USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
| 07 августа 2013

Лжепредпринимателям «гайки» не закрутят

Проблема теневой экономики для Беларуси, как и для всего мира, актуальна, но решить ее только административными мерами невозможно. 

Так независимые эксперты, опрошенные «Белорусскими новостями», комментируют совещание по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями, которое Александр Лукашенко провел 1 августа. Аналитики также считают, что развитию теневого бизнеса способствует крайняя зарегулированность и непрозрачность белорусской экономики.

На совещании Александр Лукашенко потребовал от силовиков эффективной борьбы с теневой экономикой. Он заявил о необходимости ликвидировать «лжепредпринимательство как высокодоходный вид криминального бизнеса».

Анализ выявленных нарушений, по словам Лукашенко, свидетельствует: основу большинства преступных посягательств в сфере налогообложения составляют сделки, совершенные с лжепредпринимательскими структурами. Причиняемый ими ущерб ежегодно возрастает, в то время как количество расследованных дел падает.

Глава государства обратил внимание на то, что правоохранительные и контрольные органы чаще всего выявляют такие структуры на заключительной стадии их преступной деятельности, когда основная масса фиктивных сделок уже завершена и денежные средства выведены из безналичного оборота. В результате только за прошлый год экономика потеряла более 700 миллиардов рублей.

Лукашенко также потребовал привлекать к ответственности не только учредителей или директоров лжепредпринимательских структур, но и чиновников, которые регистрировали такие фирмы.

«Тень» гораздо больше, чем утверждают чиновники

Министр по налогам и сборам Владимир Полуян, выступая на совещании, оценил объем теневой экономики в 8-10% ВВП (еще три года назад этот показатель оценивался министерством в 10–15% ВВП. — БелаПАН.).

В эти 8-10%, уточнил глава налогового ведомства, включены доходы от приусадебных хозяйств граждан, реализации личного имущества. «Поэтому, естественно, тут не надо говорить о том, что это слишком большая сумма для нашей страны. Она значительно меньше, если отбросить эти доходы», — заметил министр.

Иначе оценивает ситуацию Георгий Гриц — профессор кафедры финансового менеджмента Института непрерывного образования БГУ, зампредседателя Белорусской научно-промышленной ассоциации (БНПА) по модернизации экономики и инвестиционной политике. Он защищал диссертацию на тему экономической преступности в Институте национальной безопасности.

«Если даже принять за факт размер теневого оборота в те 10% ВВП, которые декларировались на совещании у президента, то речь идет о сумме более двух миллиардов долларов, что для нашей экономики весьма значительно», — отметил Гриц в комментарии для БелаПАН.

Однако, подчеркнул он, по международной методике эта цифра значительно выше.

«Под теневой экономикой подразумевается криминальная сфера (например, проституция, наркотики) и те доходы, которые не фиксируются официальной статистикой, — говорит эксперт. — Так вот, согласно докладу Всемирного банка, который проводит ежегодный мониторинг теневых экономик разных стран, в Беларуси в 2012 году этот показатель составил 46%. Величина гигантская, но сопоставимая с показателями наших соседей (в Украине — более 50%, России — 54%). То есть, белорусский показатель соответствует уровню стран с переходной экономикой и может считаться относительно нормальным».

Из пушки по воробьям

Георгий Гриц подвергает критике подходы государства к борьбе с теневым бизнесом. Эксперт, в частности, остановился на указе президента № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств», который вступил в силу с 1 января нынешнего года.

Согласно указу на сайте Министерства по налогам и сборам опубликован реестр лжепредпринимательских структур, который обновляется по мере поступления новой информации. На 1 августа в реестр было включено свыше 1 200 организаций и индивидуальных предпринимателей «с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере».

Субъекты предпринимательской деятельности включаются в реестр на основании информации и документов, представленных в МНС налоговыми инспекциями, Комитетом госконтроля, Минфином и их территориальными структурами, а также правоохранительными органами и судами. В таких документах должно подтверждаться наличие как минимум одного основания, предусмотренного названным указом, которое является критерием для определения лжепредпринимательства.

Одним из таких критериев является несоответствие юридического адреса фирмы ее реальному месторасположению. «Но у нас 90% средних и малых предприятий не имеют своих помещений, причем по вполне объективным причинам», — отмечает Георгий Гриц.

«В то же время структуры, которые действительно занимаются теневым бизнесом, увидев себя в реестре на сайте МНС, имеют возможность оперативно отреагировать, зарегистрировать новую компанию. Таким образом, публикацию реестра можно сравнить со стрельбой из пушек по воробьям, которые без труда разлетаются», — считает эксперт.

За семью печатями

Серьезным препятствием для борьбы с теневым бизнесом является закрытость информации о деятельности компаний, отмечает Георгий Гриц.

«Изучив этот вопрос, я могу назвать порядка пяти стран, не больше, где нет институтов и законодательства, обязывающих раскрывать отчетность компаний. И уж точно таких стран нет в нашем близком окружении, — подчеркнул эксперт. — Во всем мире существуют кредитные бюро, которые в рамках закона имеют право покупать за деньги информацию о внешнеэкономической деятельности компаний, их статотчетности, налогах».

«У нас это считается коммерческой тайной. Безусловно, определенные сведения составляют коммерческую тайну, но основная информация о деятельности компании должна быть прозрачной и доступной. В Беларуси получить информацию о субъекте хозяйствования (его обороте, недоимках, о том, судим ли директор) фактически невозможно. А именно эти параметры позволяют реально оценивать риски», — заметил Гриц.

Единственный орган, где можно получить сведения о компании в Беларуси, — это Министерство юстиции.

«Но и здесь есть белорусская специфика. Если ты не заплатил двойной тариф, информацию о юридическом адресе и самом факте существования интересующей тебя фирмы получишь только через 5-7 дней, если платишь двойной тариф — в течение двух дней. А во всем мире такие сведения выложены в свободном доступе, их можно получить мгновенно. В той же России такая информация стоит четверть доллара, у нас — 5 долларов», — рассказал эксперт.

В свое время Георгий Гриц разрабатывал законодательные предложения по борьбе с так называемыми фирмами-однодневками, которые предусматривали, в том числе, создание кредитных бюро по примеру зарубежных.

«Законопроект о кредитных бюро был результатом моей диссертации, он был внесен в план законопроектной деятельности, который утверждается президентом. Мы прошли предварительные слушания, но на уровне парламента проект был отклонен. Я знаю единичные случаи, когда президент вносил законопроект в парламент, а депутаты его не принимали к рассмотрению. С этим законом именно это и случилось», — говорит Гриц.

В результате, добавил он, в Беларуси есть кредитное бюро, но оно имеет статус подразделения Национального банка и обслуживает только коммерческие банки.

Эксперт связывает ситуацию с нежеланием чиновников демонстрировать истинное положение в экономике.

«Большинство предприятий в Беларуси имеют низкую рентабельность, на уровне 5%. А 5% — значит, надо начинать процедуру санации. Возможно, таким образом, скрывая истинное положение дел, у нас пытаются привлечь (вернее, обвести вокруг пальца) инвесторов», — предположил Гриц.

Профилактика эффективнее наказания

Аналитик убежден: чтобы бороться с теневой экономикой, следует менять систему подходов.

«Не правоохранительные органы должны выискивать компании с сомнительной репутацией. Субъекты хозяйствования сами должны просчитывать риски до того, как заключить сделку с той или иной компанией. А для этого им нужен свободный доступ к соответствующей информации», — подчеркнул Георгий Гриц.

Иными словами, в борьбе с теневым бизнесом необходимо делать ставку на профилактику, убеждены эксперты. Но власти, похоже, настроены проводить привычную политику — бить по хвостам, формально закручивать гайки.

Такой подход усложнит жизнь в первую очередь тем предпринимателям, которые пытаются честно работать в специфических белорусских условиях. Теневые структуры как раз пострадают в меньшей степени, поскольку для них, по сути, ничего не изменится.



Теги: лжепредпринимательство, теневая экономика, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю