USDКурс вырос 1.9789
EURКурс вырос 2.122
Мария Мелёхина | 09 апреля 2015

Директор компании и промышленный альпинист Сергей Бобровский: «Работу на высоте можно сравнить с первым свиданием, когда не знаешь, чего ожидать»

Специфика этой профессии заключается в проведении работ на высоте от 5 метров и более. Кто такие промышленные альпинисты, сколько они зарабатывают, как ими стать, и что заставляет их покорять новые высоты, Bel.biz выяснил у директора ООО «На вершине» Сергея Бобровского - не просто директора, а практикующего альпиниста. О сложностях профессии, как развивается промышленный альпинизм в Беларуси и России,  и почему лучше гор могут быть только горы, читайте в материале Bel.biz.

Сейчас Сергею Бобровскому 28 лет, а его компании – 4 года. Молодой человек не только управляет компанией, но и сам несколько раз в месяц поднимается на высоту. Говорит, что это необходимо для сохранения профессиональных навыков и сноровки. Кроме того, физические нагрузки на свежем воздухе позволяют поддерживать организм в тонусе, укрепляют иммунитет.

В далеком 2009 году наш герой закончил Белорусский государственный технологический университет по специальности «Машины и оборудования лесного комплекса», и начал присматривать себе место работы в Минске. 

"Это было кризисное время, на заводах шли сокращения. Мне так и не смогли найти место по распределению в столице. Поэтому два года я должен был отработать в одном из лесхозов Пинска с окладом примерно в $70 без предоставления жилья. Я посидел, подумал и решил не тратить два года впустую. На меня тут же повесили долг в $5,5 тыс за отказ от распределения. К тому же в Беларуси существует порядок, согласно которому диплом признается недействительным до той поры, пока человек не погасит долг за обучение. Чтобы не терять времени на поиски работы по специальности я решил сменить квалификацию, и это привело меня в профессию верхолаза высотника", - говорит Сергей.

 «На втором курсе университета я поехал в свое первое в жизни путешествие.  И судьба забросила меня на Кавказ. Примерно на высоте 3900 метров над уровнем моря я понял, что это любовь. С тех пор тяга к высоте и покорению вершин меня не покидала», - говорит директор ООО "На вершине".

По словам Сергея, чтобы стать промышленным альпинистом, конечно, приветствуется быть крепким и здоровым, но каких-либо высоких показателей по физической подготовке показывать не нужно. Соответствующую физическую форму альпинист-высотник может набрать за пару месяцев, а вот опыт и навыки нарабатываются годами.

«Не обязательно быть сильным и выносливым, умение применять свои знания и совершенствовать их с годами позволяет выполнять самые сложные верхолазные работы с минимальными трудозатратами и временными потерями», - говорит он.  После получения допуска на высоту альпинисты каждый год подтверждают квалификацию и проходят проверку знаний.

На данный момент стоимость курсов промышленных альпинистов составляет в среднем 3 млн рублей. Экипировку и снаряжение будущие высотники приобретают за свой счет. Примерная стоимость одного комплекта снаряжения составляет от 5 до 10 млн рублей. Чтобы записаться на курсы промышленных  альпинистов необходимо быть не моложе 18 лет, пройти медицинский осмотр без противопоказаний к выполнению работ на высоте, а также проявить желание учиться.  «У меня со здоровьем всегда был порядок, я уважаю спорт. Еще в школе я занимался такими командными видами спорта, как баскетбол, волейбол, гандбол, футбол. Индивидуальный спорт я также вниманием не обошел: плавание, коньки, лыжи, сноуборд. Так что с допуском на высоту у меня никаких проблем не возникало», - говорит Сергей.

Летом 2010 года наш герой оканчивает курсы промышленных альпинистов, получает допуск на высоту и начинает работать промышленным альпинистом по договору подряда в Минске.

«Работа в большинстве случаев попадалась сложная и не прибыльная, эти обстоятельства вынудили меня кардинально изменить жизнь. Я переехал в Санкт-Петербург и в течение полугода приобрел не только драгоценный опыт, но и множество коллег, партнеров, которые в значительной степени повлияли на мое дальнейшее развитие.  И тогда я твердо решил открыть собственный бизнес, но уже в Минске. Накопленных денег хватило, чтобы запустить сайт и набрать толковую команду», - говорит он.

По словам Сергея Бобровского, при открытии компании много денег не требуется, скорее, остро стоит вопрос нехватки квалифицированных кадров. «Важно, чтобы у людей, которые с тобой работают, было желание развиваться в коллективе. Умение находить новое, совершенствовать старое и обязательная  работа над ошибками являются ключевыми факторами», - уверен Сергей.

- Говорят, что профессия промышленного альпиниста сверхприбыльная. Так ли это?

- Моей компании уже 4 года, но пока я не езжу на дорогой машине, и у меня нет загородного дома. Хотя профессия действительно достойная и высокооплачиваемая в странах, где это развито. Например, в России цены на услуги промышленных альпинистов в разы выше, нежели в Беларуси, но там и конкуренция выше. В Беларуси средняя зарплата промышленного альпиниста составляет 10-15 млн рублей. Но опять-таки, сейчас остро чувствуется кризис, снизилось количество заказов, несмотря на сезон. Люди затаились и чего-то ждут, возможно, чуда белорусской экономики.

Кроме того, сегодня люди мало что знают о промышленном альпинизме. Часто происходит путаница с ценами, так как мы продаем услуги, а не товар. Например, компании, которые продают окна, знают себестоимость своей продукции, а у нас нет фиксированной цены, так как все зависит от сложности работ и технологии их выполнения. Иногда люди звонят и сами называют цену за ту или иную услугу. Странно, конечно, ведь не звонят же они на «Атлант» и не говорят, что у меня  всего 2 млн рублей, но я хочу холодильник за 5 млн рублей. Также наши люди еще не понимают, что спустить на тросах одного человека намного дешевле, чем вешать люльку с человеком. Но это все еще придет, как когда-то пришло в Россию.

- Вообще мы профессионально занимаемся клинингом остекления и фасадов, герметизацией различных поверхностей, фасадными работами на высоте, монтируем и демонтируем рекламу, устанавливаем различное оборудование (спутниковые антенны, кондиционеры). Также занимаемся электромонтажом осветительных приборов, подсветкой зданий, поднимаем (спускаем) грузы, конструкции и мебель. В зимний период очищаем кровли от снега и наледи. Сегодня вот приехали, чтобы произвести гидроизоляцию балконной лоджии. Такая работа занимает около 5 часов, - говорит Сергей, опутывая себя веревками и карабинами на крыше одной из двадцатиэтажек в Уручье.

- В Минске есть районы, где многим домам перевалило за 30 лет. Соответственно, дома медленно разрушаются. И если бы местные власти или управляющие компании были более расторопными, то многим домам удалось бы продлить срок службы примерно в два раза. Пока мы этой проблемы остро не ощущаем, но через 15-20 лет ощутим. С этим уже столкнулась Россия, когда 50% жилого фонда - это аварийные и непригодные для жизни дома, которые нужно сносить, но там продолжают жить люди. А сколько было случаев обрушения? Всего этого можно было бы избежать, если бы вовремя была произведена герметизация и утепление, чем собственно, мы и занимаемся, - говорит Сергей, показывая спусковой механизм.

Этот спусковой механизм позволяет подниматься вверх и вниз по веревке, не прилагая особых усилий. Поэтому стать промышленным альпинистом может даже девушка. По словам Сергея, в Беларуси, кстати, есть, по крайней мере, одна представительница профессии – он точно знает.

А это седушка, и она делает жизнь промышленного альпиниста «скучной и однообразной». Дело в том, что без седушки опоясывающее снаряжение уже через минут 15 начинает пережимать сосуды. Конечности начинают затекать и, как вы уже догадались, ни к чему хорошему это не приводит.

Проверяя страховочный трос, Сергей рассказывает о сложностях профессии: «Вот, казалось бы, нужно всего лишь повесить и подключить кондиционер в определенном заказчиком месте, но ведь он тяжелый. Да и еще дорогой: долларов 500 стоит. И вот представьте, что вы его уронили. Все, значит, придется возвращать собственнику стоимость кондиционера. Поэтому в стоимость сложных высотных работ мы закладываем еще и сумму риска, который составляет примерно 15-20%».

- Случались ли у вас экстремальные случаи на высоте, когда что-то пошло не так?

- Был единственный случай за всю мою практику, когда я услышал, как лопается оплетка в  страховочной веревке. Но все обошлось без эксцессов: я совершил быстрый аварийный спуск на землю и уже когда поднялся на крышу, обнаружил поврежденную веревку - слух меня не подвел.

К слову, вот такое самодельное устройство против перетирания веревок Сергей использует после того случая по сей день. «Дерево – это лучший материал, который бережет веревку», - говорит он.

- А неожиданные или необычные заказы были?

- Из последнего – история с птенцом. Ранним утром звонит мне женщина и напуганным голосом рассказывает, что птенец синицы запутался в скворечнике и не может вылететь, а скоро поднимется солнце и ему не спастись. Утро, как я сказал, было ранним, поэтому я решил никого не дергать и сам поехал на вызов. Причем эта женщина оплатила мне даже такси, чтобы я не мешкал. Не позавтракав, я прыгнул в такси и прилетел на другой конец города.

Когда я залез на это дерево и распутал птенца, оказалось, что на втором конце веревки был еще один птенец, но уже мертвый. Я поднял выжившего счастливчика в ладонях, и он улетел. Но история этим не закончилась. Когда я спустился вниз и стал двигаться в сторону метро, примерно в 20 метрах от меня очень медленно пролетели две вороны довольно низко над землей, держа что-то объемное в когтях. Когда я направился в их сторону, одна из них неожиданно бросила это "что-то". Подойдя ближе, я увидел, что на земле лежал тот самый, но уже мертвый птенец. Вот такая история.

- История, конечно, грустная….но поражает другое, что директор компании ни свет ни заря срывается и едет на другой конец города, чтобы спасти птенца. Я считаю это странным.

- Почему странным? Не каждый день выпадает случай спасти кому-нибудь жизнь. Другой возможности может и не оказаться. Финал, конечно, трагичный, природа в очередной раз объяснила, что такое естественный отбор. В любом случае, я сделал попытку спасти жизнь, хоть и провальную. 

- Вы не думали перебраться поближе к горам на ПМЖ, ведь в Беларуси такого удовольствия кроме высоток и деревьев нет…

- Я уже думал над этим, но слишком много проблем. Нужно получать гражданство, начинать все с нуля. Да и не только это останавливает, если честно. Кому-то, чтобы разобраться в себе, нужны книги, кому-то - одиночество, кому-то что-то еще, а мне нужна высота. Я люблю путешествовать, я люблю горы, но я также люблю возвращаться домой, а мой дом – это Минск. Здесь моя семья, мои друзья, и здесь меня ждут.

- Если верить Ницше, то когда ты смотришь в бездну, бездна смотрит на тебя. Что вы чувствуете, когда под вами пропасть?

- В горах у меня отключается внутренний диалог, меня перестает волновать что-либо. В это время есть только я и бездна. У меня нет тревоги, волнения, страха. Высота очищает голову лучше любого психоаналитика. А если в городе я выполняю какие-либо высотные работы, то всегда чувствую легкое будоражащее волнение. Это можно сравнить с первым свиданием, когда ты не знаешь, чего ожидать. И это ощущение не пропадает с годами, может потому оно для меня так ценно. Конечно, это еще и удовольствие, но проработав достаточное время на высоте, глаза уже горят не так.

- Но ведь страх – это базовое чувство, которое формирует инстинкт самосохранения. Неужели никогда не было страха упасть?

- Панического страха или его физических проявлений, когда, например, начинает кружиться голова, у меня, наверное, никогда не было. Но к любой высоте нужно привыкать, даже если это пятиметровая высота. Универсального секрета борьбы со страхом нет - все индивидуально, но в любом случае нужно верить в свои силы и снаряжение. Я как-то пробовал такой вид спорта, как роуп-джампинг - прыжки на специальной веревке с высоты. Пару секунд во время прыжка ты находишься в свободном падении. И самое сложное для меня было – убедить себя отпустить руки с бортика на высоте 27 метров. Я понимал, что это на 99% безопасно, что место и экипировка проверенные, но я все равно боялся отпустить руки. Я не мог себе дать ответ, зачем я это делаю. Мозг отказывался понимать, что это удовольствие и адреналин. И здесь важен самоконтроль. Помню, в тот момент я вспомнил что-то из детства и намеренно отвлек свое внимание от страха.

- И что вы почувствовали в этот момент, когда отпустили руки?

- Я почувствовал гравитацию (смеется). Все было очень быстро, поэтому было не до самоанализа. Но в любом случае высота постоянно заставляет бороться с собой.

Фото: Константин Горецкий, а также из личного архива Сергея Бобровского



Теги: промышленный альпинизм, ООО "На вершине", Сергей Бобровский
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю