USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Ирина Горбач | 13 мая 2015

Предприниматель Сергей Мацкевич: "Жить на пенсию для меня равносильно рабству, а бизнес дарит свободу"

Место очередного путешествия Bel.biz – Бобруйск, герой нашего материала – предприниматель Сергей Мацкевич – встречает нас на велоколяске. Инвалидность не мешает ему быть бизнесменом, помогать людям, делать свой город более доступным для колясочников, путешествовать и чувствовать вкус жизни.

До того как стать предпринимателем, Сергей Мацкевич занимался созданием общественной организации «Республиканская Ассоциация инвалидов-колясочников» в Бобруйске. «Ведь после того как в 1989 году мне пришлось сесть в коляску, я понимал, как важна поддержка людям, пережившим травму, чтобы бороться за свою жизнь и свободу передвижения», говорит Сергей.

После «запуска» организации, он передал дела другим людям и начал думать о том, куда двигаться дальше. В 2002 году зарегистрировал ИП, два года искал, чем заниматься, и в 2004 году открыл свой первый веломагазин в Бобруйске, а в следующем году второй. С первого дня работы магазины работают «в плюс», несмотря на то, что бизнес сезонный: девять месяцев работы с перерывом на «зимнюю спячку», когда велосипеды покупаются не так активно. В летний период продажи вырастают до 150 велосипедов в месяц, чаще их покупает молодежь и, как ни странно, пенсионеры. Кроме велосипедов в магазинах продается масса нужных велосипедисту (и не только) вещей – всего около пяти тысяч наименований товаров.

– Сергей, почему вы решили заняться велосипедами, а не, скажем, стиральными порошками?

На самом деле, для меня не было большой разницы, что продавать – велосипеды или стиральные порошки. Просто так сложились обстоятельства.

А вообще я хочу, чтобы Беларусь стала похожа на Голландию или Швецию, где велосипедов больше, чем людей. В большинстве европейских стран вовсе нет маршруток, а автобусы ходят только по определенным маршрутам и достаточно редко, основную нагрузку по перевозке населения на себя берут метро, трамвай и велосипед.

Наша нация тоже развивается, люди все больше начинают ценить здоровье, я вижу, что с каждый годом у меня в магазине продается все больше велосипедов. И я думаю, что если бы в Бобруйске были велодорожки, то полгорода уже ездило бы на велосипедах, а водители маршруток остались бы без работы.

– Инициативу начинающего бизнесмена в инвалидном кресле государство каким-то образом поддержало?

Если вы спрашиваете о льготах, то ответ на этот вопрос будет слишком коротким, потому что бизнесмены с инвалидностью в нашем государстве льгот практически не имеют. Единственным огромным плюсом для меня был понижающий коэффициент 0,1, который применяется в случае, если я арендую помещение у города. Это значит, что арендная ставка для меня в 10 раз ниже, чем для обычных предпринимателей. Также для ипэшников с инвалидностью действует еще одна льгота: «скидка» 25% для тех, кто работает на едином налоге.

– А с какими трудностями пришлось столкнуться?

В середине 2000-ных заниматься бизнесом было куда сложнее, чем сейчас. Первая трудность, с которой мне пришлось столкнуться, была связана с поиском подходящего помещения. Законодательство обязывало городские власти предоставить под аренду помещение бизнесмену с инвалидностью, а на самом деле торговую площадь пришлось искать самому, хотя и прямого отказа также не было.

Очередной «барьер» пришлось преодолевать в 2007 году, когда Декретом Александра Григорьевича ипэшникам запретили иметь наемных работников не из числа родственников. Родственников, которые могли бы заниматься такой работой у меня не было. Поэтому, чтобы исполнить закон, пришлось искать способы его «обойти», при этом не нарушив. Я открыл ИП на каждого из своих бывших наемных работников и обивал пороги исполкома, чтобы те позволили разделить помещение, в котором находится наш магазин, по разным арендаторам, объясняя им, что бизнес это мой, но здесь будут работать также другие люди. Хорошо, что в прошлом году этот закон отменили.

Очередным сюрпризом стало введение доплаты по единому налогу: в случае превышения 20-кратной суммы базовой величины, нужно было доплачивать 30% к единому налогу от суммы превышения. И это были огромные суммы!

Затем я создал общество с ограниченной ответственностью и в связи с переходом к новой  юридической форме потерял все льготы. Хотя, где логика, ведь директор и его инвалидность остались прежними!

И получается, что у меня, как человека с инвалидностью, нет никаких преимуществ перед здоровыми бизнесменами. Хотя на решение вопросов, связанных с ведением бизнеса, мне приходится тратить гораздо больше времени, а иногда и денег.

Льготы, применяемые в отношении людей с инвалидностью, зачастую выглядят как моральная компенсация приобретенного им статуса. Государство как будто извиняется за то, что с человеком произошла беда. Объясните, почему бизнесменам с инвалидностью нужны «поблажки» – только лишь для морального удовлетворения или этим людям реально сложнее заниматься бизнесом?

Людям, которые никогда не сталкивались с инвалидностью (и дай Бог, чтобы с ними этого и не произошло!), сложно представить, что жизнь этой категории населения совершенно другая. Коляска – это не просто способ передвижения, это иной образ жизни. Простой пример. Не секрет, что предпринимательская деятельность связана с бумажной работой, периодически нужно собирать и развозить бумаги по разным инстанциям. В начале своей предпринимательской деятельности на номенклатуру и бумажную работу я тратил 70% своего времени. Вся эта канитель утомительна даже для человека не обремененного диагнозом. Но в отличие от большинства людей с инвалидностью он может сесть за руль, подняться на второй этаж административного здания, в котором нет лифта… и сделать много прочих простых вещей, которые воспринимаются им как обыденность, а для человека с инвалидностью стоят усилий и затрат. Ведь человек с инвалидностью испытывает не только проблемы с передвижением. Скорее всего, у него есть и другие физические трудности, из-за которых он, например, не может долгое время находиться вдалеке от дома.

И я убежден, что человеку, имеющему инвалидность, нужны льготы и поддержка, чтобы он мог развивать свой бизнес: в плане аренды, налогов, а также понижающие коэффициенты на многие вещи, например, на рекламу и госпошлины.

За время моего предпринимательства я пересекался со многими людьми, которые пытались что-то делать и оставляли эту затею со словами «Зачем мне эти трудности? Я лучше буду спокойно сидеть дома и получать свою пенсию». И в основном это были препоны, связанные с требовательностью номенклатуры.

– Почему вы не согласились жить на пенсию?

Забавно, а ведь я даже не знаю размера своей пенсии! Она плавает где-то на карточке, из этой суммы автоматом оплачиваются некоторые счета…

Жизнь на пенсию для меня равносильна рабству. Это значит, признать свое поражение, сложить оружие и дожидаться конца. У меня же внутри всегда было желание иметь больше свободы. Потому что когда я занимался общественной деятельностью, я понимал, что есть рычаги, с помощью которых можно убрать преграды и заборы, если двигаться.

И когда я начал заниматься бизнесом, понял, что это и есть тот инструмент, с помощью которого я могу себя еще больше реализовать в плане помощи людям и своей личной свободы во всех отношениях. А зарабатывание денег для меня не является самоцелью, важнее процесс. Ты живешь, все вокруг тебя живет, крутится и ты ощущаешь ее вкус, вкус жизни…

– Что кроме бизнеса вам помогает попробовать жизнь на вкус?

Я очень люблю путешествовать, и в последнее время это со мной случается часто. Четверть прошлого года я провел за границей, объехал больше десятка стран. Такие поездки очень вдохновляют, открывают новые горизонты, помогают взглянуть на мир по-другому. Когда постоянно вращаешься в своем маленьком мирке, особенно в белорусских реалиях, порой кажется, что ситуация, в которой ты оказался, из тех, что называются безвыходными. А когда попадаешь в другую страну, видишь, как живут там люди, начинаешь смотреть и на свою жизнь по-другому.

Я люблю наблюдать за тем, как живут бизнесмены за границей, а ведь им там еще сложнее, чем нам, просто трудности у нас разные. Новый год я встречал в Англии. На первый взгляд, англичанам быть бизнесменами гораздо проще, ведь там нет такого количества административных процедур. И если кто-то не соблюдает, скажем, санитарных норм или предлагает некачественный товар или услуги, его предприятие не выживет в конкурентной борьбе, и для этого не нужны никакие административные наказания. Бизнесмен в Англии должен делать свое дело так, чтобы угодить людям, а не властям. Хотелось бы, чтобы такая культура (правовая и предпринимательская) пришла и в Беларусь.

– Вам никогда не хотелось уехать в страну, где жизнь проще и лучше?

Хотелось много раз. Но я понял, что в Беларуси жить веселее, здесь испытываешь ощущение, что ты живешь. У нас весна только начинается, а там уже все расцвело. И этот момент весны, участия в ней, мне приносит удовольствие.

Большинство европейцев с рождения имеют хорошие перспективы: они получают образование в престижных вузах, занимают хорошую должность, им не нужно сражаться с жизнью, чтобы чего-то достичь. И как только человек лишается насиженного места, у него в мозгах случается ступор, он не может найти выход, появляются мысли о самоубийстве. У нас же трудности воспринимаются по-другому: случилась беда, значит нужно придумать как из нее выкарабкаться.

После теплого общения Сергей предлагает нам прогуляться по городу. Для него, как человека с инвалидностью, такая прогулка возможна по двум причинам: благодаря наличию велоприставки и созданной в городе безбарьерной среде.

Велоприставка заменяет колясочнику автомобиль

С 1998 года Сергей использует для передвижения необычный транспорт – инвалидную коляску, совмещенную с велоприставкой. Велоприставка – это велосипед с ручным приводом, который цепляется к инвалидной коляске и человек может передвигаться, управляя своим транспортом с помощью «руля». Такое средство передвижения незаменимо для людей с шейной травмой, потому что кроме неподвижности ног, у них зачастую имеются проблемы с координацией движений рук, и использовать обычную инвалидную коляску они не могут. «Не будь у меня такого транспорта, работать было бы гораздо сложнее, ведь я каждый день в любое время могу самостоятельно выехать из дома, добраться до работы и вернуться обратно», объясняет Сергей.

Однако далеко не каждый белорус с шейной травмой позвоночника может позволить себе иметь такого помощника. В Европе производство велоприставок поставлено на поток, но для белоруса, который живет на пенсию, их стоимость не подъемна. Минский Мотовелозавод тоже попробовал освоить производство велоприставок в 1995 году, но дальше выпуска экспериментальной серии дело не продвинулось. «Как-то на Мотовелозаводе нашли залежавшиеся экспериментальные велоприставки, и предложили мне выступить дилером для их продажи. Просили за одну приставку $1 тыс. Но для инвалида, который живет на пенсию, даже такая сумма не по карману».

Бобруйск – самый приспособленный для передвижения колясочников город в Беларуси

Для многих людей, передвигающихся на инвалидной коляске, в большинстве белорусских городов доступна для проезда только небольшая их часть. Причина простая – отсутствие «слизанных» бордюров (как их называет Сергей).

«Два года назад я упал на пешеходном переходе, потому что там были высокие бордюры, подал в суд на дорожников (Бобруйское унитарное коммунальное дочернее дорожно-эксплуатационного предприятие‏) и выиграл дело. Суд обязал БУКДЭП исправить все бордюры в городе. Так Бобруйск начал становиться похожим на город, доступный для людей с инвалидностью. А мне из-за этого дела мне пришлось пережить много неприятностей, в т.ч. и в бизнесе… Но радует, что все это уже позади, и сегодня чиновники, наконец, согласились, что проблему нужно решать», рассказывает, опуская подробности, Сергей, потому что вспоминать о прошлом не хочется.

Благодаря неравнодушию Сергея сегодня Бобруйск стал самым приспособленным для передвижения колясочников городом в Беларуси. Работа продолжается – ежегодно БУКДЭП понижает несколько десятков бордюров.

Наша экскурсия начинается у одного из самых странных зданий в городе – у Церкви Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, построенной на этом месте в 1903 году. «С 1935 года костел не использовался по назначению, а после того как его фасад разрушился, смекалка советского чиновника подсказала выход: вмуровать сохранившуюся часть церкви в административное здание. В 1958 году так и сделали. Это здание, где сосуществует костел и инспекция труда, и сегодня напоминает портал в прошлое», слушаем рассказ Сергея и убеждаемся в этом, зайдя вовнутрь.

По пути встречаем жену Сергея, и, дойдя до пешеходной зоны Бобруйска, прощаемся с этим целеустремленным и неравнодушным человеком, еще раз убедившись: для того чтобы жить полноценной жизнью не достаточно иметь здоровые руки и ноги. И наоборот.

 Фото: Константин Горецкий и из личного архива Сергея Мацкевича




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю