать нормативно-правовую базу. Кстати, в проекте указа об оценке регулирующего воздействия предусмотрено, что диалог с бизнесом будет проходить на сайтах министерств. Но мы надеемся, что на фоне позитивной реакции чиновников на Глас.бел, это диалог частично или полностью будет происходить именно здесь.

Для того чтобы портал работал, не нужно существенно менять законодательную базу. Это не что-то революционно новое, а просто удобный инструмент, который сделает диалог бизнеса и власти более прозрачным и эффективным.

Глас.бел поможет чиновнику, который будет подписывать правовой акт, увидеть ключевые мнения и результаты голосований. Государство получит полноценную обратную связь от тех, кто будет работать по принимаемым законам. Власти могут не всегда полностью представлять, как новые нормы на практике повлияют на бизнес. Они могут не хотеть «закручивать гайки», но по факту окажется, что в теории получалось лучше. Наверняка чиновники сами будут рады знать наверняка и заранее мнение бизнеса об их намерениях. Это благотворно скажется и на качестве, и на скорости законотворчества.

— Не все принятые законы и действующие программы развития находятся в открытом доступе. В результате ИП и юрлица могут не видеть полную картину интересующего их вопроса. Получить доступ к ряду законов, принятых депутатами (получающими зарплату из денег налогоплательщиков) эти же налогоплательщики могут за 1–2 BYN, отправив СМС. Не так дорого, но насколько это правомерно?

Доступ к ключевым документам и законам должен быть открытым. Скорее всего, закон предусматривает наше право ознакомиться с текстами НПА, но сделать это каким-нибудь не самым удобным способом. Например, придя лично в госорганы или отправив письменный запрос.

Куда хуже обстоит дело с техническими НПА. Большая их часть закрыта, доступ платный, а стоимость существенна. Хотя это важные документы для всех компаний, в которых есть технологические процессы. Правильная модель отношений между государством и бизнесом любых форм собственности — максимально открытый диалог, при котором предприниматели могут получить бесплатный доступ к принимаемым (и принятым) властью решениям.

И вопрос не только в доступе, но и в удобстве работы с ключевыми инструментами. Например, при регистрации компании вы должны предъявить электронный вариант устава в строго определённых форматах. Инструкция по делопроизводству тоже прописывает рекомендуемые (а по сути — обязательные) форматы документов — вряд ли это правильно. В таких простых нюансах можно дать большую свободу.

Реальный и распространённый случай: субъект предпринимательства не желает пользоваться Windows. Например, он хочет работать с бесплатным продуктом с открытым исходным кодом -Linux. Но не имеет такой возможности из-за того, что действующее ПО от госорганов «заточено» только под Windows. Без другого ПО он не сможет вести свою деятельность в рамках закона.

Это явно не злой умысел, но НПА принимались с учётом актуальных на тот день стандартов работы. Возможно, пришло время их пересмотреть, и в целом делать это периодически.

— Порой чиновники говорят, что они обращаются к бизнесу за комментариями, а в ответ — молчание. Всегда ли бизнес активен и почему?

Некоторая пассивность со стороны бизнеса присутствует, но важно понимать, откуда она взялась. Отчасти оттого, что бизнес не видит смысла в таком диалоге. Да, предприниматель может вдохновиться, дать комментарии по НПА, вызваться обсуждать законопроект, и… сделать выстрел в пустоту. А после такого — когда ты знаешь, что твоя инициатива вряд ли даст результат — опускаются руки.

Наш проект как раз направлен на то, чтобы подхлестнуть бизнес массово и честно выражать своё мнение. Видеть мнения других игроков рынка и реакцию власти на них.

Давайте избавляться от пассивного инерционного мышления и убеждённости, что смысла обращаться со своими комментариями нет. Смысл есть! Мы смотрим в будущее позитивно и надеемся, что ситуация будет меняться. Уже сейчас при обсуждении многих НПА в рабочие группы включают представителей бизнеса. Бизнес готов говорить, а государство — слушать. Нужно наладить этот диалог, предоставить площадку для него.

— Если так и произойдёт — площадка для честного диалога появится — какие, на ваш взгляд, наболевшие вопросы, нужно решать в первую очередь?

«Болевых точек» несколько, можно выделить три, на наш взгляд, основные.

Первая — вопрос субсидиарной ответственности при банкротстве. В практике наблюдается крен в сторону тотального привлечения учредителей к субсидиарной ответственности.

Иски по субсидиарной ответственности при банкротстве подаются и удовлетворяются в большом количестве. Хотя по этому вопросу у нас действует та же норма закона, что и в России, наши суды ведут себя по-другому. В России удовлетворяется 7% таких исков, а у нас — около 85%. Институт ограниченной ответственности юридических лиц практически никак не работает, и не совсем понятно, зачем он нам, если всё равно вся ответственность будет переложена на учредителей. Проработка вопроса субсидиарной ответственности особенно важна для сферы венчурного инвестирования, в которой много рисков.

Солидарность субсидиарной ответственности — тоже неоднозначный вопрос. Если в компании три учредителя, в случае привлечения к ответственности на каждого из них «вешаются» все долги компании. Хотя степень вины одного из них может быть минимальной или отсутствовать вовсе. ВМП Власова, Михель и Партнеры» на регулярной основе направляет свои предложения по совершенствованию НПА в госорганы. Одно из последних предложений нашего адвокатского бюро — определять объём долга персонализировано, с учётом степени вины каждого.

Суммы долгов по субсидиарной ответственности могут исчисляться миллиардами неденоминированных рублей. При обжаловании обвиняемое лицо должно уплатить госпошлину, которая также очень велика. Зачастую человек не может обжаловать решение суда по взысканию долгов, потому что у него не хватит денег на госпошлину. Таких лиц стоит освободить от уплаты госпошлины.

Вторая — ограничения на госрегистрацию компаний. Законом предусмотрены крайне суровые, и зачастую несоразмерные последствия за несоблюдение этих ограничений. Как раз это и подвергается критике. Есть категории лиц, которые не имеют права регистрировать компанию. Например, если у вас уже есть компания в статусе ликвидации или банкротства, либо не исполнены до конца судебные решения. При этом человек может не знать или забыть, что у него есть какие-то ограничения, но последствия их нарушения будут суровыми, вплоть до конфискации всех доходов компании за весь период деятельности. Пожалуй, это можно смягчить.

Третья — внедрить простые, но очень важные инструменты венчурного инвестирования. Например, конвертируемый займ. Ну и, конечно, наболевшее: за экономические преступления стоит наказывать только «рублём». Арест в качестве меры пресечения применять в исключительных случаях.

В западных странах есть институты уголовной ответственности юридических лиц. Они практикуют привлечение компании к ответственности не персонализировано, а в целом, как юрлица.

Нарушившие закон (или банально не уследившие за бухгалтерией) бизнесмены — не кровавые убийцы, их не нужно изолировать от общества.

Фото: Глеб Канаш



Теги: gew2016
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю