USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Ирина Горбач | 16 июля 2015

Финансовый аналитик Вадим Иосуб: «Кредит, который может позволить себе сегодня среднестатистический белорус, – 15 млн на год»

О том, почему в Беларуси дорогие кредиты, и когда они, наконец, подешевеют мы спросили у старшего финансового аналитика Alpari Вадима Иосуба. А также о вопросах, на которые нужно ответить, прежде чем взять деньги в долг, и о том, как неправильная мотивация сотрудников может стать причиной мирового экономического кризиса.

– Жить в долг – это привычка белорусов или стабильно непростая экономическая ситуация обязывает население постоянно связывать себя долговыми обязательствами?

– С достаточно старых времен мы привыкли думать, что у нас всегда будет стабильная работа, на которой постоянно повышают зарплату. Но сегодня ситуация на рынке труда другая – предприятия оптимизируют свои затраты, часто в ущерб сотрудникам. Вы можете взять кредит, а через какое-то время уйти в неоплачиваемый отпуск или на неполную рабочую неделю, а то и вовсе лишится работы.

– Можно ли сказать однозначно, что брать кредиты – это всегда не разумно и не выгодно?

Конечно же, однозначного ответа на этот вопрос нет. Все зависит от цели, для которой человек хочет занять деньги у банка, и стоимости кредита.

Если вы берете деньги в долг, обращайте внимание на реальную процентную ставку, а не номинальную. Номинальная процентная ставка – та, которая прописана в договоре, а реальная скорректирована с учетом инфляции.

Объясню на примере. Взять кредит под 50% годовых – это дорого или дешево? Давайте вспомним, что в нашей истории были периоды, когда инфляция за год составляла 100%, а зарплаты за тот же период вырастали в рублевом выражении вдвое. В этом случае взять деньги в долг под 50% было очень выгодно, потому что люди фактически отдавали меньше, чем брали. Но если вы взяли кредит под 50% в ситуации, когда зарплаты и цены стоят на месте, конечно же, это не выгодно, а возможно, и не посильно.

Нужно понимать, что в экономике все меняется циклами, в т.ч. и процентные ставки: на смену периоду их снижения приходит период роста. Мы помним истории конца 80-х-начала 90-х, когда люди брали кредит на квартиру, а после гиперинфляции и сильной девальвации, этот кредит могли вернуть с одной зарплаты. В таких экономических условиях брать кредиты не только можно, но и нужно.

Сейчас ситуация очень отличается от прежней. Чтобы стабилизировать ситуацию в экономике, Нацбанк проводит жесткую денежно-кредитную политику. Это означает, что процентные ставки будут достаточно высокими: как по кредитам, так и по депозитам.


«Стоимость денег, как и товаров, складывается из спроса и предложения,

и в нормальной ситуации процентная ставка должна быть выше инфляции»


– Почему кредиты такие дорогие?

Высокие процентные ставки по кредитам – это следствие высоких процентов по депозитам. Но снизить ставки по депозитам ниже текущего уровня достаточно сложно, потому что люди ринутся снимать деньги с рублевых депозитов и покупать за каждый свободный рубль валюту. С начала года процентные ставки по рублевым кредитам для физических лиц снизились с 36,3% в январе до 31,1% в июне. Так случилось, потому что за это время также произошло снижение ставок по депозитам: с 45% годовых до 25,6% (на срок до одного года), с 46,3% до 29,5% (на срок свыше одного года).

Также нужно понимать, что стоимость денег, как и товаров, складывается из спроса и предложения, и в нормальной ситуации процентная ставка должна быть выше инфляции. По-другому стабилизировать экономику невозможно.

– Что будет происходить со ставками дальше, можно ли рассчитывать, что кредиты подешевеют?

Мой ответ на этот вопрос будет не очень оптимистичным. Ставки по кредитам могли бы падать при условии дальнейшего снижения ставок по депозитам. Но, мне кажется, что в снижении ставок по депозитам сейчас достигнуто определенное дно. Этот год отличался ежемесячным приростом рублевых депозитов (люди понесли свои денежные запасы на счета в банки) благодаря достаточно привлекательным ставкам. Но ставки начали снижать, и в июне мы увидели отток по срочным рублевым депозитам населения на 750 млрд. руб. Я думаю, для регулятора это будет сигналом о том, что при нынешней экономической ситуации и девальвационных ожиданиях ставки по депозитам снижать дальше некуда. Иначе люди массово побегут в банки снимать рубли и обменивать их на валюту.

– В сегодняшней экономической ситуации есть ли случаи, когда кредит все же стоит взять?

Я считаю, что сейчас брать потребительские кредиты не целесообразно, если, конечно, речь не идет о каком-то форс-мажоре. Наступил момент, когда выгодно сберегать и не выгодно брать кредиты. Если вам нужно совершить дорогую покупку, лучше сберегать, чем брать кредит, т.е. ежемесячно откладывать какую-то сумму на срочный рублевый депозит или сберегательную карту. В этом случае вы не просто сохраните отложенную сумму денег, но и увеличите ее за счет процентов. Получается, что если потерпеть несколько месяцев, покупка телефона может обойтись вдвое дешевле, если вы на него откладывали деньги на депозит, а не взяли на его покупку кредит.

– Может ли так случиться, что мы через несколько месяцев окажемся в той самой ситуации, когда цены растут быстрее, чем ставки по кредитам?

Белорусы привыкли жить в условиях инфляции, и многие люди и по сей день берут кредит в надежде, что очередной виток девальвации спишет их долги. В нынешних условиях исключить повторение истории 1990-х гг. на 100% нельзя, но мне это видится маловероятным, учитывая те усилия, которые предпринимает Нацбанк и обновленная команда правительства для сохранения макроэкономической стабильности.

Были времена, например, 1994 год, когда девальвация составляла сотни процентов в год. Многие компании в те времена действовали по схеме: пойти в банк, взять рублевый кредит (иногда даже под 100%), купить на него валюту и положить ее в сейф. Когда приходило время возвращать кредит, валюту продавали и этой суммы хватало, чтобы вернуть кредит с огромными процентами и еще на этом заработать. Но начался 1995 год, когда ставки по кредитам оставались на том же уровни, а курс доллара резко перестал расти. И владельцы бизнеса, по привычке увешанные 100%-ными кредитами, прогорели.

Этот пример подтверждает, что не нужно рассчитывать на то, что инфляции и девальвация были и будут всегда.


«Я не вижу оправданий для человека, который говорит:

" я хочу пользоваться финансовыми продуктами, но при этом я финансово безграмотный"


– Я думаю, вы сейчас говорите о той категории людей, которая может называть себя финансово грамотной…

Я не вижу оправданий для человека, который говорит, что хочет пользоваться финансовыми продуктами, но при этом он финансово безграмотный. Это все равно, что сесть за руль автомобиля, не зная правил дорожного движения, и выехать на оживленную трассу. Чтобы разобраться в вопросе, как пользоваться кредитами и депозитами, не нужно быть нобелевским лауреатом в сфере финансов. Тем более, что речь идет о личном благосостоянии.

Тотальная финансовая безграмотность населения позволяет отдельным сотрудникам некоторых банков манипулировать своими клиентами, не озвучивая всех условий кредитования. Люди подписывают договор и держат в голове одну сумму ежемесячных выплат, а потом оказывается, что с учетом каких-то дополнительных комиссий и страховок, им приходится платить значительно больше.  Люди часто обращаются с жалобами в Нацбанк, мол «я рассчитывал на то, что буду ежемесячно выплачивать 3 млн., а оказалось, что нужно отдавать 5 млн». Но в этом некого винить, кроме себя самого. Если вы подписали договор с такими условиями, от взятых обязательств вас никто не освободит.

Мне кажется вы очень мягко сказали об «отдельных банках и некоторых сотрудниках». Это явление похоже на массовое. Бывшие сотрудники банков признаются в том, что у них есть план «продаж» кредитов, от выполнения которого зависит их зарплата. Поэтому сотрудники банков сегодня часто напоминают сетевиков, которые «впаривают» свой продукт, не взирая на доход и социальный статус клиента...

– Вы описали ситуацию, когда банк дурачит не только клиентов, но и самого себя. Кстати, основная причина последнего мирового финансового кризиса 2008–2009 года – это как раз большой рост плохих кредитов из-за неправильно выстроенной системы мотивации сотрудников банков.

Рынок устроен так, что банки вынуждены друг с другом конкурировать. И один из параметров, по которым они конкурируют – это объем активов: чем больше они выдают кредитов, тем больше имеют активов и тем это круче. Но если эти кредиты выдаются, не глядя на реальные финансовые возможности клиента, есть риск, что рано или поздно этот кредит станет плохим. Плохой кредит – это когда человек его взявший перестает возвращать сумму кредита и выплачивать проценты.

Не нужно думать, что такая проблема есть только у белорусских банков, она глобальная, и связана с неправильной системой мотивации банкиров. Если зарплата банковского сотрудника зависит от суммы выданных кредитов, банк неизбежно окажется в ситуации, о которой мы говорили выше. Банкиры начнут кредитовать всех бомжей и безработных, чтобы получить свои зарплаты, в краткосрочной перспективе это приведет к росту активов банка, а в долгосрочной – к проблеме банковской системы в общемировом масштабе.

Что делать заемщику, который не может выполнять свои обязательства, потому что с ним случился форсмажор?

– Первое, что нужно сделать – обратиться в банк, объяснить свою жизненную ситуацию и предложить варианты выхода (изменить процентную ставку, реструктуризировать долг, отсрочить время выплаты кредитов). Банки не обязаны идти вам навстречу, но многие из них, я думаю, могут это сделать. Если мы говорим о кредитах на серьезную сумму, они, как правило, выдаются под залог имущества. Если заемщик не может рассчитываться деньгами, он продает имущество. Или обязательства по выплате долга ложатся на поручителей. Поэтому, прежде чем согласиться стать поручителем, нужно быть уверенным не только в добросовестности вашего знакомого/ родственника/ друга, но оценить свои финансовые возможности, сможете ли вы вернуть кредит, если с человеком, за которого вы поручились, случится форс-мажор? Если вы не уверены в этом на 200% – не постесняйтесь отказать в поручительстве.

Какой кредит в нынешних экономических условиях может потянуть белорус со средней зарплатой 6,5 млн рублей?

– Я считаю, что без особого ущерба для себя и своей семьи, человек может отдавать на погашение кредита не более 25% своего ежемесячного дохода.

Предположим, что мы берем кредит на год под 30% годовых, это значит, что ежемесячно сверх основной суммы долга, нужно будет выплачивать 2,5% за пользование кредитом. При условии, что мы можем отдавать в месяц не более четвертой части основного дохода (1 625 000), получается, что на год можно позволить себе взять в долг у банка не больше 15 млн. руб. (с учетом процентов это будет 19,5 млн.).


«Просьба «сделать деньги подешевле», с которой реальный сектор экономики,

а часто и правительство обращается к Нацбанку,

звучит также абсурдно, как

«а сделайте-ка мясо раза в три дешевле»


– А если мы говорим о кредитах для юридических лиц, как складывается ситуация?

– Я себе слабо представляю ситуацию, когда человек приходит в магазин за автомобилем и говорит продавцу: «Какой красивый Mercedes, но я не могу себе его позволить – вы должны для меня снизить цену». Но сегодня мы такую ситуацию наблюдаем, когда предприятия стонут и говорят, что процентная ставка слишком высокая, как бы намекая на то, что ее должны понизить. Надо понимать, что процентная ставка – это стоимость денег, которая складывается объективно под влиянием определенных экономических условий. И эта просьба «сделать деньги подешевле», с которой реальный сектор экономики, а часто и правительство обращается к Нацбанку, звучит также абсурдно, как «а сделайте-ка мясо на рынке раза в три дешевле».

Действительно, в нынешних условиях брать кредит под существующие проценты могут себе позволить только высокорентабельные предприятия. Остальным нужно просто с этим смириться и оптимизировать свою работу, на основе имеющихся ресурсов, если для этого нужно сократить обороты и людей на своем предприятии – делайте это! Однако многие предприятия не хотят оценивать объективно уровень своей рентабельности и продолжают брать кредиты по инерции.


«Государственные предприятия не чувствуют на себе никакой финансовой ответственности,

потому что они понимают, что возвращать кредит за них будет государство»


Что должно измениться в экономической ситуации страны, чтобы кредиты, наконец, стали доступны для широкого круга физических и юридических лиц?

– Процессы в экономике цикличны и взаимосвязаны: рост процентной ставки приводит к снижению количества заемщиков, замедляется рост экономики, а вместе с этим и инфляция. Как только инфляция снизилась, процентные ставки также могут начать понижаться. И начинается новый деловой цикл. Предприятия снова начинают брать кредиты, и история повторяется. Нормальный деловой цикл рассчитан на то, что при увеличении процентных ставок предприятия начинают брать меньше кредитов, и ситуация на рынке стабилизируется.

Так вот у нас этот нормальный экономический цикл не работает, потому что кроме частного бизнеса у нас в стране есть большой сектор государственных предприятий, который абсолютно не эластичен к процентным ставкам. Госпредприятия не чувствуют на себе никакой финансовой ответственности, потому что они понимают, что возвращать кредит за них будет государство. Эти предприятия будут продолжать брать кредиты, даже если завтра процентная ставка вырастет до 200%. Конечно же, это не единственная причина, по которой процентные ставки не могут снизится, но одна из главных.

И это очевидно для всех, включая такие мировые финансовые институты как МВФ и Всемирный банк. Поэтому одна из их самых настойчивых рекомендаций состоит в том, чтобы исключить из экономики всевозможные варианты льготного кредитования, чтобы частные и государственные предприятия получали кредиты на общих условиях. Когда каждое предприятие начнет нести личную ответственность за финансовые обязательства, которые оно на себя берет, очень многое в нашей экономике станет на свои места. Но это идет в разрез с концепцией «уникальной экономической модели» Беларуси. В любой экономике бывают кризисы, но страны после выхода из них учатся на совершенных ошибках и стараются их не повторять. Мы же с момента развала советского союза до сегодняшнего дня продолжаем наступать на одни и те же грабли.

В нашей самостоятельной истории был небольшой период (2005–2007 гг.), когда казалось, что наша экономическая модель сработала, но в этом не было нашей заслуги, просто иногда звезды складывались настолько хорошо, что мы чувствовали себя неплохо (хорошая мировая конъюнктура в сочетании с высокими ценами на энергоносители и высокими дотации со стороны России). Чем дальше, тем это становится все очевиднее. И я думаю, что в вопросе формирования процентных ставок должны прийти к пониманию, что это рыночная величина, которую невозможно административно регулировать, как это уже произошло с вопросом формирования валютных курсов.

Фото: Константин Горецкий




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю