USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
| 13 ноября 2012

Новый номер журнала «Дело»

По оценкам экспертов журнала «Дело», в этом году рынок лизинга должен показать неплохие результаты. Его оживлению способствовал значительный рост лизинга транспортных  средств, доля которого в общем объеме лизинговых сделок в 2011-м составил 62%. Кстати, этот сегмент «захватил» более 50% объема рынка впервые за последние годы! Но настоящим «локомотивом», который вытянул рост объемов нового бизнеса, стал лизинг вагонов, которым занимались две компании – «ВТБ-Лизинг» и «АСБ Лизинг».

Сейчас на лизинговом рынке сложилась довольно сложная ситуация, когда лизингодателям фактически приходится выбирать одно из двух «зол». Рубль для финансирования лизинговых сделок стал очень дорогим ресурсом. Несмотря на то, что валютный рынок восстановился, и с прошлого года появилась возможность заключать лизинговые договора в валюте, в этом вопросе до сих пор не все гладко. После того как Нацбанк внес изменения в условия кредитования, резидентам Беларуси получить валютные кредиты стало намного сложнее. Теперь в валюте могут свободно кредитоваться только те клиенты, кто имеет валютную выручку. Для кредитования в СКВ всех остальных банки вынуждены формировать дополнительную «подушку безопасности» в виде резервов.

Высокие процентные ставки не прибавляют привлекательности лизинговым операциям: начав год с 60% годовых, к концу 2012-го ставки снизились очень незначительно – до 40-50%. И лишь в конце лета на короткий период они опускались до 36-38% – это было оптимальное соотношение, когда клиент мог рассчитать затраты на срок в три года.

«Лизинг – это инвестирование в производство или сферу услуг, а здесь нет сверхприбыли, говорит Александр Цыбулько, Председатель Совета Ассоциации лизингодателей. –  При существующей рентабельности и дорогих рублевых ресурсах сложно сказать, во что можно инвестировать деньги под 40-50% годовых. Я не вижу пока причин для бурного роста рынка. Для этого должна начать расти экономика». Недавнее заявление главы Нацбанка Надежды Ермаковой о возможном повышении ставки рефинансирования в ноябре оптимизма участникам рынка также не прибавляет.

Есть еще одна проблема, которая, к слову, актуальна только для Беларуси. Она заключается в том, что многие системообразующие банки отказываются финансировать лизинговые операции частных компаний. В 90-е годы прошлого века банки вообще контролировали порядка 70% лизингового рынка, а к 2011-му их доля снизилась до 4%. Но при этом банки, как и прежде, фактически продолжают контролировать рынок. 

Подробнее об этом читайте в печатной версии свежего номера журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

Белорусский рынок не сможет «переварить» увеличение объемов строительства коммерческого жилья.

В 2012 году в Беларуси должно быть введено около 4,2 млн. кв. м. жилья. Но уже в 2013-м правительство запланировало значительный рост объемов жилищного строительства – 6,5 млн. кв.м., причем 60% квартир должны быть построены без бюджетного участия и проданы по коммерческим ценам. В абсолютном выражении это 4 млн. кв.м., или почти столько же, сколько будет сдано в текущем году за счет всех видов финансирования!

Правительство рассчитывает, что основное увеличение объемов строительства должно произойти в регионах. И это – удивительнее всего, так как именно региональные проекты сильнее всего пострадали в 2011 году, и до сих пор не могут оправиться. А в некоторых крупных городах коммерческое жилищное строительство вообще остановилось.

«Идея была очень хорошей, но быстро заглохла, – говорит генеральный директор «Московской инвестиционной строительной компании» Андрей Гринько. – И все по той же банальной причине – отсутствия инфраструктуры и инженерных сетей. Кто должен их строить? Местные бюджеты не потянут. Республиканский бюджет – тоже под вопросом. Это ведь колоссальные затраты! Местные сети просто не выдержат, так как в эти города надо «заходить» не отдельными домами, а целыми микрорайонами, вроде Лошицы или Каменной Горки».

Сегодня застройщикам не по карману вложения в инфраструктуру и коммуникации. Отчасти поэтому частный строительный бизнес не идет в города-спутники и вообще не рвется строить за пределами МКАД. Не случайно в бюджете на 2013 год запланировано значительное увеличение объемов финансирования инфраструктурных проектов – в 3,2 раза по сравнению с 2012-м, – почти до $1 млрд.

Уже сейчас у специалистов есть весьма обоснованные сомнения, что строительные организации страны чисто физически «потянут» повышенные объемы в условиях дефицита ресурсов, оттока рабочей силы и по другим причинам. Выполнению планов правительства по резкому увеличению объемов строительства коммерческого жилья будут препятствовать несколько факторов.

Во-первых, отсутствие на рынке недорогих ресурсов, за исключением средств населения. Но платежеспособный спрос населения в этом сегменте сегодня практически полностью удовлетворяется предложением и вряд ли может быть значительно увеличен. По данным аналитического обзора АН «Твоя столица», сегодня, по крайней мере, на рынке коммерческого жилья существует паритет между спросом и предложением. В среднем за год в Минске продается около 7 тыс. квартир на первичном и 8-8,5 тыс. – на вторичном рынке. И большие объемы коммерческий рынок может «проглотить» только с господдержкой.

Во-вторых, кадровый голод организаций-застройщиков. По данным Минстройархитектуры, кадровые потери отрасли в прошлом году достигли значительной цифры – 42,7 тыс. человек. Как показала работа отрасли в 2012 году, дефицит специалистов самым серьезным образом тормозит реализацию проектов даже в нынешних, относительно небольших объемах. Кто будет строить в полтора раза большее количество жилья – пока неизвестно.

В-третьих, перенос основной доли коммерческого строительства из столицы в регионы. Сам по себе этот тренд является довольно разумным, но на его реализацию уйдут годы, если не десятилетия. И частные застройщики, и покупатели станут вкладывать деньги в квартиры за чертой МКАД только тогда, когда там появится современная инфраструктура и рабочие места. А это – дело не одного года.

В-четвертых, налицо продолжающаяся стагнация рынка. Это заметно как по слабому росту цен, которым еще очень далеко от докризисных значений, так и по доле инвестиционных продаж. Сегодня в среднем по рынку они оцениваются в 10-15%, тогда как в благополучные годы их доля достигала 25-30%.

Подробнее об этом читайте в печатной версии свежего номера журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

Тренды-2012 белорусского рынка легковых автомобилей: слабый спрос и сокращение доли вторичного рынка

В текущем году белорусы, похоже, окончательно сделали выбор в пользу бюджетных моделей. По данным Белорусской автомобильной ассоциации (БАА), из пяти самых продаваемых у нас моделей легковых автомобилей, две – производства Волжского автозавода. А сам «АвтоВАЗ», занимавший по итогам 2011 года вторую позицию,  уверенно вышел в лидеры. По мнению аналитиков рынка, дальнейшее развитие ситуации предполагает, что в перспективе присутствие восточного соседа на белорусском рынке будет усиливаться под давлением российского автомобильного лобби. Стоит отметить, что благодаря открытости белорусского рынка, на нем также усилились позиции бюджетных марок, собираемых в странах СНГ, не входящих в Таможенный союз. В частности, речь идет о продукции ЗАЗ и Uz-Daewoo.

Смена приоритетов не замедлила сказаться и на других сегментах рынка. Сильнее всего «просел» среднеценовой сегмент – такие клиенты переориентировались либо на бюджетный класс, либо вообще отложили покупку до лучших времен, как минимум, до появления выгодных предложений по кредитованию. Предпочтения покупателей в премиум-классе изменились в меньшей степени. Людей, способных заплатить за автомобиль $60-100 тыс. кризис коснулся не так сильно, однако и они, по сравнению с прошлыми годами, сократили количество покупок. Кроме того, покупатели продукции престижных брэндов все чаще обращают внимание на вторичный рынок.

– Потребители начинают считать деньги, а потому позиции премиальных брэндов ослабли, – комментирует Председатель Совета директоров ГК «Интеллект» Сергей Варивода. – В первой десятке лидеров дилерских продаж – девять марок, которые можно отнести к бюджетному и среднему ценовому сегменту. Еще год назад их было только семь. Из серьезных игроков  в первой десятке удержалась лишь Audi. Хотя о коренной ломке психологии покупателей говорить еще рано. Пока мы воспринимаем друг друга «по одежке», выбор в пользу подержанной премиальной иномарки, а не нового бюджетного автомобиля будет очевиден.

Оживить автомобильный рынок могут только доступные кредиты. Причем, психологическая планка, при которой белорусы могут задуматься над покупкой авто – не более 20% годовых. В целом, как говорят эксперты «Дела», сложившуюся на белорусском автомобильном рынке ситуацию можно было бы описать словами: «лучше, чем могло бы быть, но меньше, чем хотелось». Имеющийся потенциал во многом был ограничен решениями, принятыми государством. В первую очередь, отменой льгот по НДС.

Как говорит Председатель правления БАА Сергей Михневич, если бы не изменился механизм льготного взимания НДС, то рынок в этом году мог бы «выстрелить». И не исключено, что дилеры вышли бы на уровень продаж в 30 тыс. машин. Однако новый механизм взимания налога увеличил стоимость автомобилей на 15-17%. Поскольку платежеспособность населения остается невысокой, а ставки по автокредитам – невыгодными, продажи новых автомобилей по итогам 2012 года вряд ли превысят 20 тыс. единиц.

Подробнее об этом читайте в печатной версии свежего номера журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

Достижение запланированных в Беларуси на 2013 год прогнозных экономических параметров – под вопросом

Руководство Беларуси демонстрирует оптимизм, утверждая, что кризис 2011 года преодолен, и экономика страны стабилизируется. Этот оптимизм отразился и на планах развития экономики и финансов Беларуси на 2013 год, закрепленных в официальных документах – Основных направлениях денежно-кредитной политики, параметрах прогноза социально-экономического развития РБ и Законе «О бюджете» на 2013 год.

В то же время ставка рефинансирования в Беларуси все еще остается на аномально высоком уровне – 30%, инфляция продолжает бить рекорды среди стран СНГ, ставки на рынке межбанковских кредитов в октябре взлетели в 2,5 раза – до 60% годовых, а сальдо внешней торговли опять стало отрицательным.

Борьба с инфляцией в «Основных направлениях денежно-кредитной политики»  на 2013 год провозглашена главной стратегической задачей. Согласно планам, в 2013 году инфляция должна составить 12% годовых, хотя в 2012-м этот показатель ожидается в пределах 22%.  Кроме того, целью денежно-кредитной политики объявлено снижение инфляции с помощью монетарных инструментов и других мер, принимаемых правительством в экономической сфере. Последнее означает, что Нацбанк будет стремиться снижать рост цен, управляя ставками на денежном рынке, а правительство будет проводить соответствующую экономическую политику. Вот тут-то и кроется проблема!..

К Нацбанку претензий в принципе нет. Он делает даже больше, чем обещает. Так, в «Основных направлениях…» на 2013 год главный банк страны планирует обеспечить поддержание положительного уровня процентных ставок в реальном выражении. А в конце года рассчитывает снизить ставку рефинансирования до 13-15%. При этом планируется проводить аукционные операции, направлены на недопущение значительных отклонений ставки однодневного рублевого межбанковского кредита от уровня ставки рефинансирования. А чем в это время будет заниматься Минфин? В прогнозных документах об этом ничего не сказано. А вот в проекте Закона «О бюджете» на 2013 год можно найти нечто удивительное – Минфин собирается делать прямо противоположное тому, что запланировал Нацбанк! А именно: вливать в экономику необеспеченные деньги и делать кредиты для предприятий дешевыми, разогревая тем самым экономику и усиливая давление на курс рубля.  Правда, сами бюджеты (как республиканский, так и консолидированный) рассчитаны бездефицитными, и их расходы должны совпасть с доходами. Но, как сообщил министр финансов Беларуси Андрей Харковец, представляя 2 октября проект бюджета в Палате представителей Национального собрания, инвестиционная составляющая бюджета в следующем году будет значительно опережать темп роста инвестиций в основной капитал в целом по экономике. А именно: бюджетные инвестиции в реальном выражении вырастут более чем на 20% при росте инвестиций в основной капитал в целом на 6%.

Но это еще не все. В 2013 году Минфин собирается направить Br9 трлн. на удешевление процентных ставок по банковским кредитам. Он будет оплачивать за предприятия часть процентов по банковским кредитам, направляемым на инвестиционные цели. И тем самым снижать ставки по кредитам, которые Нацбанк стремится держать на высоком уровне. Конечно, можно предположить, что эти кредиты пойдут на валютоокупаемые проекты, что в перспективе приведет к росту поступлений валюты в страну, но кредиты на такие проекты банки и так дают, причем, в валюте. Поэтому снижение стоимости рублевых кредитов приведет, по-видимому, в большей степени к росту импорта и зарплат у населения, то есть к росту цен. Поэтому прогноз инфляции на 2013 год в размере 12% кажется совершенно фантастическим.

По мнению экспертов журнала «Дело», заложенные в основных финансовых документах Беларуси на 2013 год показатели, скорее всего, достигнуты не будут. Ведь если правительство и Нацбанк Беларуси все-таки попытаются обеспечить запланированные темпы роста ВВП, то это приведет к росту инфляции и увеличению давления на курс белорусского рубля, что в конечном итоге втянет страну в инфляционно-девальвационную спираль. В этом случае инфляция окажется выше запланированного уровня, а рубль значительно ослабеет, и эти два показателя будут стимулировать друг друга. Планы на 2013 год могут быть выполнены только в случае дополнительной финансовой помощи со стороны России, либо успешной приватизации и стабилизации курса белорусского рубля за счет валютных интервенций из золотовалютных резервов страны.

Подробнее об этом читайте в печатной версии свежего номера журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

Владельцы белорусских компаний начинают более серьезно относиться к «предпродажной подготовке» своего бизнеса.

Рынок слияний и поглощений (M&A) в Беларуси в последние годы сделал значительный шаг вперед. Активность на нем достигла пика в 2011-м, что было связано с увеличением числа приватизационных сделок в рамках так называемых «правительственных списков». В этот период прямые иностранные инвестиции (ПИИ) составили $3986 млн., или 7,2% ВВП страны. Правда, 63,6% этой суммы пришлось всего на одну сделку по окончательному расчету Газпрома за акции Бетрансгаза. Без ее учета ПИИ составили гораздо более скромную сумму – $1485,8 млн., что, однако, в 1,9 раза больше, чем в 2010-м.

Владельцы бизнеса в Беларуси (в том числе, самый крупный из них – государство) уже столкнулись с тем, что заинтересовать инвестора (особенно – зарубежного) может далеко не каждая компания, и что грамотная «предпродажная подготовка» – важнейшая составляющая успешной сделки. Тем не менее, редко кто из руководителей точно знает – что для инвесторов по-настоящему важно, а что – не очень.

«Три причины могут остановить инвестора вкладывать финансы в вашу компанию, – говорит Сергей Рябухин, управляющий партнер управляющей компании «Зубр Капитал». – Прежде всего, нельзя продать бизнес, если после осуществления такой сделки, компания теряет свой стратегический актив. Например, оптовый бизнес завязан на личных связях и контактах, и если при его покупке вы теряете эти связи, то фактически, покупаете не бизнес, а склад. Кроме того, практически невозможно продать бизнес, рынок которого сузился или практически исчез. И, наконец, нельзя продать теневой бизнес».

Сейчас на рынке наиболее распространены сделки с небольшими бизнесами – с годовым оборотом порядка $20-30 млн. и рыночной стоимостью порядка $10-20 млн. При подготовке такого бизнеса к продаже его владельцам нужно учитывать специфику рынка, на котором они работают, а также тип инвестора, с которым они собираются заключить сделку. А при оценке – исходить из того, что большинство инвесторов рассчитывают на окупаемость своих вложений в пределах 4-5 лет.

Как утверждают эксперты журнала «Дело», инвесторы на постсоветском пространстве уже набили достаточно шишек и стали умнее. Поэтому, чтобы сделка по продаже компании оказалась успешной, ее владелец должен понимать мотивы, которыми руководствуется инвестор. Как правило, действующий бизнес покупается в трех случаях: если создать новую компанию дороже, чем купить, если бизнес имеет хороший нераскрытый потенциал (т.е. он может вырасти, благодаря финансовым вливаниям и грамотному менеджменту), и, наконец, когда инвестор заинтересован в каких-то конкретных активах. Например, в земельном участке, зданиях и т.п., которые после реструктуризации бизнеса можно выгодно продать или сдать в аренду. Исходя из понимания этих мотивов, и нужно строить стратегию продажи.

Непосредственно процесс «предпродажной подготовки» включает несколько основных шагов. Первый – формирование инвестиционного предложения. Необходимо определить для себя оптимальный вариант сотрудничества с потенциальным инвестором: будет это продажа доли или всей компании, готова ли компания по требованию инвестора сменить менеджмент и стратегию. Второй – разработка стратегии продажи бизнеса. Для этого необходимо сформировать портрет потенциального покупателя, которому будет интересно это инвестиционное предложение.  Третий – создание финансовой модели стратегического развития компании: обосновать оценку стоимости продаваемой компании, продемонстрировать перспективы ее развития, ее сильные стороны и возможности. Четвертый – подготовка пакета документов для due diligence*(основная отчетность), поскольку любой уважающий себя инвестор так или иначе будет проводить финансовый, правовой, коммерческий и технологический аудит.

Как отмечают большинство инвестиционных консультантов, предпродажная подготовка бизнеса – процесс очень важный и трудоемкий. Но при этом именно он на 80% обеспечивает успех сделки.

Подробнее об этом читайте в печатной версии свежего номера журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

Директор и инвестор: союзники или противники?

Потеря части доходов от нефтяного бизнеса, а именно – остановка экспорта растворителей и разбавителей, а также приближающийся пик выплат по внешним долгам, будут подталкивать белорусские власти к активизации процесса приватизации. Эксперты «Дела» отмечают, что приватизацию в Беларуси тормозит не столько правительство, сколько… директорский корпус, для которого любые серьезные структурные перемены могут обернуться их личным карьерным крахом.

Продажа предприятия иностранному инвестору априори означает, что новый владелец займется оптимизацией приобретенного бизнеса – прежде всего, реструктуризацией производственных процессов и управленческой системы. Воспитанные в советских реалиях управленцы вряд ли будут востребованы в новых условиях. Зачастую они просто не способны решать качественно новые задачи, связанные с оптимизацией бизнес-процессов, снижением издержек, развитием маркетинга и др. Так что, с появлением на предприятии инвестора шанс сохранить свои кресла остается только у самых подготовленных менеджеров.

Тем не менее, в Беларуси есть предприятия, директора которых осознанно пошли на приватизацию. Хотя наверняка такое решение им тоже далось нелегко. Понимая это, инвесторы изначально оговорили с ними определенные условия, в том числе их дальнейшие карьерные перспективы. Примерно по такой схеме проводилась приватизация белорусских первенцев – ОАО «Лидское пиво», пивзавода «Оливария» и ЗАО «Мiлавiца».  

Еще один пример – финский концерн Olvi, который в конце 2008 года выкупил 51% акций ОАО «Лидское пиво».

Менеджер компании Olvi по странам Балтии и Беларуси Пеэп Аккель говорит, что в любой стране практика приватизации похожая: инвестор идет к собственнику и договаривается о цене. Но в Беларуси сложилась другая практика. Прежде чем принять решение о приватизации белорусского завода, компания долго изучала ситуацию: ее представители несколько раз приезжали в Беларусь, оценивали обстановку, ситуацию на рынке, знакомились с историей предприятия. Этот процесс растянулся почти на 3 года! Для покупки «Лидского пива» финской компании пришлось решать этот вопрос через руководство предприятия.

Директорам, которые боятся приватизации, П. Аккель советует выбирать «правильного» инвестора. Например, для спекулятивного инвестора все равно, что будет после сделки с бывшим руководством предприятия. А стратегический инвестор действует иначе, поскольку понимает, что без прежнего директора создать хороший потенциал для развития порой очень сложно. Например, Владимир Юфа в течение 23 лет возглавлял «Лидское пиво». В конце 2008 года, после того как компания Olvi в результате проведения вторичной эмиссии акций выкупила контрольный пакет акций ОАО, он стал советником по связям с общественностью этого предприятия. В то время ему было 68 лет.

Многие белорусские директора завидуют своим зарубежным коллегам, в том числе российским. Ведь экономическая модель в Беларуси, в отличие от стран с рыночной экономикой, не позволяет им «конвертировать» свой статус в собственность, чтобы в перспективе гарантированно получать дивиденды. В западных странах, а теперь уже и в России, вознаграждение руководителя напрямую зависит от эффективности работы компании. А белорусскому директору сверху «спускают» другие ориентиры – рост валовых показателей, зарплаты, сохранение занятости и т.п. В результате по уровню зарплаты руководители белорусских предприятий в разы проигрывают своим зарубежным коллегам.

Поэтому именно фактор личной заинтересованности может подстегнуть интерес белорусских управленцев к скорейшей приватизации предприятий. Тем более, если участникам сделки в ходе переговорного процесса удастся заручиться определенными гарантиями в части финансовых бонусов после ее завершения.

Наглядным примером может служить крупнейшая в истории белорусской приватизации сделка по продаже «Белтрансгаза» российскому «Газпрому». Сейчас «Белтрансгаз» получил доступ ко всем социальным благам, которые имеет «Газпром». При этом средняя зарплата на «Белтрансгазе» по итогам года прогнозируется на уровне 31,2 тыс. российских рублей, что более чем в 3 раза выше прошлогоднего показателя на тогда еще белорусском предприятии.

Подробнее об этом читайте в печатной версии свежего номера журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

Основные причины трудовой миграции из Беларуси –  низкий уровень заработной платы и неверие в перспективы отечественной экономики.

Удивительный результат получили сотрудники компании HeadHunter Беларусь (проект RABOTA.TUT.BY) в ходе недавнего опроса сотрудников белорусских компаний. Оказалось, что только 37% из них счастливы на работе! Аналогичный опрос HeadHunter провела в 2012 году и в России. Он показал, что «уровень счастья» там намного выше – 52%. Но самое интересное, что в ходе этих исследований прослеживается явная зависимость между уровнем дохода работников и ощущением счастья: чем выше доход, тем больше работа приносит счастья! Так, среди респондентов с уровнем дохода от $1500 счастливых оказалось в несколько раз больше, чем среди сотрудников с уровнем дохода до $300. О том, что зарплата, как минимум, поднимает настроение, заявили 51% опрошенных.

Как говорят эксперты журнала «Дело», для 44% из тех, кто в данный момент трудоустроен в Беларуси, зарплата является основной причиной, побуждающей сменить место работы. Интересно, что всего 4% работников устраивает их место работы, и они не собираются ее менять в ближайшее время, а 8% хотя и недовольны местом, где трудятся, не ищут альтернативы. «Если уровень зарплаты в стране ниже, чем в соседних государствах, более чем на 20% – это уже повод для миграции, – считает Владимир Мудрик, HR-директор холдинга «Алютех». – Сегодня по основным категориям сотрудников средняя заработная плата в России выше, чем в Беларуси, в 2-2,5 раза, в Казахстане – примерно в 2 раза, в Украине – в 1,5-1,7 раз. В результате, из-за трудовой миграции мы вынуждены нести значительные потери на подборе специалистов. Сегодня поиск одного рядового сотрудника обходится примерно в $3,5-4 тыс., не считая того, что первые 3-4 месяца новый сотрудник не будет приносить прибыль. А по некоторым специальностям ошибка при найме работника может обойтись компании в $20 тыс. и более».

Белорусский рынок труда «лихорадит» уже давно. Он пережил две «волны» миграции – в 2009-м и в 2011-м. В результате многие компании и даже целые отрасли столкнулись с кадровым дефицитом. Как говорят в Федерации профсоюзов Беларуси, сегодня в экономике страны занято 4,57 млн. человек, что значительно меньше, чем в 2011-м. По неофициальной статистике, за рубежом работает не менее четверти трудоспособного населения Беларуси. Но хуже всего то, что даже сейчас, когда экономическая ситуация относительно стабилизировалась, работники продолжают смотреть «на сторону». По данным HeadHunter Беларусь (проект RABOTA.TUT.BY), 64% из них находятся в пассивном поиске работы, периодически просматривая свободные вакансии, а 27% делают это ежедневно! Наконец, опрос общественного мнения, проведенный Независимым институтом социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) летом этого года, показал, что 53,7% белорусов выражают желание временно уехать за границу, а 41,4% – готовы эмигрировать навсегда.

Подробнее об этом читайте в печатной версии свежего номера журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

Рынок дизайнерских услуг в Беларуси растет, но по-прежнему остается в «квартирных рамках»

Рынок белорусского интерьерного дизайна еще не «захватил» все сферы жизни – он все еще остается в рамках «квартирного» рынка. По словам дизайнера студии «Белый волк» Дмитрия Гурбановича, основную долю рынка составляют квартиры и дома, затем – рестораны, кафе и ночные клубы, и только потом – офисные помещения. Причина в том, что многие руководители компаний предпочитают заниматься дизайном своих офисов самостоятельно, выбирая кафель, натяжные потолки и отделку стен.

А вот о дизайне квартиры, особенно если это новостройка, задумываются уже на стадии строительства или покупки. Застройщики отмечают, что это, во-первых, дешевле, во-вторых, менее хлопотно, поскольку согласованием всех изменений планировки занимается сам застройщик. «Наши клиенты – очень продвинутые люди», – считает автор проекта жилого комплекса «У Троицкого», архитектор Олег Ладкин. И хотя этот элитный дом еще не достроен, перепланировку в нем сделали практически все будущие жильцы. Люди, которые платят по $3 тыс. за квадратный метр, умеют считать деньги – прибегая к услугам дизайнера, они… значительно экономят на ремонте.

Дизайнеры любят повторять: самое большое заблуждение клиентов заключается в том, что «дизайнер – синоним дополнительных растрат». На самом деле услуги настоящего профессионала помогают экономить. Ведь вы приходите к специалисту с эфемерным образом квартиры своей мечты, а получаете от него дизайн-проект готового объекта. В него входит концепт – планировочное решение с разделением на функциональные зоны с расстановкой мебели и оборудования, альбом со стилевой проработкой – фотореалистичное изображение будущего интерьера в ЗD, а также комплект рабочей и технической документации со спецификацией материалов.

«Люди стали понимать, что каждый должен заниматься своим делом, в том числе и дизайнеры, – говорит арт-директор студии дизайна интерьеров Design Service Любовь Лагунчик. – Наши клиенты знают, что дизайнер окупает себя и экономит их деньги на ремонте, потому что он изначально может застраховать от ошибок. Специалист знает, где покупать материалы дешевле и надежней».

Разбежка по стоимости работ на рынке довольно большая: от $15 до $70 за кв.м. Но есть специалисты, которые предлагают свои услуги даже за €50-120 за кв.м. Как правило, цена складывается из сложности  проекта, а также знаний, таланта, опыта и амбиций дизайнера. В мировой практике чаще всего применяется другая формула расчета стоимости услуг дизайнера или архитектора – 10% от стоимости ремонта. Хотя, конечно, от большего или меньшего бюджета интерьер не станет намного лучше или хуже, а вот неправильное распределение средств в процессе реализации проекта может поставить крест на всей работе.

Подробнее об этом читайте в печатной версии свежего номера журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

Беларусь – Польша: как снять барьеры во взаимной торговле?

В течение нескольких последних лет Польша остается важным торгово-экономическим партнером Беларуси. По итогам 2011 года наша ближайшая западная соседка заняла 5 место в белорусском импорте и 7-е – в экспорте и общем объеме внешнеторгового оборота.  Взаимный товарооборот двух стран по сравнению с 2010-м вырос на 23% и составил $2,4 млрд.  Причем польский экспорт вырос на 19%, а импорт из Беларуси – на 27%. Сальдо внешнеторгового оборота составило $166 млн. в пользу Польши.

«Тем не менее, в наших взаимовыгодных торговых отношениях еще полно преград,  считает – Первый советник, руководитель отдела содействия торговле и инвестициям Посольства Польши в Беларуси Веслав Покладэк. – Во-первых, закрытая граница в виду отсутствия соглашения между Беларусью и ЕС о свободной торговле. Во-вторых,  программа импортозамещения, которая предполагает ограничение импорта и замедляет сроки импортных поставок. У меня отрицательное отношение к этой программе, сложившееся  на основании практики: в Польше в начале 80-х гг. прошлого столетия на такую же программу без всякой отдачи были потрачены большие бюджетные деньги. 

Да и после кризисного 2011 года покупательская способность населения уменьшилась, а финансовое положение многих компаний пошатнулось. Допустим, они готовы приобретать товар в Польше, но без предоплаты. В связи с падением рейтинга Беларуси  и ее банков польские поставщики не спешат работать в кредит. Вовсе не из-за ненадежности  партнера, а по объективным причинам: вдруг будет следующая девальвация? Исключить ее нельзя».

Барьеры на пути поставок польских товаров в Беларусь в ближайшие полгода-год отчасти сможет компенсировать польская программа поддержки экспорта. У некоторых белорусских компаний появится возможность получения товарного кредита в Банке Господарства Крайовэго в Варшаве. В их число попадут, в первую очередь, надежные фирмы с серьезными проектами. Планируется, что на эту программу будет выделено несколько сотен миллионов долларов в течение года. И она может стать хорошим стимулом для поддержки взаимной торговли.

Как говорят эксперты журнала «Дело», на польско-белорусские торгово-экономические отношения влияют три основных фактора: ситуация на международном рынке, реальный спрос на польские товары и услуги в Беларуси и активность самих участников внешней торговли. Если ситуация на рынке не будет мешать торговле и интерес к поставкам из Польши будет сохраняться, то по итогам 2012 года взаимный товарооборот может сохраниться на уровне 2011 г. и составить порядка $2,5 млрд.

Подробнее об этом читайте в новом приложении журнала «Дело» – «Польша. Наш деловой партнер».

Вступление в ЕЭП поможет Беларуси привлечь польские инвестиции

Интерес польских бизнесменов к инвестированию в белорусский реальный сектор падает. Этот тренд, в первую очередь, касается крупных инвестпроектов. Правда, в июле один из польских инвесторов ввел в эксплуатацию современный завод по производству пластмассовых изделий в Бресте, на который было затрачено несколько миллионов евро. Но в целом в 2011 году польские прямые инвестиции в белорусскую экономику на чистой основе (без учета задолженности инвестору за товары и услуги) по сравнению с 2010-м уменьшились на 0,5% и составили $10 млн.

Если готовность вкладывать в Беларусь уменьшается, то сферы интересов польских компаний в нашей стране остаются теми же: деревообработка, производство продуктов питания, сельское хозяйство, транспорт, связь. В прошлом году польские бизнесмены вложили €2,5 млн. в лесное хозяйство Беларуси, а польский банк национального хозяйства выделил кредит в размере €45 млн. для возведения в Минске второго корпуса гостиницы «Виктория».   

Для польских бизнесменов инвестирование в Беларусь сопряжено с определенными  опасениями. Во-первых, это нестабильность белорусской экономики. Во-вторых, негативный имидж нашей страны, который активно муссируется в странах ЕС. Но существует еще несколько причин,  из-за которых инвесторы не так активно идут в Беларусь, как того бы хотелось. «Существует проблема кадров, о которой я знаю как от польских, так и от белорусских бизнесменов, – рассказывает Первый советник, руководитель отдела содействия торговле и инвестициям Посольства Польши в Беларуси Веслав Покладэк. – На мой взгляд, по-настоящему высококвалифицированные кадры в Беларуси можно найти только в IT-сфере. А где мастера, начальники производства,  экономисты, которых не надо постоянно подталкивать? В среднем активность у них небольшая, нет зарубежной практики. В Европе сейчас почти все, кто заканчивает вуз, хотя бы полгода проходят практику за рубежом. С другой стороны, если безработица в стране составляет 0,6%, то где находить специалистов для новых инвестиционных проектов?».

Недавно среди польских бизнесменов был проведен опрос на тему: что мешает вам в ведении бизнеса в Беларуси? Оказалось, что больше всего проблем создают высокие процентные ставки по кредитам, чрезмерное регулирование экономики со стороны государства, сложные процедуры согласования цен, сертификации, лицензирования, ограничения в экспорте продукции, противоречивое толкование госорганами законодательства и др.

Не совсем понятно для некоторых польских бизнесменов и то, как сложится их работа в условиях создания ЕЭП. Хотя это как раз – явление временное, которое в будущем, наоборот, станет стимулом для увеличения инвестиций. То же касается и вступления России в ВТО, организацию, которая пользуется бесспорным авторитетом. Связанное с этим снижение таможенных ставок в Беларуси также может стать стимулом для развития взаимной торговли. Польские инвесторы видят в Беларуси хороший плацдарм для выхода на рынок ЕЭП. Пожалуй, на сегодня это самая веская причина, которая может привлечь в Беларусь инвестиции из этой страны.

Подробнее об этом читайте в новом приложении журнала «Дело» – «Польша. Наш деловой партнер».



Теги: Беларусь, анонс, журнал «Дело»
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю