USDКурс вырос 1.9706
EURКурс снизился 2.0897
| 13 июня 2013

Есть ли перспективы для частного бизнеса в белорусской энергетике?

Вышел шестой выпуск журнала «Дело».

Его главные темы:

Есть ли перспективы для частного бизнеса в белорусской энергетике?

Несколько лет назад правительство Беларуси, осознав, что страна скоро может лишиться дешевых энергоресурсов, попыталось сделать энергетику выгодной сферой деятельности для частного бизнеса. Монополия государства в этой отрасли была частично разрушена после выхода нового закона о возобновляемых источниках энергии. Теперь проекты, основанные на местных видах топлива – гидроэлектростанции, тепловые котельные или мини-ТЭЦ на дровах, торфе и лингине, солнечные электростанции, станции с использованием ветровой энергии – могут строить и эксплуатировать иностранные предприятия и СП. А государство обязано покупать у них выработанную энергию, причем по очень привлекательным для инвесторов ценам. Тарифы на закупку государством у частных компаний солнечной электроэнергии сегодня в три раза выше, чем цены, по которым эта энергия продается населению! Именно этим объясняется бум альтернативной энергетики, который сейчас наблюдается в нашей стране.

Строительство ветроэнергетических установок – одно из основных направлений, которое сегодня привлекательно для инвесторов в нашей стране. Самый мощный в Беларуси ветряк (1,5 МВт) был введен в эксплуатацию в 2011 году под Новогрудком. Даже на фоне европейских аналогов эта ветроустановка показала довольно высокую эффективность. В этом же районе к концу 2014 года планируется построить ветропарк мощностью 7,5 МВт из 5 установок с минимальной мощностью каждой в 1,5 МВт. Интерес к проекту уже проявили инвесторы из Турции, Германии, а также белорусские компании.

Второй путь для частного капитала в белорусской энергетике – участие в строительстве ГЭС. В частности, группа итальянских компаний планирует построить на реке Неман современную ГЭС мощностью 45 МВт. Стоимость проекта составит не менее €110 млн. В дальнейших планах инвестора – возведение электростанций на Западной Двине и Днепре. Компания PVB Group также намерена построить несколько гидроэлектростанций на Днепре, Западной Двине и Немане. По расчетам специалистов, на этих водных артериях можно получать до 1000 МВт электрической энергии.

Однако большая часть инвестпроектов в белорусской энергетике реализуется не с помощью прямых инвестиций, а посредством привлечения иностранных кредитов. Прежде всего, китайских.

В течение 2008-2011 годов с китайскими компаниями было заключено 6 контрактов на реализацию энергетических проектов с привлечением кредитных ресурсов КНР на сумму $1,25 млрд. В 2011 году за счет этих ресурсов были завершены реконструкция Минской ТЭЦ-2 и строительство ветроустановки в населенном пункте Грабники (общие затраты составили порядка $50 млн.). Кроме того, за счет связанных кредитов китайские компании поставили в Беларусь оборудования более чем на $150 млн.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Финансовые услуги».

«Погоду» на банковском рынке Беларуси «делают» госбанки и банки с иностранным капиталом

Белорусская банковская система слывет одной из самых стабильных, где основные игроки, по крайней мере, из первой десятки, на протяжении многих лет практически не меняются. Лидерами в отечественном банковском секторе традиционно являются госбанки. Достаточно сказать, что на долю двух крупнейших банков страны – Беларусбанка и Белагропромбанка – приходится 63,45% собственного капитала и 61,66% совокупных активов. В первой десятке конкуренцию им могут составить лишь банки с участием российского капитала. При этом следует отметить, что, если отбросить валовые показатели, то эффективность работы последних оказывается значительно выше. Доля банков с иностранным капиталом, владеющих 32,6% активов, в совокупной прибыли банковского сектора – 47%.

В оценке ближайших перспектив отечественного финансового рынка мнения финансовых аналитиков пока расходятся. Даже два уважаемых рейтинговых агентства – Moody's и Standard & Poor's – оценили его будущее по-разному.

В частности, Moody's сохранило установленный еще в разгар первой волны кризиса, в 2009 году, негативный прогноз по рейтингам ряда крупнейших банков страны. Специалисты агентства считают, что, во-первых, в случае возникновения серьезных проблем государство не сможет спасти «тонущие» госбанки по причине собственной закредитованности и отсутствия серьезных валютных резервов. Во-вторых, в Moody's полагают, что в ближайшей перспективе вполне вероятны ухудшение качества банковских активов и проблемы с капитализацией по причине замедления экономик основных торговых партнеров Беларуси – ЕС и России, а также увеличения дефицита счета текущих операций платежного баланса.

– Валютные риски в этом году будут сохраняться и определенно не исчезнут в ближайшее время. Учитывая, что до 50% кредитного портфеля белорусских банков номинировано в инвалюте, они будут вынуждены хеджировать валютные риски, – отмечает кредитный аналитик Standard & Poor’s Сергей Вороненко.

Кстати, прогноз Standard & Poor’s оказался для белорусских банков более лояльным. Не так давно агентство подтвердило рейтинги Белагропромбанка, БПС-Сбербанка, Беларусбанка и Банка БелВЭБ и даже улучшило прогноз по их рейтингам со «стабильного» на «позитивный». Как говорится в сообщении по этому поводу, это – следствие пересмотра в лучшую сторону странового рейтинга Беларуси в связи со снижением инфляции, ужесточением монетарной политики и общей стабилизации экономики. Некоторые эксперты «Дела» уже заявили, что этот прогноз – неоправданно оптимистичен.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Финансовые услуги».

Инфляция – официальная и… реальная 

Пожалуй, самый распространенный способ оценки эффективности вложения средств состоит в сравнении полученного дохода с потребительской инфляцией. Однако не все так просто. Во-первых, существуют проблемы с определением реального уровня инфляции, под которой обычно понимается рост потребительских цен. У экономистов, да и у рядовых граждан Беларуси, порой возникает впечатление, что коэффициенты роста цен, которые рассчитывают официальные и негосударственные структуры явно ниже реального роста цен в магазинах. И это впечатление, как правило, полностью оправдано. Поскольку общепринятая методика расчета инфляции не дает полной картины. 

Так, например, в Беларуси при определении инфляции учитывается немногим более 400 товаров и услуг, цены на которые регистрируются примерно в 5 тыс. организаций торговли и услуг по всей стране. Белстат рассчитывает индексы цен производителей промышленной и сельскохозяйственной продукции, а также в строительстве, при перевозке грузов всеми видами транспорта, индекс тарифов на услуги связи для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Однако, несмотря на такое разнообразие индексов, существуют очень важные группы товаров, рост цен на которые вообще официально не оценивается. Это, в первую очередь, недвижимость. Таким образом, инфляция в общепринятом определении как темп роста потребительских цен отражает динамику цен только довольно узкого набора товаров. 

Второй недостаток состоит в несопоставимости аналогичных индексов в разных странах. Разумеется, методика расчета инфляции в Беларуси соответствует международным стандартам, да и разработана она была при поддержке МВФ. Однако проблема в том, что сами эти стандарты довольно гибкие, а потребление в разных странах существенно отличается. Поэтому и инфляция в каждой стране рассчитывается по-своему. Таким образом, ориентироваться только на темпы роста потребительских цен ни в Беларуси, ни за рубежом при оценке эффективности инвестиций не стоит. Это можно делать, наверное, только в том случае, если речь идет о пенсионных накоплениях, то есть о деньгах, которые в недалеком будущем предполагается тратить на потребительские товары.

При оценке инвестиций, особенно ставок по банковским депозитам, общепринятой (причем, даже на государственном уровне!) является ориентация на индексы потребительских цен. Принято считать, что центробанки при регулировании ставок на финансовом рынке ориентируются на потребительские цены, что в ряде случаев приводит к возникновению серьезных проблем.

Именно так произошло совсем недавно. В начале 2010-х годов потребительские цены в США росли довольно медленно, и тогдашний глава Федеральной резервной системы (ФРС) США Алан Гринспен, ориентируясь на инфляцию, держал ставку ФРС на низком уровне. Это привело к тому, что банковские кредиты стали очень дешевыми и, в свою очередь, вызвали рост цен на недвижимость, нефть и золото. На этих рынках возникли инфляционные пузыри. Так, если с 1989-го по 2011 год потребительские цены в США выросли в 1,85 раз, то золото подорожало в 4,1 раза, а нефть – в 6,1 раза.

Те инвесторы, которые вовремя сориентировались, смогли воспользоваться ошибкой Гринспена и хорошо заработали. Ну, а те, кто держал вклады в банках, радуясь, что их доходность выше инфляции, на самом деле значительно обеднели.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Финансовые услуги».

Как сделать премиальные выплаты эффективными

Как считают эксперты журнала «Дело», для получения эффекта от премий сотрудник должен заранее знать, какого результата ожидает от него компания, и как этот результат будет оцениваться. То есть, на этапе постановки задачи ему должно быть объяснено, что произойдет, если он выполнит задачу в срок и с заданными параметрами, и что будет, если он этого не сделает. Если сотрудник убежден в том, что его квалификация позволит ему решить задачу, если он знает, что его труд будет оценен (в том числе и материально), он будет заинтересован в выполнении  задачи. 

Впрочем, на практике ситуация, как правило, выглядит иначе: сотруднику объясняется –  что нужно сделать (причем, в большинстве случаев задачи ставятся некорректно). А как только дело доходит до вопроса «А что мне за это будет», руководитель загадочным голосом произносит магическую фразу: «Если сделаешь все как надо, подумаем – как тебя наградить». К сожалению, когда дело доходит до подведения итогов, как правило, возникает масса «непредвиденных ситуаций», оговорок, разночтений результата и др. Не говоря уже о случаях, когда руководитель в принципе забывает о поощрении.

Чтобы сотрудники знали, что они должны делать, и что они получат за достигнутый результат, чтобы они ДОВЕРЯЛИ своему руководителю и своей компании, необходимо переходить от «ручного» управления мотивацией к системному. Здесь на помощь могут прийти такие популярные инструменты, как целевое управление и KPI (ключевые показатели эффективности). Суть метода в том, что каждый сотрудник работает над реализацией задач, которые в итоге приводят к достижению общей цели компании. При этом для каждого сотрудника может быть утверждено порядка 4-7 показателей, могут ставиться задачи в рамках его зон ответственности или участия в каких-то проектах.

Самый популярный инструмент постановки задач – SMART. Это значит, что каждая задача должна быть конкретной, измеримой, достижимой, важной для сотрудника и компании, ограниченной во времени. Ключевая роль руководителя – уметь правильно ставить задачи перед своим подчиненным, обеспечивая на 100% одинаковое понимание задачи и требуемого результата. Можете провести небольшой эксперимент: спросите у сотрудника, как он понял поставленную вами задачу – пусть подробно распишет (именно в письменном виде!), какой, по его мнению, должен быть результат, подробно расскажет, как он будет выполнять задачу, в какие сроки должны быть достигнуты промежуточные результаты и т.д.  Думаю, вы удивитесь, как часто то, что понял сотрудник, отличается от того, чего вы хотите от него!

Может ли навредить премия? Конечно – да! Самый распространенный случай – когда она выплачивается не за результат, а просто в качестве надбавки к окладу. Поэтому нужно помнить, что премия – это оплата работы сотрудника, добившегося СВЕРХрезультатов (т.е. показателей, которые выше установленной для него нормы).

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Финансовые услуги».

Розничный сегмент финансового рынка восстановился после кризиса быстрее, чем корпоративный  

По данным Нацбанка, задолженность населения Беларуси по рублевым кредитам в 2012 году выросла на 30,2%. Рост розничных портфелей в банках продолжился и в 2013-м. На 1 мая общая сумма кредитов, выданных населению, достигла почти Br43,5 трлн. При этом основную долю в задолженности физлиц банкам по-прежнему занимают льготные кредиты на приобретение недвижимости, основная доля которых сосредоточена в Беларусбанке. Если же говорить о «чисто» потребительском кредитовании, то объем этого сегмента составляет около Br12 трлн., или примерно 27% общей кредитной задолженности населения.

В 2012 году розничный сегмент рос очень бурными темпами. Отчасти это было связано с проявлением отложенного спроса, а также с девальвационными ожиданиями. По словам банкиров, всплески спекулятивного спроса на рублевые кредиты всегда отмечаются в периоды ожидания девальвации. Причем, как правило, они совпадают с ажиотажным спросом на валюту, которую время от времени фиксирует Нацбанк.

Розничный рынок кредитования очень неоднороден. Банкиры обычно классифицируют его не столько по виду продуктов и суммам выданных кредитов, сколько по клиентуре.

Первый и самый распространенный сегмент – кредитование в торговых точках (так называемые POS-кредиты). Поскольку они выдаются практически «по факту», т.е. без поручителей, залогов и т.п., «плата за риск» составляет в среднем по рынку от 55 до 70% годовых. Как правило, ставка здесь зависит от банка, модели оформления кредита и ценовой категории товара. А основные клиенты в этом сегменте – люди с не очень высоким доходом, часто – даже ниже среднего.

Второй сегмент – кредиты, выдаваемые банками постоянным клиентам. Как правило, это те, кто уже обращался в банк за кредитом, либо граждане, обслуживающиеся в нем в рамках зарплатных проектов. Поскольку эта категория клиентов уже имеет кредитную историю и источник их доходов понятен и прогнозируем, то именно они – наиболее предпочтительны для любого банка. А значит, и ставки для них могут быть ниже. Например, для «зарплатных» клиентов Приорбанка ставка по овердрафту составляет около 30% годовых.

Наконец, третья группа – так называемые VIP-клиенты. Специальные программы для них есть уже у многих банков. Это довольно обеспеченные (по белорусским, разумеется, меркам) люди с ежемесячным доходом не менее €1 тыс. Реально – средний класс: менеджеры, предприниматели, спортсмены, артисты, программисты...

Относительно прогнозов развития кредитования на ближайшую перспективу эксперты журнала «Дело» довольно осторожны. В ближайшей перспективе, по их мнению, ставки будут уменьшаться, хотя и не очень значительно. Инфляция за 1-й квартал, как известно, составила 5,4%, что при сохранении темпов означает не менее 20% по итогам года. Следовательно, ниже 25% ставки по кредитам вряд ли упадут. Ресурсы на межбанковском рынке и привлекаемые на депозиты средства населения остаются очень дорогими. А средства предприятий – «короткие» и их объемы трудно спрогнозировать. Еще одной потенциальной проблемой может стать рост проблемной задолженности, которая на 1 мая составила Br301,7 млрд. Хотя в целом в розничном сегменте ее доля пока невелика – менее 0,7%, в денежном исчислении с 1 января она выросла почти на 8%.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Финансовые услуги».

Рынку страховых услуг опять обещают «частичную либерализацию»

В настоящее время на белорусском рынке работают 25 страховых компаний, в том числе 4 государственные и 4 – с долей собственности государства более 50%. По причине монополии последних на ряд обязательных услуг рынок развивается крайне неравномерно: на государственные компании приходится более 80% всех собираемых в стране страховых взносов.

Еще одной традиционной проблемой белорусского страхового рынка считается недостаточно высокое участие в белорусских компаниях иностранного капитала. Хотя по статистике в 13 из 25 организаций задействованы внешние инвестиции, инвестиционный потенциал отрасли является гораздо более высоким. Тем не менее, при установленной правительством квоте участия иностранного капитала в совокупном уставном фонде страховых организаций на уровне 30% фактически его доля составляет 2,4 %. Эксперты журнала «Дело» отмечают, что притоку иностранного капитала в нашу страну препятствует действующее законодательство, регулирующее деятельность страховых организаций.

Между тем привлечение инвестиций становится для страховщиков очень важной проблемой. После кризиса очень многие компании (в частности, из второй «десятки» и ниже) по капитализации явно недотягивают до минимально установленных законодательством норм. Пока государство закрывает на это глаза, но вскоре может напомнить о необходимости пополнить уставные фонды. К тому же, Минфин уже сообщил о намерении в ближайшей перспективе повысить требования к минимальному размеру уставного фонда страховых организаций до €5 млн. 

В обмен на ужесточение условий страховщикам вновь обещают либерализацию рынка. Уже подготовлен проект Указа Президента о страховании, предусматривающий значительную корректировку законодательства в этой сфере. В частности, для повышения ее инвестиционной привлекательности Минфин пообещал постепенно уравнять условия ведения страхового бизнеса для государственных и частных компаний.

«Частным инвесторам предоставят право заключать договоры добровольного страхования жизни с гражданами. Созданию предпосылок для расширения присутствия иностранного капитала на страховом рынке страны также будет способствовать отмена требования, согласно которому дочерняя страховая организация иностранного инвестора имеет право работать в Беларуси, только если иностранный инвестор является страховой организацией не менее 10 лет», – говорит начальник Главного управления страхового надзора Минфина Сергей Осенко.

Что касается иностранных страховщиков, то им также могут разрешить осуществлять в Беларуси добровольное страхование жизни. Правда, при этом на них будут распространяться установленные законодательством нормативы, включая требование по размещению средств уставных фондов и страховых резервов на счетах в белорусских банках.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Финансовые услуги».

В Беларуси пока нет условий для масштабной брэндовой торговли

Сейчас на белорусском рынке представлено гораздо больше брэндовых магазинов, чем несколько лет назад. Чаще всего они располагаются в крупных торговых центрах и гипермаркетах. Тем не менее, эксперты журнала «Дело» отмечают, что Минск пока существенно отстает в плане количества представленных на рынке брэндов от Вильнюса, Варшавы или Киева. 

Среди причин, которые препятствуют развитию брэндовой торговли в нашей стране, также часто называют неразвитость франчайзинговых схем. До 2005 года, когда в Гражданском кодексе появилась отдельная глава, посвященная франчайзингу, в Беларуси в принципе не было законодательной базы для развития этого вида бизнеса. А ведь большинство брэндов продвигаются как раз по франчайзинговым схемам, когда исключительное право пользования торговым знаком передается в обмен на роялти и при выполнении определенных условий. Существенно препятствуют развитию брэндовой торговли и невысокие (по крайней мере, относительно стран ЕС) доходы населения, а также сложные таможенные процедуры при транспортировке больших партий одежды.

Еще одной причиной является… слабость белорусского бизнеса, который часто не в состоянии «потянуть» требования компании-производителя. Как правило, такая ситуация наблюдается с брэндами из премиального сегмента. Основное требование правообладателей, которое создает больше всего проблем, это интерьер магазина и его площадь. Площадь магазина известного брэнда, и это отдельно прописывается в договоре, должна быть не меньше 200 кв.м. Казалось бы, найти такое помещение нетрудно, но компании-производители требуют, чтобы в помещении был проведен ремонт по утвержденному ими проекту, стоимость которого доходит до €1500 на квадратный метр!

В результате высокие издержки ведения бизнеса (а к перечисленным выше проблемам надо добавить затраты на транспортировку товаров через таможенную границу, высокую арендную плату и др.) создают ситуацию, когда цены на одну и ту же коллекцию в Беларуси и, скажем, в Литве могут отличаться как минимум на 15%.

Перспективы рынка брэндовой торговли его участники связывают с бурным строительством торговых объектов, которое ведется в нашей стране уже несколько лет.

Как говорит директор и партнер Colliers international Belarus Андрей Алешкин, эта тенденция не может не радовать, так как основная причина, которая препятствует тому, чтобы в Беларусь пришли брэнды уровня Zara или H&M – именно нехватка качественных торговых площадей.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Финансовые услуги».

Мелкие частные застройщики могут уйти с рынка жилой недвижимости

Правительство поставило перед строителями на текущий год амбициозную задачу – ввести 6,5 млн. кв.м. жилья. Чиновники уверяют, что эта «миссия выполнима», а вот девелоперы отмечают, что уже сейчас предложение не поспевает за резко активизировавшимся спросом. В апреле он был крайне высоким – за последние 6 лет было зафиксировано лишь три месяца, когда квартир покупали больше, чем сейчас! Интернет-портал Realt.by отмечает, что начало нынешнего года вообще характеризуется крайне высокой покупательской активностью: если ранее за первые 4 месяца в среднем покупалось 2500-3000 квартир, то в этом году их было продано около 4 тыс. (без учета отдельных комнат).

Причину массовой скупки недвижимости риэлторы видят, в первую очередь, в доступности кредитов, которые начали выдаваться нуждающимся под 14-16%. При этом основными источниками  финансирования  жилищного строительства в январе-апреле стали собственные средства населения (51,4% инвестиций) и банковские кредиты (33,2%). Рост спроса на жилье также связан с желанием населения выгоднее вложить деньги, потому что ставки по рублевым депозитам заметно упали.

До сих пор строительная отрасль выполняла задания по вводу жилья. Но те процессы, которые сейчас происходят на рынке, могут внести в планы серьезные коррективы. Как говорят застройщики, сложно понять, почему процесс государственно-частного партнерства превращается в… новые ограничения, с которыми все чаще сталкиваются частные компании. Меняются правила предоставления земельных участков, ужесточаются требования к компаниям-застройщикам, а процесс выделения площадок под строительство жилья застопорился еще четыре месяца назад.

Если раньше частные девелоперы получали землю по заявительному принципу (согласно Указу Президента № 667 «Об изъятии и предоставлении земельных участков»), то сейчас все их запросы отклоняются, причем, отказы, чаще всего, ничем не мотивируются и не объясняются. Единственное более или менее внятное объяснение таких действий властей – намерение сократить объемы строительства жилья в столице. Ввиду таких кардинальных перемен Совет Министров обязался в ускоренном темпе разработать новые нормативные акты, но их до сих пор нет. Между тем, рынок полгода находится в «подвешенном» состоянии.

Новые критерии, по словам экспертов журнала «Дело», полностью изменят структуру рынка коммерческого жилья. Немногие девелоперы смогут предъявить на конкурсе значительные активы и большое портфолио построенных объектов. Это приведет к сокращению количества игроков за счет мелких и средних компаний, которые создавали конкуренцию, закрывали ниши, неинтересные крупным инвестиционным группам. А не полученные сегодня площадки означают не введенное жилье через полтора года. Так что, предложение на рынке жилой недвижимости в 2014-2015 годах уже потенциально «обескровлено».  

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Финансовые услуги».

Социально ответственное поведение на рынке помогает увеличить прибыль

В Беларуси о социальной ответственности заговорили в 2003 году, когда отечественные компании подписали Глобальный договор ООН. Сегодня все больше белорусских компаний понимают, что социально ответственное поведение приносит вполне реальные материальные выгоды.

Это подтверждают и официальные статистические выкладки. Так, Гарвардская школа бизнеса опубликовала результаты исследования, которое  проводилось в течение 17 лет. Все это время изучался опыт 675 компаний, среди которых были те, кто придерживался правил корпоративной социальной ответственности (КСО), и те, кто не придавал этому значения. По результатам исследования, показатели эффективности персонала у социально ответственных компаний в долгосрочной перспективе были гораздо выше (54% против 16% у компаний без социальных программ). Выше оказался и ежегодный прирост объема продаж (в среднем 16% против 8%).

Как показывает международная практика, крупнейшие игроки рынка, задумываясь о стратегии своего развития, неизбежно приходят к идее социальной ответственности и рассматривают денежные вложения в нее не как расходы, а как инвестиции. Раньше всех это поняли шведские компании, и сегодня Швеция занимает первое место в рейтинге социально ответственного бизнеса.

Социально ответственного поведения придерживаются все крупные корпорации этой страны. Например, один из самых известных шведских брэндов IKEA многое производит из хлопка, поэтому стремится получать сырье только от тех поставщиков, которые выдерживают мировые стандарты. Компания выступила с инициативой по улучшению методов выращивания хлопка в целях сокращения отрицательного воздействия хлопкового производства на окружающую среду, социальные отношения и затраты производителей. С другой стороны, это дает возможность IKEA предлагать товары по конкурентоспособным ценам.

Сегодня все больше белорусских компаний следуют принципам социально ответственного поведения. Количество и качество программ этих компаний год от года растет, что, как лакмусовая бумажка, определяет номинация Профессионального конкурса Брэнд года – «Социально ответственный брэнд».

«Качество представляемых на конкурс проектов меняется, – отмечает Жанна Гринюк, директор группы компаний САТИО. –  Если самыми первыми номинантами были транснациональные корпорации, то теперь к ним присоединились белорусские компании, общественные объединения, фонды. Для конкурсантов мы изначально поставили высокую планку: мы не принимаем исключительно спонсорские, имиджевые проекты. Сегодня это широкий спектр программ и проектов по развитию местных сообществ, культуры, человеческого капитала».  

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Финансовые услуги».

Через 5-7 лет на лизинговом рынке останутся только те компании, которые принадлежат банкам или крупным производителям 

В прошлом году рынок лизинга заметно ожил. Несмотря на сложности с финансированием, объем нового бизнеса вырос как в рублях, так и в валюте – до Br10,6 трлн., или €983,5 млн. В рублевом эквиваленте прирост к 2011 году составил 54%, в валютном – 15%.  Структура рынка практически не изменилась: доля лизинга транспортных средств составила 59%, машин и оборудования – 33,7%, зданий и сооружений – 6,6%. Кстати, ранее доля лизинга транспортных средств в Беларуси не превышала 50%, но, благодаря значительным сделкам по лизингу вагонов, в 2011 году она существенно выросла. Эта тенденция сохранилась и в 2013-м.

Уже несколько лет на рынке наблюдается тенденция увеличения рыночной доли лизинговых компаний, которые являются «дочками» крупных банков. Это наглядно иллюстрирует рейтинг, который традиционно составляет Ассоциация лизингодателей: четыре компании из первой пятерки относятся к категории банковских. А вообще к категории «независимых» из первой десятки компаний могут быть отнесены лишь три.  Тенденция увеличения доли лизинговых «дочек» банков – понятна и объяснима. Во-первых, лизинговые операции выгодны их материнским структурам. Они менее рискованны, чем кредиты, поскольку предмет лизинга до завершения выплат по договору находится в собственности лизингодателя. Во-вторых, финансовый потенциал их дочерних компаний – больше, а ресурсы достаются им дешевле. К тому же, банки часто «спускают» крупные сделки своим лизинговым структурам, что значительно влияет на общую ситуацию на рынке.

Максим Лисицкий, директор СООО «Райффайзен-Лизинг», даже удивляется: почему тема увеличения рыночной доли банков на лизинговом рынке вызывает такой интерес? По его мнению, это абсолютно закономерный процесс: «Я считаю, что через 5-7 лет компаний, которые не принадлежат банкам или крупным производителям, на рынке вообще не останется. Поскольку не вижу, как им удастся выжить. Сегодня, чтобы стабильно расти, нужно быть частью больших финансовых групп, все остальное – это «эхо 1990-х», когда «все занимались всем». Чтобы сохранить независимость, лизинговая компания должна найти свою узкоспециализированную нишу. Правда, это ограничит ей возможность роста, но зато компания будет эффективной. Иначе – не выжить! «Околобанковские» копании будут расти, потому что условия у них привлекательнее, а независимость… Мне хочется спросить: от кого? От финансовых потоков? При такой «независимости» никто не сможет быть конкурентоспособным даже при наличии высокой квалификации».

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Финансовые услуги».



Теги: журнал «Дело», Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю