| 30 сентября 2013

20 лет белорусской приватизации: от рассвета до заката

Сегодня приватизационный процесс в стране полностью заморожен. В текущем году, согласно данным официальной статистике, средств в казну от продажи акций, принадлежащих государству, не поступало. По данным Всемирного банка, около 70% белорусской экономики контролируется госсектором.

А ведь 20 лет назад, 29 сентября 1993 года, когда состоялся первый приватизационный аукцион, казалось, что в Беларуси, как и в цивилизованных странах, будет активно развиваться частный сектор, напоминают «Белорусские новости».

От романтизма к консерватизму

Первый приватизационный аукцион проходил 20 лет назад в Бресте в рамках программы так называемой «малой приватизации», которую поддерживали специалисты Международной финансовой корпорации. На продажу были выставлены шесть магазинов, принадлежащих городу.

Спрос на продававшиеся объекты коммунальной собственности превзошел все ожидания. За активы развернулась острая конкурентная борьба. Цена за магазины, которые были выставлены на продажу, увеличивалась за время аукциона в десятки и даже сотни раз.

Приватизационные аукционы, стартовавшие в Бресте, стали затем проводиться и в других городах республики. «Это было время романтизма. Тогда много было иллюзий, надежд, что приватизацию ничто не остановит. Инвесторы соревновались за активы, которые выставлялись на продажу», — вспоминает экономический обозреватель Татьяна Маненок, наблюдавшая в 90-е за первыми приватизационными аукционами.

Для системной приватизации в первой половине 1990-х была подготовлена и правовая база. В феврале 1993-го был принят закон «О разгосударствлении и приватизации», а в июле того года парламент принял госпрограмму, которая предполагала, что две трети основных фондов государственных предприятий будут приватизированы.

Страна готовилась к большой приватизации, однако в 1994 году состоялись первые президентские выборы, победу одержал Александр Лукашенко. К власти пришла консервативная команда, которая решила сохранить советскую модель экономику, основанную на госсекторе и директивном доведении показателей до предприятий.

Приватизационный процесс стал постепенно сворачиваться. Более-менее крупные приватизационные сделки требовали обязательного согласования с президентом. В 1998-м был подписан декрет, который отменял принятие ежегодных программ и перечней предприятий, подлежащих приватизации. Кроме этого, был установлен мораторий на движение акций, приобретенных в 90-х трудовыми коллективами предприятий в ходе льготной приватизации.

«Декрет застопорил возможность перераспределения акций и передачи их крупному акционеру. Как следствие, возможности привлечь профильного инвестора у предприятий не оказалось», — констатирует Татьяна Маненок.

В 2000-е процесс реформирования госсобственности характеризовался, прежде всего, сменой вывесок: республиканские унитарные предприятия (РУП) преобразовывались в открытые акционерные общества (ОАО), полностью принадлежащие государству. Приватизационный процесс фактически отсутствовал.

Приватизационные инициативы не были поддержаны

Некоторое оживление приватизационной активности произошло в республике в 2007 году, когда Россия существенно повысила цены на энергоресурсы для Беларуси, и нужно было думать, как жить в новых условиях. В 2007-м государство в результате приватизации привлекло около 1,2 млрд. долларов – главным образом, за счет продажи госдоли мобильного оператора velcom и продажи 25% акций «Белтрансгаза» российскому «Газпрому».

На 2008-2010 гг. правительство утвердило масштабный план приватизации предприятий, который предполагал как акционирование, так и продажу акций госпредприятий. Однако за три года приватизационный план был фактически не выполнен, решения о продаже акций были приняты лишь в отношении считанных открытых акционерных обществ.

Новое правительство во главе с Михаил Мясниковичем, назначенное в конце 2010-го, инициировало активизацию приватизационных процессов в стране, был принят новый план приватизации на 2011-2013 гг.. Надо сказать, что движение в сторону приватизации после этого началось – в 2011 году состоялось ряд аукционов, по итогам которых акции государственных предприятий перешли в руки частников.

Особо поддерживал проведение приватизации в стране вице-премьер Сергей Румас. Осенью 2011 года правительство, инициировавшее серию реформ после валютного кризиса, предложило поэтапную продажу акций около 2000 госпредприятий. Однако, президент полностью раскритиковал приватизационные устремления правительства и подчеркнул, что «шоковой терапии» не допустит.

Весной 2012 года Александр Лукашенко высказался категорически против подготовки приватизационных списков госпредприятий, выставляемых на продажу. После этого даже «малая» приватизация, проводившаяся в рамках трехлетнего приватизационного плана правительства, была остановлена.

Формула сохранения власти

Ситуация, сложившаяся сегодня в Беларуси, не располагает к заключению приватизационных сделок. Мало того, что государство не проявляет интереса к разгосударствлению предприятий, так ведь возможна и ренационализация. В белорусском парламенте в настоящее время находится законопроект, согласно которому государство может назначать своих представителей в бывшие госпредприятий, которые сегодня являются частными.

Понятно, что такая перспектива не радует потенциальных инвесторов, поэтому бизнес предпочитает сегодня самостоятельно создавать инфраструктуру для своего развития, а не покупать бывшие госпредприятия.

«Наибольшая активность наблюдается в направлении земельных участков, которые можно застраивать и заниматься там торговой, производственной деятельностью. Бизнес понимает, что покупать «готовые» госпредприятия чревато, беды потом не оберешься. Поэтому инвесторы сегодня предпочитает покупать земельные участки и самостоятельно что-то там строить», - рассказывает управляющий директор департамента инвестиционного банкинга компании EnterInvest Олег Андреев.

На 2014 год белорусское правительство запланировало (в прогнозных документах) приватизацию на 4 млрд. долларов. Однако эксперты не ожидают, что приватизационный процесс, даже если он реально начнется, будет открытым для всех потенциальных инвесторов. По мнению аналитиков, в сегодняшней ситуации, когда все более-менее заметные приватизационные сделки требуют политического одобрения, возможен лишь вариант номенклатурной приватизации.

«Будет проходить приватизация под конкретных бизнесменов, близких к действующей власти. Фактически это будет номенклатурная приватизация», - считает Олег Андреев.

По мнению экспертов, в нынешних белорусских условиях приватизационные сделки для иностранных инвесторов не являются привлекательными, поскольку существует риск возникновения конфликта интересов с государством.

«В Беларуси нет четкого определения, чем хочет заниматься государство, а что оно готово отдать в частные руки. Чтобы оживить приватизационный процесс, власти должны определить, какие активы они оставляют в госсобственности, а куда готовы пустить частный капитал», - считает управляющий партнер белорусского офиса консалтинговой компании Civitta Даниэль Крутцинна.

Эксперт отмечает, что в России такое распределение ролей существует и инвестпроекты, связанные с инфраструктурой, природными ресурсами и военпромом, так или иначе контролируются государством. В то же время, добавляет Крутцинна, российские власти приветствуют приход частного капитала в финансовый сектор, производственный бизнес.

«Когда такое распределение сферы интересов будет в Беларуси, процесс приватизации можно будет оживить. Сегодня, даже если республика объявит о приватизации, не факт, что удастся привлечь лучших инвесторов. В мире репутация Беларуси не очень хорошая, правила игры в стране для инвесторов не совсем понятные», - констатирует Даниэль Крутцинна.

В настоящее время приватизационный процесс в Беларуси практически полностью заморожен. По данным официальной статистики, в первой половине 2013-го сделки о продаже акций, принадлежащих государству, отсутствовали. И это при том, что, по данным Минфина, в собственности государства на начало года находилось более 75% акций всех акционерных обществ.

Сохраняющееся доминирование госсектора в белорусской экономике вполне закономерно, учитывая ментальность действующей власти. «Если у президента (читай — правительства) нет в руках денег, собственности и власти, это никакие не органы власти», - подчеркивал Александр Лукашенко, критикуя пару лет назад масштабные приватизационные планы правительства.

Провозглашенная формула сохранения власти является прямым ответом на вопрос, почему в стране приватизация остановилась.



Теги: госпрограмма, приватизация, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю