USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Василий Иванов | 29 сентября 2011

Кто может претендовать на долю МТС

Российскую компанию МТС называют главным претендентом на приобретение контрольного пакета акций совместного предприятия СООО «Мобильные ТелеСистемы». Но на аукционе, назначенном белорусскими властями на 1 декабря, могут появиться и ранее никому не известные покупатели.

Цена вопроса -- миллиард

Приобретение МТС, которая с 2002 года является совладельцем белорусско-российского СООО «Мобильные ТелеСистемы», 51% акций -- наиболее приемлемый вариант как для российской, так и для белорусской стороны, считают эксперты «Завтра твоей страны».

Российская МТС наконец–то получит полный контроль над белорусской «дочкой», что позволит включить этот бизнес в консолидированную отчетность и повысить капитализацию бизнеса. К тому же российская компания сохранит свое присутствие на одном из самых доходных рынков (по крайней мере, до валютного кризиса) и сможет дальше спокойно инвестировать в его развитие.

Для белорусской стороны, в том числе и потребителей, сохранение преемственности и стабильности также не менее важно.

Однако Минск и МТС никак не могут прийти к единому мнению по поводу стоимости пакета. Россияне настаивают, что его цена -- не более 400-500 млн долларов. Белорусское руководство, в 2001 году отдавшее МТС лицензию за 21 млн долларов, сейчас хочет поиметь с этой сделки как можно больше. А именно – не менее 1 млрд долларов.

С учетом того, как проводится приватизация в Беларуси, переговорный процесс может включать в себя другие нюансы, которые просто не выносятся на поверхность. Вот почему не исключается, что именно эти не проговоренные нюансы приведут на аукцион другие структуры, которые предложат за контроль над МТС сумму, близкую к требуемой властями.

Кто это может быть?

Впрочем, сначала следует сказать о том, кто не станет покупать «Мобильные ТелеСистемы». Крупнейшие европейские операторы вряд ли рискнут сейчас напрямую, а учитывая, под каким прессом местной общественности сейчас находится шведская TeliaSonera (один из акционеров белорусского Life) – и опосредованно инвестировать в белорусскую экономику.

Организаторы аукциона могут рассчитывать на появление покупателя из стран, которые официальный Минск приписывает себе в союзники – России, Китая, Индии или одной из стран Персидского залива. Появление инвесторов с 1 млрд долларов оттуда возможно. Но с другой стороны, трудно предположить, чтобы владельцы «Вымпелкома» считали деньги не так как владелец МТС Евтушенков. Переплачивать за актив никто не будет.

Так что третий вариант – появление и победа на конкурсе «ручных» фирм. В истории развития мобильной связи в Беларуси уже есть такие примеры. В далеких 1997-1998 годах, когда первую лицензию GSM в Беларуси хотела купить немецкая T-Mobile, предпочтение было отдано консорциуму, сформированному торговцем оружием Владимиром Пефтиевым и сирийским финансистом со швейцарским паспортом Идом Самави. Так на белорусском рынке появились SB Telecom, и «Мобильная цифровая связь» с брендом V elcom. Были и другие похожие группы-претенденты на лакомый кусок. Одна из них формировалась вокруг банкира Александра Нелина (банк «Золотой Талер»), другая – вокруг Алексея Ваганова («Лада ОМС»). Но им не хватило ни денег, ни административного ресурса, чтобы победить дуэт Пефтиева и Самави. В какую сумму вылилась их пятилетняя монополия на белорусском рынке, неизвестно до сих пор.

В 2001 году, когда государство решилось, наконец, создать конкурента Velcom путем продажи второй лицензии, претендентами стали несколько приближенных к властной верхушке бизнес-группировок.

На предварительном этапе конкурса две компании представляли тогда «Инфобанк», который активно работал с иракской нефтью и инвестировал прибыль в различные высокотехнологические проекты. В финальную часть неожиданно прорвалась австрийская компания Pisec, которая и сейчас зарабатывает деньги на мировых рынках на перепродаже металлопродукции Белорусского металлургического завода. Но победу в 2001 году одержал Владимир Евтушенков со своей МТС, которого поддерживал тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков.

Эксперты указывают, что сейчас изменился состав участников так называемого ближнего бизнес-круга. Но их не стало меньше. Наоборот, их число выросло, потому что ползучая приватизация все это время продолжалась и сейчас набирает темпы. Этим бизнесменам нужны интересные объекты для вложений, а представителям властей – плата за особое положение или доступ на рынке. В этом их интересы сходятся.

Не нужно забывать и про достаточно приличное число разного рода иностранных беженцев, которым в последнее время Минск стал пристанищем – от Брынцалова до Бакиева. Вряд ли у нипоследних даже вместе есть лишний миллиард, но есть и другие бизнесмены и политики, для которых Беларусь стала вторым домом. За крышу этого дома надо платить.



Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю