| 15 октября 2013

Новый номер журнала "Дело"

Концепция государственной жилищной политики Беларуси, разработанная до 2016 года, провозгласила всеобщий переход на энергоэффективное строительство c 2014 года. Планируется, что новый подход позволит снизить потребление тепловой энергии на 5% к 2015 году и на 10% – к 2020-му.

Жилищный фонд Беларуси, построенный в основном в 1960–1990-е годы, по сравнению с фондом развитых европейских стран с аналогичными климатическими условиями, имеет низкую энергоэффективность. По официальным данным,  в нашей стране эксплуатируется более 25 млн. кв. метров общей площади жилья с удельным теплопотреблением более 160 кВт*ч/кв.м в год. Для сравнения – переход на энергоэффективное строительство подразумевает возведение с 2014 года жилых домов с уровнем энергопотребления на отопление не более 40 кВт*ч/кв.м в год. Сейчас в Беларуси существует лишь 10 жилых зданий, построенных с использованием энергоэффективных технологий.

Повсеместное внедрение энергоэффективных технологий – благое побуждение, но стоит понимать, что в современном мире все имеет свою коммерческую стоимость. В том числе, и энергоэффективность. Внедряя ее в Беларуси,  коммерческие застройщики жилой недвижимости прибыли не получают, а покупатели все еще считают энергоэффективность модным маркетинговом ходом. Все объясняет предельно низкая стоимость энергоносителей для Беларуси.

«Инвестиции в энергоэффективные технологии,  безусловно, оправданы в случае строительства офисной или торговой недвижимости, когда заказчик является владельцем объектов, и в будущем сам будет их эксплуатировать и экономить на затратах на энергию, – отмечает Серж Альперн, главный инженер SvitLand Development Limited. – Со строительством же многоквартирных домов ситуация иная – экономить будет не застройщик, а будущий жилец. При этом квадратный метр дорожает на 6-8%. Казалось бы, немного, но  для застройщиков это ощутимо. В Беларуси продать «квадрат» на 8% дороже из-за использования энергосберегающих технологий непросто, поскольку клиент не видит перспектив экономии. Хотя, учитывая все мероприятия по сохранению энергии, конечный потребитель может экономить от 20 до 40% расходов. Однако при нынешней стоимости энергоносителей в Беларуси в абсолютных цифрах это для покупателя незаметно».

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

 

В Беларуси укрепляется мода на загородную недвижимость,

хотя активность  в этом сегменте невысока 

Доля сделок с загородной недвижимостью, исключая небольшие сезонные колебания, сохраняется примерно на прошлогоднем уровне. Прежним остается и предложение: дома и коттеджи составляют около половины всех предложений, 25% – земельные участки, 16%  –  дачи и около 10% приходится на квартиры в пригородных поселках.
Итак, что конкретно сегодня представлено на рынке пригородной жилой недвижимости белорусской столицы и, главное, по каким ценам?

Во-первых, это индивидуальные строения – дома и коттеджи. В этой группе представлены строения для летнего отдыха – «дачи», стоимость которых составляет примерно $40-45 тыс. в зависимости от удаленности от МКАД. Среди летних домов есть и более дорогие предложения - по $80-100 тыс. Они выступают как альтернатива хорошему загородному дому. Как правило, их покупают люди, чтобы комфортно и с удовольствием проводить свободное время на лоне природы. На столичном рынке недвижимости присутствуют и загородные дома премиум-класса. Цены на многоэтажные особняки в Раубичах, Боровлянах, Тарасово и др. колеблются от $500 тыс. до нескольких миллионов. Как правило, такая недвижимость может искать своего покупателя годами.

На первый взгляд, ситуация выглядит неплохо – на рынке представлены различные предложения как по типу, так и по цене.  Тогда почему же этот сегмент развивается не так быстро, как в пригородах столиц соседних государств? По мнению экспертов «Дела», на это есть несколько причин, главная из которых – отсутствие инфраструктуры. В первую очередь, это касается некоммерческой индивидуальной застройки. Покупатели недовольны тем, что рядом с некоторыми домами нет мест для отдыха, развлечений или сервиса высокого уровня. Некоторые коттеджи элементарно имеют проблемы с водоснабжением и канализацией.

«Мы проводили исследование московского рынка  и заметили, что там большие площади не востребованы, и застройщики уходят в сторону эконом-класса, – говорит  руководитель управления «Новостройцентр» группы компаний «Твоя столица» Наталья Пичуха. –  В то же время данного предложения у нас нет вообще. И, возможно, это как раз тот сегмент, который белорусскому бизнесу нужно активнее развивать. Ведь, по сути, таунхаус – это довольно популярное направление. С одной стороны, это не индивидуальное домостроение, когда на собственника дома ложатся все расходы и все проблемы по обслуживанию. Здесь все проблемы решаются сообща. Плюс покупатель получает определенную приусадебную площадь во дворе. В Москве стоимость хорошего таунхауса приравнивается к стоимости двухкомнатной квартиры. На рынке всей загородной недвижимости в Москве сделки с таунхаусами составляют от 25 до 50%,  и этот процент постоянно растет. В Беларуси пока рост не такой активный».

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

 

Под занавес года ожидается ужесточение условий кредитования для бизнеса,

что приведет к снижению спроса на кредиты

Белорусский рынок кредитования малого и среднего бизнеса сегодня переживает далеко не лучшие времена. И дело отнюдь не в  его специфичности или обособленности, а в том, что негативные тенденции становятся доминирующими на всех сегментах кредитного рынка. В итоге, на сегодня очевидны две определяющие тенденции – высокие процентные ставки в результате принятых Национальным банком антидевальвационных мер и дефицит рублевой ликвидности в банковской системе.

На фоне продолжающегося спада реального сектора Беларуси и отсутствия перспектив выравнивания отрицательного сальдо платежного баланса экономические власти страны вряд ли решатся на значительные кредитные вливания в экономику, основанные на эмиссионных ресурсах. Наиболее вероятный прогноз – реализация базисных сценариев:  от жесткой до крайне жесткой денежно-кредитной политики.

Отдельные элементы такой политики дорогих денег Нацбанк уже демонстрирует –  с начала сентября ставки по операциям поддержки текущей ликвидности банков выросли на 5%  – до 45% годовых. Ставки по постоянно доступным операциям изъятия ликвидности банков остались без изменений (20% годовых), а ставки по двусторонним операциям поддержки текущей ликвидности банков также повышены на 5 процентных пунктов –  до 45% годовых. Напомним, что до этого Нацбанк повышал ставки по операциям на финансовом рынке в конце июля.

Банки ужесточили требования к финансовому положению и обеспечению исполнения обязательств по кредитам при кредитовании представителей крупного, малого и среднего бизнеса. К такой необходимости банки пришли, вероятно, в связи с существенным ухудшением качества своих кредитных портфелей. В частности, по итогам июля 2013 года проблемная задолженность по кредитам, выданным банками секторам экономики, составляла 0,89%, в том числе по юрлицам – 0,93%. То есть, по сравнению с результатами I квартала текущего года проблемная задолженность увеличилась в 1,5 раза.

Причина роста проблемной задолженности, несомненно, кроется в ухудшении финансовых результатов деятельности отечественных предприятий. В частности, по данным Белстата, за январь-июль 2013 года рентабельность реализованной продукции (работ, услуг) снизилась с 14% до 9,2% по сравнению с аналогичным периодом 2012 года. Чистая прибыль снизилась с Br50,2 трлн. до Br30,9 трлн., а количество убыточных предприятий увеличилось на 44,2% по сравнению с аналогичным периодом 2012 года.

Необходимо учитывать, что при кредитовании малых и средних предприятий банки с гораздо большей степенью вероятности могут столкнуться с рисками невозврата выданных средств. И такая тенденция уже оформилась.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

 

«Верхние» арендные ставки на офисную недвижимость больше расти не будут –

они уже на пределе платежеспособного спроса

Прошлый год для рынка офисной недвижимости закончился… ожиданиями. На рынке было много заявлений о громких проектах, которые все же еще находились на стадии строительства. Поэтому не удивительно, что за весь предыдущий год рынок обзавелся новыми всего лишь 32 тыс. кв. м, а только за первое полугодие 2013 года в Минске введено практически 35 тыс. кв. м в пересчете на арендопригодные площади! Более того, объекты продолжают вводиться в эксплуатацию.

Первое полугодие 2013 года обозначилось не только увеличением количества новых офисных площадей, но и ростом арендной платы.  По мнению экспертов, повышение арендных ставок коммерческих офисных площадей не имеет привязки к базовой арендной величине. Первый и основной фактор, влияющий на рост коммерческих арендных ставок, – это увеличение спроса на офисные помещения в целом.

Спрос держится на высоком уровне с конца 2011 года – с момента, когда субъекты хозяйствования оправились после финансового кризиса и продолжили расширение штата компаний. В результате в офисных центрах класса B1 и В2 доля вакантных помещений невысока,  она сохраняется на уровне допустимой погрешности в 3-4%. Фактически, сейчас свободны площади, ставки на которые слишком высоки, либо те, которые обладают низкими характеристиками или просто не соответствуют соотношению цена/качество.

Вторым фактором удорожания аренды офисных коммерческих помещений можно назвать увеличение себестоимости строительства новых объектов. А это, в свою очередь, напрямую зависит от многих факторов, в частности, от экономической ситуации в стране. В таком случае арендодатель вынужден повышать ставки аренды, чтобы выйти в итоге на запланированный уровень прибыли. С его стороны это своеобразные меры по защите своего капитала.

«Изменение арендных ставок в большинстве своем диктуется уровнем спроса на рынке, – комментирует заместитель руководителя «Твоя Столица. Недвижимость для бизнеса» Ольга Сенчук.  – Исходя из этого, единственным фактором, способным несколько приостановить рост цен на рынке аренды офисных помещений, может стать лишь постоянный ввод в эксплуатацию большого объема качественных и доступных арендатору офисных площадей. Со стороны государства меры содействия могут быть выражены в увеличении числа земельных участков, выделяемых для строительства административных и многофункциональных объектов в Минске, их качественной предпродажной проработке, создании условий для привлечения зарубежных инвесторов, а также увеличении доступности кредитных ресурсов».

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

 

Воспользуется ли гостиничный бизнес возможностями,

которые для него открывает грядущий Чемпионат мира по хоккею? 

О том, что нехватка гостиниц – один их главных недостатков белорусской туристической сферы, известно давно. Если в Европе средняя обеспеченность гостиницами составляет около 30 мест на тысячу жителей, то в Беларуси этот показатель составляет всего 2,4 места.  При этом большинство местных гостиниц построено еще в 80-е годы прошлого века и, как следствие, они имеют 70-80% износа. Изменить ситуацию власти задумали к 2014 году: к этому времени запланировано построить и ввести в строй 12-17 гостиниц, а также увеличить гостиничный фонд почти в четыре раза — с 5,6 тыс. до 20 тыс. мест.

В теории все выглядит достаточно красиво: 28 гостиниц, которые уже существуют в Минске – отремонтируют, а где необходимо – и отреставрируют. К ним прибавятся еще почти два десятка новых отелей, часть из которых принадлежит крупным мировым сетям. Стоит отметить, что работа в этом направлении уже идет. Так, еще в 2012 году в центре Минска после реконструкции открылась трехзвездочная гостиница «Гарни». В мае 2013-го Александр Лукашенко перерезал ленточку в пятизвездочном «Президент-отеле», финансирование реконструкции которого осуществлялось за счет кредита турецкого «Тюрк Эксимбанка» и «Беларусбанка». Полным ходом идет строительство отелей крупных международных гостиничных сетей: возводятся пятизвездочный отель «Кемпински» на 200 номеров на проспекте Независимости и гостиница такого же класса «Хилтон» на проспекте Победителей.

Тем не менее, при более детальном рассмотрении картина оказывается не такой радужной. В выбранной стратегии развития гостиничного сектора белорусской столицы, а также в том, как она осуществляется, есть как минимум несколько слабых мест.

 «Проблема нехватки мест остается, – отмечает заместитель директора туристической компании «Туссон Вояж» Руслан Сегенюк. – И на данный момент на рынке еще не появилось чего-то такого, что бы изменило ситуацию. Да, ввели несколько отелей, но пока это не то количество мест, которое необходимо. Но главное – сегодня в Минске существует недостаток трехзвездочных отелей. Именно такие гостиницы могли бы быть востребованы как в ходе чемпионата, так и после его окончания. Сегодня, например, найти номер в Crowne Plaza  или «Президент-отеле» легче, чем в трехзвездочной гостинице. Как следствие, цены в гостиницах среднего класса завышены. И даже если мы посмотрим на планы по строительству, то увидим, что таких гостиниц планируется построить немного, в отличие, например, от пятизвездочных».

У отелей, которые все-таки успеют сдать вовремя, – свои проблемы: фактически не останется времени, чтобы подготовить персонал, отладить работу всех служб, маркетинга и т. д. Поэтому вполне возможно, что часть отелей окажется в полусобранном состоянии. А это может повлиять на имидж всей страны в глазах туристов.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

 

Несмотря на сильную архитектурную школу, услуги по дизайну интерьеров в Беларуси стали развиваться только недавно 

Если несколько лет назад рынок белорусского интерьерного дизайна был сконцентрирован в основном на сегменте жилой недвижимости, то сегодня он активно охватывает офисные и торговые площади. Конечно, основная часть рынка дизайнерских услуг интерьеров принадлежит городскому и загородному жилью, а уже затем гостиницам, ресторанам, клубам и, в последнюю очередь,– офисным помещениям. Если раньше заказчик предпочитал самостоятельно разбираться в тонкостях проектирования и дизайна, то сейчас он все чаще доверяет создание  интерьера своего жилого или рабочего пространства профессионалам.

Специфика белорусского рынка услуг интерьерного дизайна в том, что заказчики выбирают дизайнера, ориентируясь именно на стоимость его услуг, а уж затем – на стиль, в котором он работает. И, по словам экспертов, самое сложное в подготовке проекта – понять, что же именно хочет получить заказчик, ведь не все достаточно хорошо разбираются в стилях, а познать тонкости науки сочетания цветов, тканей и фактур даны не каждому. Эксперты рекомендуют: выбирая стиль своего будущего дома или квартиры, прежде всего, необходимо оценивать особенности жилья, габариты, расположение комнат, что, в первую очередь, и делает дизайнер. Часто клиенты хотят видеть в своем доме лепнину на потолке и массивную классическую мебель, не учитывая, что этот классический декор только подчеркнет и усугубит ощущение тесноты и загроможденности. Поэтому первоначальная задача дизайнера – помочь клиенту определиться со стилем его будущего жилья, учитывая особенности последнего. «Конечно, мода на классику – вне времени. Минчане предпочитают плавный переход к тенденциям современного классического стиля: интерьер «классической» квартиры отличают гармония, простота и симметрия, уход от тяжелых массивных деталей и вычурных элементов, поэтому представления о дороговизне классического стиля также остались в прошлом. Отмечу популярность стиля 50-60-х годов, так называемых ретро-интерьеров. Яркие разноцветные полосы, орнаменты, пестрые расцветки тканей — «визитная карточка» классического поп-арт стиля в сочетании с добротной мебелью и дорогого вида текстилем и аксессуарами», – отмечает Марина Кобец, дизайнер декор-салона «Ажур».

Как отмечают дизайнеры, в последние несколько лет белорусские клиенты стали все чаще обращаться к стилю «прованс»  – несомненной тенденции следующего года. Его можно отличить по старой или искусно состаренной классической мебели и деревенской отделке: обои в цветы, клетку, полоску, аксессуары, по которым можно прочитать историю дома и семьи.

По мнению экспертов «Дела», нет такого стиля, который не смог бы прижиться в Беларуси: заказывают все, беда в том – что все и сразу. Неудивительно, что очень часто белорусы оформляют свой дом эклектично.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

 

Развал Белорусской калийной компании – вызов не только для калийной отрасли страны, но и для всей белорусской экономики

Главным валютным товаром для Беларуси является калий, несмотря на то, что по объему валютной выручки лидируют нефтепродукты. Если белорусский бензин вырабатывается из российского сырья, то калийные удобрения – это 100%-ый собственный продукт.

Правда, чтобы от производства и продажи калийных удобрений продолжать получать существенную прибыль, «Беларуськалию» в свете последних событий  придется значительно поднапрячься.

Во-первых, «Уралкалий» не только отказался работать через единого с «Беларуськалием» трейдера, но и заявил о принципиально иной стратегии продаж. Теперь объем производства и поставок становится приоритетнее цены, хотя до этого момента все игроки калийного рынка придерживались обратной стратегии. Эксперты уже предупредили, что «игра по-новому» вынудит практически всех игроков этого рынка включиться в гонку за объемами.  Более того, после отказа «Уралкалия» работать с БКК на мировом калийном рынке появился еще один игрок, и, как следует ожидать, между ними развернется жесткая конкуренция.

«Уралкалий» уже объявил, что в 2013 году собирается продать более 10,5 млн. тонн удобрений (по итогам 2012 года объем производства составил 9,12 млн. тонн), в 2014 году –  13 млн. тонн, в 2015 году – уже 14 млн. тонн. Увеличить объемы продаж компания планирует за счет роста поставок в Китай, Индию и Бразилию.

Отметим, что именно эти рынки остаются основными также и для «Беларуськалия»,  который в текущем году планировал увеличить объем производства калийных удобрений на 9,8% – до 8,7 млн. тонн. С учетом потребностей внутреннего рынка, а это около 1,4-1,5 млн. тонн,  экспорт мог бы составить порядка 7,2 млн. тонн. Но теперь эти планы придется серьезно скорректировать.

Во-вторых, «развод» с «Уралкалием»  в одночасье лишил белорусскую  компанию большинства опытных менеджеров в головном и зарубежных офисах. Весь персонал «Уралкалия» (а он составлял большинство ключевых менеджеров БКК) одновременно уволился из компании и уехал из Минска.

В результате «Беларуськалий» оказался без собственной товаропроводящей сети, несмотря на паритетное участие двух акционеров в калийном альянсе. Чтобы точнее оценить масштаб потерь, надо учесть, что сразу после распада СССР белорусский производитель хлоркалия пользовался торговой сетью МКК, а затем – БКК, где все ключевые позиции занимали менеджеры российской компании. Теперь у «Беларуськалия» нет другого выхода,  как создавать собственную трейдинговую сеть. Специалисты понимают, насколько это непростая задача.

Главная задача для белорусского производителя сейчас – быть способным конкурировать, чтобы не оказаться на обочине мирового калийного рынка. Очевидно, что в новой ситуации «Беларуськалию» придется всерьез заняться оптимизацией своих издержек и диверсификацией производства.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

 

На предприятиях, где не задумываются, как работать с новым поколением, в ближайшие 3-7 лет будут серьезные кадровые проблемы

Западные исследователи заявили: если представители бизнеса считают, что методы их работы сильно изменились десятилетие назад с приходом на рынок труда поколения «X», то они заблуждаются. Настоящие перемены происходят именно сейчас. В таких интонациях в мире заговорили о новом поколении «Y». 

Уже не только западные, но и российские HR-специалисты активно обсуждают жизненные ориентиры нового поколения, которое в ближайшие пять лет составит основу человеческого капитала многих компаний, да и стран в целом. Например, американские исследователи подсчитали, что через четыре года в США эта категория составит более 20% от всего работоспособного населения. Популярности этой темы не только в научных кругах есть резонное объяснение. Складывается уникальная ситуация – теперь новые требования к условиям работы, к возможностям, что предоставляет компания и др., диктуют уже не работодатели, а сотрудники, которые вот-вот придут на смену нынешним топам. Поколение Y не «цепляется» за одно место работы, их стремление – найти баланс между работой и личной жизнью.

Российский фонд «Общественное мнение» не так давно провел опрос среди студентов своей страны для выявления  их потребностей и ценностей. Как показали исследования, в России «средняя температура по больнице» мало чем отличается от результатов опросов западных социологов. Приоритетное место в жизни молодежь отдает благополучию своей семьи и счастью в личной жизни. На втором месте – стремление к самореализации. Причем, нынешний тренд – не вертикальный рост (построение карьеры), как у поколения 70-х, а горизонтальный. Большинство (30%)  собираются получать свой трудовой опыт в одной организации, но в разных отраслях. 19% нацелены на работу в различных организациях и на разных должностях. В среднем, молодежь готова сменить от 2 до 5 мест работы. «Такое изменение отношения к работе обоснованно, – считает Сергей Шамбер, HR-директор компании «Альторос». – Ведь ряд современных занятий предполагает соединение элементов нескольких профессий. Если раньше считалось нормой проработать всю жизнь на одном предприятии, продвигаться ступенька за ступенькой в выбранном однажды направлении, то сейчас для ряда профессий, особенно в IT-сфере, это минус. Работая в разных компаниях, сотрудник получит гораздо более широкий и разносторонний опыт за короткое время. Поэтому тот факт, что представители поколения Y хотят развиваться горизонтально, а высокая должность их уже не мотивирует, вполне совпадает с объективной необходимостью».

И еще одна общемировая тенденция – если в сфере услуг поколение Y через пару лет, скорее всего, начнет занимать ведущие должности, то техническим областям, наоборот, грозит недостаток квалифицированных специалистов. В Беларуси масштабы проблемы еще шире – еще со времен первых переписей населения известно о демографической проблеме, которая в 2015-2016 годах станет очень серьезным испытанием для бизнеса и экономики страны в целом. Рынок труда вот-вот столкнется с ограниченным количеством человеческих ресурсов. В первую очередь, это связано с дефицитом в Беларуси того самого поколения Y.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

 

Доля иностранных компаний на страховом рынке Беларуси будет увеличиваться 

Страховой сектор Беларуси, пожалуй, до сих пор оставался единственной сферой, в которой работали преимущественно национальные субъекты хозяйствования. Доступ на этот финансовый рынок для иностранных юридических лиц был жестко регламентирован.

Впервые о приходе на белорусский страховой рынок иностранных инвестиций власти серьезно заговорили в 2010-2011 годах, вскоре после первой волны финансово-экономического кризиса.

Однако с течением времени острота проблемы была снята – произошла девальвация белорусского рубля, решившая в какой-то мере проблему дефицита платежного баланса, продана белорусская доля ОАО «Белтрансгаз», получены кредиты АКФ ЕврАзЭС, отменен перечень предприятий, подлежавших приватизации. На фоне стабилизации макроэкономической ситуации вопрос об иностранных инвестициях на страховом рынке Беларуси несколько «заглох», с его решением, видимо, решили  повременить.

В 2013 году ситуация на валютном рынке Беларуси вновь обострилась. И правительство, по всей видимости, обратилось к уже знакомым схемам привлечения в страну иностранных резервов.  В то же время, необходимо отметить, что даже с учетом анонсированной отмены 30% квоты приток иностранных инвестиций в страну вряд ли будет значительным. К слову, уставный фонд самого крупного иностранного страховщика на белорусскому рынке –  «Цептер Иншуранс» – составляет всего лишь около $17 млн. Поэтому с точки зрения значимости инвестиций речь может идти лишь о продаже части активов крупнейших государственных страховщиков – «Белгосстраха» и «Белэксимгаранта». К слову, участники рынка в начале 2013 года обсуждали возможность передачи «Белэксимгаранта» «под крыло» Белорусской калийной компании, предприятию с 50%-й долей российского капитала.

Другая причина, по которой власти страны хотят привлечь иностранные компании на страховой рынок, –  это желание сделать ставку на стратегического инвестора, который принесет не только ресурсы, но и продемонстрирует готовность интенсивно развивать страхование на качественно новом уровне. Не секрет, что пятилетняя программа развития страховой отрасли проваливается уже второй раз подряд.

Так, в рамках реализации программы на 2005-2010 годы целевой показатель – удельный вес страховых взносов в ВВП – предусмотрен на уровне 1,5%. Фактически же ВВП составил лишь 0,82%. А уже в 2015 году собранные организациями страховые взносы должные составить 1,2-1,3% ВВП. По данным Минфина, к концу лета этот показатель составил 1,1% ВВП.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

 

Стагнация для России может показаться не худшим вариантом,

но проблема в том, что путей выхода из этого состояния не видно

Рост цен на недвижимость в Беларуси до недавнего времени стимулировался отчасти за счет притока капитала из России, отчасти – за счет экономического роста нашей восточной соседки, что подогревало спрос на белорусские товары. Но  к осени наметились изменения: стагнация экономики России и девальвация самого российского рубля. В итоге может снизиться и объем средств, направляемых жителями России на покупку недвижимости в Беларуси.

Сама идея девальвации российского рубля сейчас может показаться странной, так как сальдо внешней торговли товарами и услугами у России положительное, и за январь-июль 2013 года оно составило $117,9 млрд. К тому же, еще до недавнего времени Центробанк России в целях предотвращения укрепления рубля скупал иностранную валюту, увеличивая резервы. Однако летом текущего года ситуация изменилась. 

Международные резервные активы России росли с начала 2009 года по середину 2011 года, после чего стабилизировались на уровне немногим выше $500 млрд. Но весь текущий год они снижаются: если на 1 января 2013 года резервы составляли $537,6 млрд., то на 1 сентября – уже $509,7 млрд. 

Экономика России в настоящее время находится то ли в состоянии рецессии, то ли – стагнации. Рецессия наблюдается тогда, когда в течение не менее двух месяцев подряд ВВП страны снижается на небольшую величину. О стагнации говорят в том случае, когда все же существует незначительный рост.  

По оценке директора по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики и бывшего заместителя председателя правления Центробанка Сергея Алексашенко, в первой половине 2013 года в России уже была рецессия, так как ВВП, очищенный от сезонного и календарного факторов, снижался в I и II кварталах на -0,3% и -0,1% соответственно по сравнению с предыдущими кварталами. Правда, замминистра экономического развития Андрей Клепач утверждает, что в первом квартале рост ВВП составлял 0,1%, а во втором – 0,2%. То есть, имеет место не рецессия, а стагнация.  

На фоне спада экономик многих европейских стран, стагнация может показаться не худшим вариантом, но проблема в том, что путей выхода из этого состояния не видно.  Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев на заседании правительства в конце июля представил план поддержки экономики, который производит грустное  впечатление, так как не предполагает кардинальных реформ. 

Происходящие в России процессы будут иметь весьма важные негативные последствия для экономики Беларуси и состояния ее рынка недвижимости. Они могут привести к сокращению доходов населения из-за падения нашего экспорта в Россию и снижению спроса на жилье в Беларуси со стороны россиян. А это, в свою очередь, почти неизбежно приведет и к уменьшению цен на недвижимость в Беларуси.  

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

 

В России появился новый платежеспособный рынок – системы безопасности,

а с ним и шанс для белорусских компаний получить часть этого «пирога» 

Выступая на недавно прошедшем заседании круглого стола, посвященного проблемам безопасности транспорта, первый заместитель председателя Комитета по транспорту Госдумы Российской Федерации Юрий Нагерняк заявил: «Россия – де-факто прифронтовое государство, поэтому мы вынуждены вкладывать деньги в мероприятия в области безопасности, в первую очередь – на транспорте». В последние годы в России был взят курс на повышение безопасности на транспорте.

Задача, поставленная правительством России, весьма амбициозна: создание комплексной системы безопасности для противодействия противозаконным действиям на транспорте и, в первую очередь, террористическим угрозам. Под действие программы попали все без исключения виды транспорта. Но самые значительные средства (RUB12 млрд.) выделены на обеспечение безопасности метрополитенов, которые в силу огромного пассажиропотока (например, московское метро перевозит от 7 до 9 млн. человек в день!) и специфики организации движения считаются одними из самых уязвимых объектов.

Мероприятия, запланированные программой, уже выполнены более чем на 70%. И теперь на повестке дня стоит вопрос: будет ли принята новая программа в области транспортной безопасности? Большинство экспертов считают, что будет. Сейчас она обсуждается в Минфине и, по некоторым данным, станет еще более масштабной – предполагается, что объем финансирования составит уже не менее RUB70-75 млрд. На эти деньги планируется полностью завершить оборудование объектов транспортной инфраструктуры средствами контроля доступа и видеонаблюдения. Например, в метро видеокамеры появятся не только на каждой станции, но и в переходах, а также в каждом вагоне поезда! Оказываясь в транспорте или на вокзале, пассажиры и персонал будут попадать под неусыпный контроль. С 1 января в России должна быть создана единая база персональных данных обо всех пассажирах, купивших билет на любой (!) вид транспорта. Кроме того, уже полным ходом идут испытания системы для контроля SIM-карт мобильных телефонов.

Все это – технологии не завтрашнего, а уже сегодняшнего дня. Но главное в том, что бюджетное финансирование в таких масштабах и жесткий госконтроль реализации программы создают огромный спрос на решения и технологии в области безопасности. Для примера: только реализация мероприятий по обязательному оснащению транспорта тахографами нового образца и аппаратурой подключения к ГЛОНАСС создаст в России в ближайшие два года новый рынок емкостью $20 млрд.! Разумеется, часть выделенных денег будет по доброй российской традиции разворована. Но белорусскому бизнесу важно не это, а новый высокотехнологичный и емкий рынок, который возник буквально ниоткуда у нас под носом. И наши компании вполне могут получить часть этого пирога.

Подробнее об этом читайте в свежем номере журнала «Дело», главная тема которого – «Строительство и недвижимость».

 

Продажа недвижимости за 1 базовую величину на аукционе с условиями – привлекательный инструмент для приватизации, но с оговорками

Для ускорения процесса приватизации в Беларуси уже достаточно давно действует механизм продажи государственного имущества на аукционе c номинальной стартовой ценой в 1 базовую величину. Взамен низкой цены от покупателя ожидается эффективное использование новоприобретенной недвижимости и некоторые «социальные обязательства» – реконструкция здания, создание рабочих мест и т.п. Если продажа недвижимости осуществляется с определенными условиями, то она не является «юридически чистой», и продажа или использование такой недвижимости могут быть ограничены. Поэтому осторожность следует соблюдать как владельцам такого имущества, так и его потенциальным партнерам, соинвесторам и покупателям.

При приобретении недвижимости за одну базовую величину или инвестировании в такой бизнес, не стоит безоговорочно доверять специалистам государственных органов. Покупатель должен проверить не только непосредственно документы на недвижимость (договор купли-продажи, протокол аукциона и пр.), но и оформление процедуры аукциона исполкомом. Приватизация практически всегда является предметом пристального внимания со стороны проверяющих органов, и хотя формальные основания и процедура для признания аукциона незаконным отсутствуют, в случае нарушений в порядке проведения аукциона, сделка может быть признана недействительной. Например, вы присмотрели неплохое, но аварийное здание в Бобруйске. Выиграли аукцион, заключили договор, все оплатили и занялись реконструкцией. Когда уже было вложено Br500 млн., и здание было практически готово к эксплуатации, внезапно выяснилось, что в аукционной комиссии (от имени исполкома) находились неуполномоченные лица, а извещение об аукционе было опубликовано с нарушениями и КГК проводит проверку по данному вопросу. Здание, скорее всего, останется вашим, так как прецедентов реприватизации при отсутствии существенного ущерба государству пока не было. Но некоторое время вы будете чувствовать себя дискомфортно: закон о приватизации предусматривает ничтожность сделок, совершенных с нарушением законодательства.

Встречались случаи, когда государственные органы выдавали «письмо» об исполнении условий приватизации. Такой документ ни от чего не защищает, а просто выражает позицию чиновника в настоящий момент. Е



Теги: бизнес, события, развитие бизнеса
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю