| 13 ноября 2013

Без принуждения белорусская модернизация не идет

Во всем должен быть порядок. Именно так мотивирует Александр Лукашенко необходимость внесения изменений в порядок найма на работу. Эту тему официальный лидер поднял 12 ноября во время визита на минское предприятие «Керамин».

«Нам, видимо, надо вернуть что-то вроде характеристик с предыдущего места работы, — цитирует главу государства БЕЛТА. — Очень многие разбосячились — мол, президент заставит выплатить зарплату, а мы будем курить или пьяными ходить на работу».

«Мы должны в ближайшее время упорядочить систему найма на работу, перехода с одного места работы на другое. У нас еще много людей работает без контрактов. Пусть профсоюзы займутся этим вопросом. Во всем должен быть порядок. Так делает весь мир», — добавил официальный лидер и отвел на решение этого вопроса полгода.

Контрактная система в Беларуси действует уже без малого полтора десятка лет, она была введена декретом № 29 «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины» от 26 июля 1999 г. Введение контрактной системы существенно изменило баланс прав в отношениях между нанимателем и работником. Не в пользу работников, естественно. В первую очередь, это затронуло интересы госслужащих и работников госпредприятий. В виде угрозы непродления контракта администрации предприятий получили уникальный инструмент влияния на коллектив.

Правда, в 2009 году в контрактную систему по предложению Федерации профсоюзов Беларуси были внесены косметические правки, позволившие придать ей более гуманный вид, но не изменившие ее суть.

В частности, было решено предоставлять добросовестным работникам, не нарушающим трудовую дисциплину и активно участвующим в жизни коллектива, право выбора — работать дальше на контрактной основе или перейти на бессрочный трудовой договор. Понятно, что на практике воспользоваться таким правом крайне непросто. Кроме того, находящимся в отпуске по уходу за ребенком женщинам контракт стали продлевать на срок, не менее чем до достижения ребенком пятилетнего возраста.

Контрактная система вводилась для того, чтобы оставить людей работать на предприятиях, где не хватало рабочей силы, отметил в комментарии для Naviny.by лидер Профсоюза радиоэлектронной промышленности Геннадий Федынич.

«Теперь система превратилась в полное бесправие работников, игру в одни ворота. Перевод на контракт был правом, теперь стал обязанностью. По нашим оценкам, в целом по стране 90% работников трудятся по контракту, а на госпредприятиях — 100%», — сказал Федынич.

Что касается намерений упорядочить систему найма, в том числе за счет введения неких характеристик с предыдущего места работы, то, отмечает эксперт, «можно сказать, что это уже есть, так как в стране работает телефонное право, исходя из которого человека могут взять или нет на работу».

Неблагонадежными с точки зрения государства считаются те работники, которые пытаются отстаивать свои права, отметил Геннадий Федынич.

Руководству страны необходимо задуматься не о том, как ужесточать условия приема на работу, а о минимизации потерь рабочей силы в результате эмиграции, считает профсоюзный лидер.

«Идет утечка кадров. Если раньше на заводах выбирали из нескольких претендентов, теперь ищут хоть кого-то. Не будут кадровики требовать характеристику с предыдущего места работы у токаря, если без него линия стоит. А пьют на тех предприятиях, где не платят. Вот о чем надо задуматься властям», — уверен Федынич.

В результате ужесточения политики найма белорусская продукция не станет более конкурентоспособной, а рабочие места — более привлекательными: «Создавать нормальные рабочие места нужно, а не блох ловить. Другое дело, что при существующей модели экономики нет способов улучшить ситуацию».

Это же касается и намерения государства ввести так называемый налог на тунеядство, касающийся не столько граждан, сознательно уклоняющихся от работы, сколько тех белорусов, кто неофициально выезжает на заработки за границу.

Как сообщила 12 ноября начальник главного управления финансирования социальной сферы и науки Министерства финансов Светлана Кретова, проект документа, предусматривающий такой налог, уже разработан.

По словам специалиста, в документе определена категория граждан, которых можно отнести к тунеядцам. «Потом будет приниматься решение о том, чтобы они принимали участие в формировании доходной части бюджета путем уплаты специального налога. Пусть оплатят то, что, в принципе, уже потребили, например, пользуясь бесплатным образованием и медициной», — заявила Кретова.

Предполагается, что граждане, отнесенные к тунеядцам, должны будут уплачивать ежегодный платеж в размере, кратном базовой величине. Такая сумма может составить 2,6 млн. рублей в год.

Тему целесообразности введения налога на неработающих граждан поднял премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович в июле этого года. Глава правительства тогда отмечал, что около 445 тысяч человек трудоспособного возраста нигде не работают, а значит, не вносят никакого вклада в развитие экономики страны.

По информации первого заместителя директора Научно-исследовательского экономического института Министерства экономики Виктора Пинигина, в 2014 году количество занятых в экономике Беларуси снизится еще на 153 тысячи человек. При этом, по данным демографов, естественное высвобождение занятых в экономике составляет 83 тысячи человек в год. Трудоустроить в связи с развитием малого и среднего бизнеса в будущем году планируется примерно 47 тысяч человек.

А остальные, если не найдут работу, плюс 445 тысяч человек, о которых говорил Мясникович, будут платить налог на тунеядство?

Как полагает экономист Сергей Чалый, налог на неработающих станет способом, скорее, не бюджет пополнить, а выявить масштабы серой занятости. Ведь, подчеркивает эксперт, не существует действенных механизмов по привлечению и удержанию работников, кроме зарплаты, а ее повышать уже нельзя: экономика не выдержит.

В целом происходящее сегодня на рынке труда Беларуси Сергей Чалый назвал «типичным примером проведения первичной сталинской индустриализации». Он напомнил, что год назад, «когда родилась идея крепостного права на деревообрабатывающих предприятиях», также, как и теперь, шла речь об улучшении трудовой дисциплины.

Для той модернизации предприятий, которую задумало государство, «как оказалось, не только чиновники нужны, но и квалифицированный менеджмент, и рабочие». Но у власти не нашлось других инструментов, кроме страха, чтобы удерживать на рабочих местах и первых, и вторых, и третьих.

«Нет рыночного способа воздействия на рынок труда, — отметил Сергей Чалый, — вот в Беларуси и пытаются использовать административный».

Как считает эксперт, «в системе искаженных стимулов для наемных работников и менеджмента» модернизация «без использования механизмов принуждения и методов военного коммунизма невозможна. Вот и используются страх для руководителя, введение элементов подневольного труда — для трудящихся».

«В целом в стране неправильный подход к модернизации, так как ведется речь об эффективности отдельных предприятий в неэффективной экономической системе», — уверен Сергей Чалый.



Теги: модернизация, госконтроль, Керамин, Александр Лукашенко, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю