USDКурс снизился 1.9746
EURКурс вырос 2.1262
| 29 апреля 2013

Александр Суриков — о финансовых, газовых и нефтяных делах Беларуси и России

В журналистском блокноте за первый квартал 2013 года накопилось много важных вопросов, касающихся белорусско-российских отношений.

Почему Россия вернулась к теме строительства второй ветки газопровода Ямал-Европа через территорию Беларуси? Сможет ли Беларусь в 2013 году получить от России кредит на модернизацию? По какой причине топливный баланс в этом году согласуется поквартально? Как развиваются совместные проекты в реальном секторе?

На эти и другие ключевые вопросы двусторонних отношений отвечает в эксклюзивном интервью информационной компании БелаПАН чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Республике Беларусь Александр Суриков

Ямал-Европа-2: причины строительства и возможная альтернатива

— Александр Александрович, «Газпром» недавно подписал документы (меморандум о взаимопонимании) с польскими партнерами о реализации проекта по строительству второй ветки Ямал-Европа. В Беларуси многие задаются вопросом, почему проект, от которого Россия ранее отказалась в пользу «Северного потока», теперь получил поддержку в Москве?

— Дело не в «Северном потоке» и не в «Южном»… Мы сегодня озадачены темой строительства нового интеграционного объединения, куда входят Россия, Беларусь и Казахстан. Единое экономическое пространство предполагает свободное передвижение капитала, рабочей силы, товаров и услуг по единым правилам.

Газотранспортная система в этом контексте — это артерия, которая позволяет оказывать услуги по перекачке газа. Поэтому вопрос о строительства новой ветки трубопровода актуализировался по интеграционным причинам. В рамках единого пространства нас теперь ничто не может отторгать от Беларуси.

Вторая причина — неустойчивое функционирование и безусловное старение украинской газотранспортной системы. Ни в трехстороннем формате (Европа-Украина-Россия), ни в двустороннем формате (Россия-Украина) не получается решить вопрос по приведению в порядок, обновлению украинской ГТС.

В связи с этим появились серьезные опасения, что функционирование украинской ГТС, пропускная способность которой составляет 170 млрд. кубометров газа в год, может оказаться под угрозой.

Для России важна устойчивость транзита газа и уверенность в нем. Политическую и экономическую уверенность в этом транзите нам придает трехсторонний интеграционный проект. А устойчивость может придать либо модернизация украинской ГТС, но реализовать этот проект не удается, либо новая газотранспортная система, которую мы можем проложить сами.

— Белорусский президент еще в декабре 2012 года, ссылаясь на разговор с председателем правления «Газпрома» Алексеем Миллером, сообщал о планах России строить вторую ветку трубопровода Ямал-Европа. Вопрос строительства второй ветки трубопровода российская сторона уже обсуждала подробно с Беларусью?

— Пока в деталях нет. Мы к настоящему времени имеем меморандум о взаимопонимании с Польшей, которая, подписав этот документ, подтвердила, что ей гарантированный объем газа нужен. Когда подготовят технико-экономическое обоснование по этому проекту, будет предметный разговор с Беларусью, который ориентировочно может состояться в конце года. Тогда и будут обсуждаться все нюансы — начиная от технических вопросов, касающихся строительства трубопровода, и заканчивая финансовыми — о размере платы за транзит.

— Как технически может быть реализован проект по вводу дополнительных мощностей транспортировки газа из России в Европу?

— Технические варианты реализации проекта могут быть разными. Можно проложить газопровод рядом с существующей веткой Ямал-Европа — там инфраструктура для этого готова.

Кроме этого, существует и альтернатива строительству второй ветки газопровода. Можно ставить вопрос о задействовании недоиспользованных мощностей ОАО «Газпром трансгаз Беларусь» (новое название «Белтрансгаза». — прим. авт.). По газотранспортной системе «Газпром трансгаз Беларусь» ежегодно перекачивается порядка 14 млрд. кубометров газа из возможных 30 млрд. кубометров.

Что получит Беларусь в случае увеличения транзита газа? Безусловно, реализация этого проекта принесет стране ощутимую выгоду. Увеличится на 15 млрд. кубометров транзит через территорию страны, соответственно, вырастет и плата за транзит, и другие экономические составляющие.

О влиянии интеграционных проектов на топливный баланс

— Еще одна важная тема, которая широко обсуждается в прессе — подписание топливного баланса. Раньше Беларусь и Россия утверждали баланс на год, а в 2013-м документ принимается поквартально. С чем это связано?

— Действительно, в этом году в отличие от предыдущих лет баланс подписывается на квартал. Пока достигнуто полное понимание по балансу на первый квартал и на второй. Полугодовые поставки российской нефти в Беларусь составят половину от объема в 23 млн. тонн, который запросила белорусская сторона. То есть в первом полугодии Беларусь получит 11,5 млн. тонн нефти.

Почему баланс в этом году подписывается только на квартал? Мы помним тему экспорта неких растворителей и разбавителей, о чем много говорилось в прошлом году. Она возникла по инициативе бизнеса и появилась из-за пробелов в законодательстве Таможенного союза.

Мы не могли согласовать объемы поставок российской нефти в Беларусь на год, так как пробелы в законодательстве требовали ликвидации, и на это ушло приличное время. Только в апреле 2013 года были ликвидированы пробелы, исключены всякие неприятные темы.

На первый квартал мы согласовали объем поставок нефти при условии неиспользования этих схем, которые еще могли возобновиться. В течение второго квартала будет обсуждаться подписание баланса на вторую половину года.

— «Известия» на днях написали, что Россия может ограничить поставки нефти в Беларусь из-за медленной реализации совместных проектов в реальном секторе. На ваш взгляд, будет ли влиять ход реализации интеграционных проектов на выполнение топливного баланса?

— Сложно сказать, это разные темы. Думаю, что решение вопросов по топливному балансу не должно, но может быть в какой-то степени связано с теми конкретными интеграционными инициативами, с которыми выступила белорусская сторона. Эти проекты обсуждал в ходе визита в Минск вице-премьер России Аркадий Дворкович. Движение началось. Если интеграционные инициативы нормально будут развиваться, то проблемы вряд ли возникнут.

— Завершая тему, касающуюся энергоресурсов, хотелось бы уточнить вот какой вопрос. В январе-феврале 2013 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года существенно изменились и объемы экспорта белорусских растворителей, и их средняя цена. Россия в ходе переговоров по топливному балансу поднимает сегодня вопрос о компенсации потерь, вызванных экспортом белорусских растворителей в 2012 году?

— Действительно, по статистике это видно, что растворительный бизнес вернулся в разумные рамки и приобрел объемы, которые Беларусь ранее экспортировала на мировой рынок. И цена этой продукции сегодня соответствует той, которая сложилась на мировом рынке.

Что касается вопроса о компенсации потерь, то его урегулирование в компетенции руководства двух стран. Нам важно было закрыть лазейку в законодательстве, которая позволяла осуществлять известные растворительно-разбавительные схемы. И это сделано — с согласия казахстанской, белорусской и российской стороны.

Кредит может быть выделен на интеграционные проекты

— Александр Александрович, как известно, Беларусь сегодня просит у России кредит на 2 млрд. долларов на модернизацию. Названная сумма, на ваш взгляд, может быть предоставлена Беларуси в 2013 году?

— Здесь важно обратить внимание на несколько аспектов. Модернизация без технологического переоснащения невозможна. Но модернизация без раскрытия инициативы также невозможна. При ручном управлении, жестком административном регулировании и планировании модернизация также сложно реализуема, какие деньги не вбрасывай. Без инициативы бизнеса ничего не будет, если он бегает только под кнутом начальника.

Для модернизации нужно искать новые технологии, а это деньги. Но ресурсы искать необходимо не только на внешнем рынке — их и в России не хватает.

Обратите внимание: президент России недавно собирал правительство и Администрацию президента и ставил схожие задачи — как выйти на достижение более высоких темпов экономического роста и где найти ресурсы для этого…

Российская сторона, конечно, рассмотрит вопрос выделения ресурсов Беларуси, если это пойдет на модернизацию интеграционных проектов, предложенных Беларусью. Вот на эти проекты можно найти деньги, а просто так получить их будет сложнее.

Каким образом может быть предоставлен этот кредит — на межгосударственном уровне или по линии банков — это другой вопрос. Но ресурсы могут быть выделены для модернизации того бизнеса, который предполагает взаимовыгодное участие и белорусских, и российских предприятий.

— От продажи акций, принадлежащих государству, Беларусь в 2012 году получила 3,2 млн. долларов вместо запланированных 2,5 млрд. долларов. Как вы считаете, модернизация белорусской экономики без приватизации может быть эффективной?

— Главное для модернизации — инвестор. Если он входит в актив, покупает его, то он кровно заинтересован повышать его эффективность. Без инвестиций модернизация невозможна. Один из путей привлечений инвестиций — продажа активов, в госсобственность инвесторы ничего вкладывать не будут. Таким образом, приватизация для модернизации белорусской экономики желательна.

Однако речь идет не о приватизации всего комплекса предприятий, а в тех случаях, когда государство не утрачивает свои стратегические позиции, чтобы эти процессы (приватизационные. — прим. авт.) не были в ущерб суверенитету страны.

— Вопрос модернизации Беларусь увязывает сегодня в том числе и с реализацией совместных проектов с Россией. В первом квартале Беларусь передала России предложения о реализации пяти проектов. Какова позиция российской стороны по предлагаемым проектам?

— Проекты, о которых идет речь, на слуху, в их числе — создание совместного предприятия на базе МАЗа и КамАЗа, рассматриваются также проекты с участием Минского завода колесных тягачей, «Гродно Азот», «Интеграла». Представители российского правительства с этими проектами ознакомились, согласились и движение идет. Правда, не всегда сходимся в точках зрения, как эти проекты реализовать.

Когда мы рассматриваем сегодня возможность выделения кредитных ресурсов Беларуси, мы смотрим, прежде всего, на эти проекты.

Daimler не может закрыть ни КамАЗ, ни МАЗ

— Белорусский президент во время недавнего послания народу и Национальному собранию подверг критике реализацию проекта по объединению МАЗа и КамАЗа в единый холдинг. Какая там сейчас ситуация?

— На сегодняшний день речь идет о внесении равных долей в единый холдинг «Росбелавто». О продаже акций предприятий и решении вопросов, связанных с собственностью, на этом этапе речь не идет. Предполагается, что единая компания будет отвечать за продажи автомобилей разных брендов — МАЗ и КамАЗ — через единую сбытовую сеть, разумно подойдет к производству комплектующих, серьезно сократит издержки.

Также речь идет о привлечении новейших западных технологий. Все-таки МАЗ и КамАЗ сегодня не дотягивают пока еще до Mercedes и некоторых других моделей. В числе собственников КамАЗа присутствует Daimler, которому принадлежит 10% акций. Соответственно, речь идет о том, чтобы создать более конкурентное производство, сократить расходы на производство. Все это должно позволить объединенной компании наращивать объемы и вытеснять с рынка конкурентов.

— Насколько, на ваш взгляд, обоснованы опасения белорусской стороны, которая заявляет, что в числе акционеров КамАЗа могут быть иностранцы, заинтересованные в деградации МАЗа?

— Я не вижу здесь оснований для опасений. Daimler владеет 10% акций КамАЗа. Присутствие Daimler в числе акционеров позволяет КамАЗу привлекать новые технологические решения для своей модернизации. Daimler не владеет контрольным пакетом акций, чтобы закрыть КамАЗ или МАЗ. 10% акций не позволяют принимать таковых решений.

— Александр Александрович, может быть в заключение вы могли бы обозначить еще какой-то вопрос белорусско-российских отношений, который именно вам представляется актуальным?

— Честно говоря, к двусторонним отношениям у меня никаких особых претензий нет. Единственное — скорость принятия решений. Проект по объединению МАЗа и КамАЗа обсуждается уже полтора года, за это время можно было реально нарастить выпуск обеих моделей. Это способствовало бы более стабильной работе двух заводов, повышению заработной платы и, соответственно, более высокой удовлетворенности людей.

Когда мы в чиновничьи баталии вступаем, мы почему-то об этом забываем. Этого не стоит делать: все интеграционные процессы теряют свою актуальность, если не решают проблем людей. Поэтому чем скорее мы такие вопросы сможем решать, тем лучше.

— Спасибо за беседу!



Теги: сотрудничество, Беларусь, Россия
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю