USDКурс снизился 1.9746
EURКурс вырос 2.1262
| 04 января 2014

Посторонним въезд разрешен

Именно под руководством итальянских менеджеров Chrysler вернулся к жизни после кризиса и банкротства, так что завершение сделки было вопросом цены и времени, отмечает Лента.Ру. Своими действиями в Америке Fiat показал другим европейским компаниям, как надо работать в условиях стагнации на «родном» рынке.

Fiat почти с самого своего основания — 1899 года — всегда интересовался не только местным рынком, но и зарубежными. Уже в самом начале XX века Fiat под руководством своего основателя и управляющего Джованни Аньели начал экспорт автомобилей в США. За год до революции в Российской империи итальянцы построили завод и в Москве — «Автомобильное Московское Общество» успело до прихода к власти большевиков собрать больше тысячи грузовиков.

Джованни Аньели понимал диверсификацию бизнеса не только как увеличение рынков сбыта, но и как разнообразие товаров: если начинался Fiat как автомобильная компания, то довольно скоро он стал производить и двигатели, и военные самолеты, и пулеметы. Во время Второй мировой войны Fiat работал на режим Бенито Муссолини, и неудивительно, что после 1945 года Аньели и его семью отстранили от управления одним из крупнейших итальянских конгломератов.

Родственники основателя Fiat снова заняли руководящие позиции в компании в 1963 году, когда внук Джованни — Джанни Аньели — стал сначала главным управляющим, а через три года занял пост президента. Джанни, который руководил Fiat до 1996 года, кардинально изменил систему управления компанией. Он отказался от прежней политики централизованного принятия решений, которая была эффективной до войны (если, конечно, не считать издержек типа забастовок под руководством Пальмиро Тольятти и Антонио Грамши), но стала тормозить зарубежное развитие Fiat в 1960-х.

Новые методы руководства быстро принесли свои плоды. В 1967 году Fiat осуществил первое поглощение, купив итальянского автопроизводителя Autobianchi. Сделка помогла Fiat обойти крупнейшего европейского конкурента Volkswagen по выпуску автомобилей. Уже тогда пресса предсказывала, что со временем итальянская компания сможет потягаться с лидерами мирового авторынка из Детройта: Ford, General Motors и Chrysler («большая тройка»). В 1969 году Fiat приобрел контроль в Ferrari и Lancia, через год начал работу завод «АвтоВАЗ» в Тольятти, где была выпущена первая «копейка» — российская версия Fiat 124.

К концу 70-х Fiat владел авиакомпанией Alitalia, фирмами по производству электронного оборудования и печатных машинок, строительной компанией и другими активами. Из-за этого многообразия производство автомобилей было выделено в отдельную компанию, у которой и без печатных машинок хватало забот: в середине 80-х годов производитель купил Alfa Romeo, в середине 90-х — Maserati. Кроме того, Fiat стал активно развивать заводы за пределами страны (в том числе в Латинской Америке и Африке) и создавать с другими известными компаниями совместные предприятия. Так, Fiat «подружился» со шведской Saab, создав автомобиль Saab-Lancia 600.

Несмотря на эти немалые успехи, наиболее знаковым для истории Fiat стало поглощение Chrysler, американской легенды из центра мирового автомобилестроения — Детройта.

Закат «большой тройки»

Fiat решил вложиться в бизнес Chrysler во второй половине 2000-х годов. К тому времени компания из «большой тройки» находилась не в самом лучшем состоянии. В 2007 году немецкий концерн Daimler-Benz AG, с которым Chrysler объединился в 1998 году, продал 80 процентов последнего фонду Cerberus Capital Management. Сумма сделки составила 7,4 миллиарда долларов, тогда как Daimler в конце 90-х годов заплатил за Chrysler 36 миллиардов долларов. Политика немецкого концерна в итоге оказала едва ли не решающее влияние на состояние Chrysler. Так, Daimler не баловал американские заводы инвестициями и сокращал талантливых инженеров, которых, наоборот, стоило бы удерживать всеми силами. Новый собственник, не особенно разбирающийся в автобизнесе, ситуацию исправить уже не мог.

В итоге в 2009 году продажи Chrysler упали ниже отметки в миллион автомобилей. Для сравнения, в 2005 году показатель составлял 2,3 миллиона машин. Резкое ухудшение ситуации в компании произошло на фоне финансового кризиса 2008 года, от которого пострадали и другие американские автопроизводители, в частности General Motors.

В апреле 2009 года Chrysler подал заявление о начале процедуры банкротства по статье 11, которая предусматривает защиту от кредиторов и восстановление деятельности компании. Ситуация в Chrysler обсуждалась едва ли не на каждом заседании профильной группы чиновников, занимавшейся развитием автоиндустрии США. В конце концов было решено оказать компании финансовую помощь. «Предпочтительнее было вложить шесть миллиардов долларов в спасение компании, чем несколько миллиардов — в ее похороны», — объяснял мотивацию властей страны Стивен Раттнер (Steven Rattner) в своей книге, посвященной действиям правительства США во время кризиса в автоиндустрии. Фактически Chrysler был национализирован, и почти сразу после его спасения власти США стали искать покупателя на потенциально ценный актив.

В итоге американские чиновники решились на сделку с Fiat, который за первый свой пакет акций Chrysler заплатил не деньгами, а технологиями и управленческим опытом. Этого опыта у итальянцев было в избытке: с 2004 года Fiat руководил (и продолжает руководить) Серджио Маркионне (Sergio Marchionne), который еще в середине 2000-х затеял в компании большую реорганизацию. Ее следствиями стали еще более активное развитие на зарубежных рынках и падение доли в Европе, а также вывод компании на безубыточность — Fiat в конце 2005 года получил первую прибыль за 17 кварталов.

Впоследствии итальянский производитель выкупал акции Chrysler небольшими долями у американского и канадского правительств. Официально контроль над Chrysler перешел к Fiat в июле 2011 года — на тот момент итальянцы владели 53,5 процента акций американской компании. Еще 41,5 процента к тому времени аккумулировал пенсионный фонд Профсоюза работников автопромышленности США (UAW Retiree Medical Benefits Trust). В мае того же года Chrysler полностью рассчитался с американским правительством, которое предоставило концерну в общей сложности 7,6 миллиарда долларов финансовой помощи.

Далеко не многие верили в успех реорганизации под контролем итальянцев, но Маркионне сделал свое дело. Под его управлением (гендиректор Fiat возглавил в том числе и Chrysler) американский производитель начал выпускать действительно популярные автомобили. Инженеры из Fiat уладили технические недоработки в машинах Chrysler, изменили дизайн и интерьер. По итогам 2012 года продажи компании составили почти 2,4 миллиона машин, превысив докризисный уровень. Более того, Маркионне удалось — как и в случае с Fiat — сделать компанию снова прибыльной.

Наконец, итальянцам удалось провести грамотную рекламную кампанию, итогом которой стало изменение отношения американцев к собственным автомобилям. Важную роль в этом сыграл ролик с участием рэпера Эминема, который родился и вырос в Детройте.

С 2011 года, когда Fiat получил контроль над Chrysler, итальянцы вели переговоры о выкупе оставшейся доли у UAW Trust, однако стороны никак не могли сойтись в цене: фонд оценивал долю в десять миллиардов долларов, тогда как Fiat предлагал около четырех миллиардов. По договору от 2009 года, согласно которому фонд и Chrysler выкупили акции автопроизводителя, у UAW Trust было право потребовать провести IPO (первичное размещение акций), что он и сделал в 2013 году. В рамках размещения 16,6 процента акций планировалось установить справедливую стоимость бумаг.

В начале 2014 года необходимость в проведении IPO отпала, так как сторонам все же удалось прийти к соглашению: 1 января 2014 года Fiat сообщил, что договорился о выкупе акций за 4,35 миллиарда долларов. Инвесторы на рынке умение менеджеров Fiat оценили быстро: в первые же минуты торгов 2 января на бирже в Милане акции компании поднялись на 15 процентов.



Теги: автомобили, компании, Fiat, Chrysler
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю