USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
| 18 февраля 2014

Белорусские молочные реки текут в Россию

Молочные продукты могут серьезно подорожать: стоимость сырого молока в России всего за год выросла на треть. Отечественных производителей вытесняют с рынка иностранцы, и правительство решает, что делать: срочно усилить господдержку фермеров или запретить Беларуси поддерживать своих, пишет «Коммерсантъ Деньги».

Ценовая пружина

«Молоко — это массовый продукт. Но он может стать премиальным, и не все смогут его себе позволить»,— говорит Андрей Даниленко, председатель правления Национального союза производителей молока («Союзмолоко»). Молочные продукты дорожают, их полочная стоимость в 2012 году выросла в среднем примерно на 10%, но это далеко не предел: цена на сырье взлетела гораздо выше. Все из-за подорожания кормов. «Рост стоимости сырья за весь прошлый год составил около 20%, а сегодняшняя цена на сырое молоко выше, чем в аналогичный период 2013-го, уже на 35%»,— рассказывает Марина Балабанова, представитель Danone. Сразу повысить стоимость конечного продукта пропорционально росту цен производителям мешают только правила рынка. «Ни один переработчик не может себе позволить так резко поднять цену. Это не примут ни торговля, ни потребители. Многие молокоемкие продукты (цельное, сухое молоко, сыры и др.) уже производятся с нулевой или отрицательной маржой»,— объясняет Балабанова. Если раньше, отмечает Даниленко, производители сырого молока работали себе в убыток, а переработчики — с прибылью, то повышение цен сбалансировало ситуацию, но вовсе не по-хорошему. Теперь на грани рентабельности и производители, и переработчики. «Долго так продолжаться не может. Рано или поздно либо переработчики откажутся от производства таких продуктов, либо цена на полке придет в соответствие с ростом стоимости сырья»,— говорит Балабанова.

Рост цен сдерживают и импортеры, поставляющие дешевое молоко. Российские молочники, не имея возможности дешево производить и дорого продавать сырье, сворачивают производство: в 2013 году они отдали в переработку 13,5 млн тонн против 12,5 млн тонн годом ранее. Импорт молочного продукта вырос до 11 млн тонн в пересчете на молоко, за два года прибавив 2 млн тонн. Из них более 4 млн тонн поставляют соседи по Таможенному союзу — белорусы.

В феврале кризис в молочной отрасли обсуждался с участием вице-премьера Аркадия Дворковича, а потом и премьер-министра Дмитрия Медведева, но окончательной ясности в том, как спасать рынок, похоже, не появилось.

Братское нашествие

Несмотря на то что в Беларуси тоже выросли цены на корма, себестоимость производства сырого молока там на 20-30% ниже, чем в России. Тамошние поставщики неплохо себя чувствуют, предлагая сетям свой продукт на 10-15% дешевле, чем российские переработчики. «Сначала продают белорусские поставщики, мы на собственном рынке идем вторым эшелоном»,— сетует Андрей Даниленко. Более половины произведенного молока белорусы продают в Россию, и цены, которые Минск устанавливает для экспорта, выше тех, что переработчики получают на внутреннем рынке. В результате осенью в белорусских магазинах даже были перебои с «молочкой». «Все рванули зарабатывать в Россию»,— пояснил представитель Министерства торговли Республики Беларусь, попросивший не называть его имени. Проблема не стоит выеденного яйца, добавил он: дефицит коснулся небольшого перечня товаров и был устранен в кратчайшие сроки.

Помимо и без того низких цен белорусские производители устраивают скидочные акции. «Почти все предприятия там государственные, и порой они получают приказ распродать остатки во что бы то ни стало. Тогда они могут опустить цену ниже уровня рентабельности. Часто именно белорусские производители становятся виновниками высокой волатильности рынка сырого молока»,— поясняет Даниленко. Так же неожиданно цены могут и вырасти. У Светланы Обижаевой из компании Tradeline, дистрибутора европейской молочной продукции, два года назад была своя фирма, которая возила молоко из Белоруссии. Белорусские коллеги были непредсказуемы, рассказывает она. «У них совершенно отсутствует маркетинг: как только дорожает, скажем, электричество, тут же взлетает и цена на продукт. Но мы ведь не можем объяснить это сетям»,— говорит Обижаева. Действительно, подтверждает представительница перерабатывающего завода из Беларуси, скачки цен случаются, но наценки на продукт минимальны, а потому долгосрочные обещания никто и не дает. Обижаева признается, что теперь наслаждается работой с европейскими производителями, которые все возможности повышения цен фиксируют в договоре. Сейчас, правда, один из таких случаев: импортеры западной продукции тоже столкнулись с повышением цен в связи с ростом курсов евро и доллара.

Поддержка сливок

«Молочникам требуется в 3,5 раза больше денег, чем птицеводам, для производства такого же объема выручки»,— пояснил на съезде членов ассоциации «Союзмолоко» Наум Бабаев, председатель совета директоров сельскохозяйственного холдинга «Дамате», производящего молоко.

Ценовые успехи белорусских производителей объясняются господдержкой молочной отрасли: субсидии на гектар и литр проданного молока, льготные кредиты на 15 лет. В России же льготные кредиты действуют на 8 лет, субсидии на гектар многократно меньше, чем в Беларуси. Субсидии на литр молока были введены в прошлом году, но только на высший и первый сорт; кроме того, учитываются показатели жира и белка. Российские молочники в менее выгодных условиях, чем их белорусские, да и европейские коллеги, и сейчас обсуждается изменение мер поддержки в России. Пока их особенность — выборочная поддержка, ориентированная на передовые хозяйства, а не на середняк.

Льготные кредиты, возможно, будут выдавать на 15, а не на 8 лет, сообщил Аркадий Дворкович. «Разница между 15- и 8-летним кредитом в пересчете на литр молока может достигать 5 рублей,— замечает Андрей Даниленко.— Но проблема с этим видом поддержки в том, что она доступна малому числу предпринимателей. Лишь 10-15% молока в России производят предприятия, построенные в последние годы с нуля или недавно прошедшие полную реконструкцию, то есть модернизированные и сильно закредитованные». Логика в том, что поддержка кредитов должна подстегнуть модернизацию коровников. Однако при дефиците сырья для рынка, возможно, более актуально наращивание объемов. Кроме того, при запуске новых проектов производители не всегда прибегают к банковским займам. «Дотирование ставок по кредитам называют помощью производителям молока, но скорее это скрытая поддержка банковской отрасли»,— уверен Наум Бабаев.

Универсальной мерой могла бы стать субсидия на литр молока, когда производители получают помощь в зависимости от выработки. Однако пока и на это могут рассчитывать лишь сливки фермерского сообщества: поддерживается только производство высококачественного молока. Однако будущее и этих субсидий туманно. «Мы не ставим вопрос об отмене субсидий на 1 литр молока, мы говорим о том, чтобы направить эти средства на пролонгацию с 8 до 15 лет субсидируемых инвесткредитов на реализуемые проекты по производству молока и на увеличение с 80% до 100% компенсации ставки по ним»,— цитирует министра сельского хозяйства Николая Федорова портал «Союзмолоко».

Обсуждается и программа поддержки спроса на продукцию сельского хозяйства, в том числе молочную, в том числе через систему социального питания и помощь малоимущим семьям.

Помимо поддержки собственных производителей в арсенале есть еще один инструмент борьбы — запретить белорусам поддерживать своих фермеров. Члены Таможенного союза обязаны поддерживать своих не в ущерб соседям, и поскольку этого не происходит, Аркадий Дворкович предложил инициировать антидемпинговое расследование в отношении Беларуси.

Возможно, сохранять позиции на рынке россиянам придется путем снижения издержек, читай — качества. А именно — переходя на сухое молоко и растительные жиры. Импорт сухого молока из Беларуси уже вырос за последний год на 47%. Увеличилась и доля фальсификата — не все производители пишут на этикетках о наличии добавок. «До 20% нам приходится отбраковывать до входа на склады и не принимать в сеть»,— отмечают в X5 Retail Group. Такие уловки производителей можно объяснить: за последние годы покупатель привык к натуральным продуктам и изучает информацию на этикетках, говорят переработчики. Кстати, хотя белорусских производителей тоже ловили на фальсификате, мода на натуральность им на руку.

«У многих покупателей представление о Беларуси как о Хоббитании: зеленая чистая страна с пастбищами. Там все производится по ГОСТу, что производители помечают на упаковке, и это привлекает покупателей»,— рассказывает представитель подмосковного завода. «Продукты с коротким сроком годности в России мы продаем только в сети собственных магазинов. Сыр ведь может и полежать, а у сметаны восемь дней срок годности»,— говорит Александр Морозов, представитель компании «Белмолпродукт». «Свежую продукцию мы можем поставить только в Центральную Россию и на Северо-Запад, дальше не довезти»,— говорит Татьяна Бабич, директор по маркетингу марки «Высоко высоко» производителя «Минскоблпродукт». Компания не делает в продвижении упор на белорусское происхождение бренда, но использует как конкурентное преимущество короткий срок годности, крупно указывая его на упаковке.

Фактически победное шествие белорусских производителей «быстрого молока» по России сдерживает только логистика. Считается, что радиус доставки свежего продукта — 500 км, как от Москвы до приграничных районов Беларуси.



Теги: Беларусь, молочные продукты, Россия
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю