| 17 июня 2013

Чем опасна для белорусской модернизации Евразийская интеграция?

Интегрируясь с Россией и Казахстаном, Минск существенно усложняет для себя решение проблемы модернизации экономики. Это — государства с мощными сырьевыми экономиками. Технологии же и инновации, столь необходимые для Беларуси, находятся не на Востоке, а на Западе, отмечает «Завтра твоей страны».

С кем интегрируемся?

В 2000-х годах экономический рост в России основывался на сырьевом драйвере, а многие отрасли российской промышленности попросту деградировали. В российской промышленности каждый занятый производит за год добавленного продукта на 50 тыс. долларов. Причем эти данные учитывают весомый вклад нефтегазодобывающего комплекса. Тем не менее, это втрое меньше, чем в США.

В рейтинге глобальной конкурентоспособности 2012–2013 гг. — обширном ежегодном исследовании, которое проводится Всемирным экономическим форумом совместно с сетью партнерских организаций — Россия занимает лишь 67 место. В первой же десятке рейтинга традиционно доминируют европейские страны: первое место, причем уже четвертый год подряд, занимает Швейцария, второе и третье места у Сингапура и Финляндии соответственно. Далее идут Швеция (4), Нидерланды (5), Германия (6).

За два десятилетия, с 1990 по 2011 годы, доля России на мировом рынке наукоемкой продукции снизилась с 7,5% до 0,3%. В мировом рейтинге инновационной активности, включающем в себя 142 страны, Россия в настоящее время занимает 66 место.

По словам главы «РОСНАНО» Анатолия Чубайса, доля предприятий, осуществляющих технологические инновации, составляет лишь 10% от общего числа промышленных предприятий России, в то время как у стран-лидеров рейтинга (Германии, Дании, Эстонии, Швеции) доля инновационных предприятий выше 50%.

В том же рейтинге глобальной конкурентоспособности Казахстан занимает 51-е место. При этом ему удалось за год улучшить свою позицию сразу на 21 пункт. Производительность труда — а это один из важнейших показателей конкурентоспособности экономики — в Казахстане за четыре года выросла вдвое, но, тем не менее, составляет всего порядка 17 тыс. долларов на одного работника. По показателю глобального инновационного индекса Казахстан находится на 60-й позиции из 110 стран.

При таком раскладе очевидно: получить современные технологии и инновации у партнеров по ЕЭП Беларуси будет крайне сложно. Хотя бы потому, что там их практически нет.

Эксперт: Пакет, предлагаемый Россией, более привлекателен

Перспективным источником инвестиций и передовых технологий может быть Европа. Однако Беларусь все больше и больше отдаляется от нее, отдавая приоритет восточным интеграционным проектам.

Беларусь всегда была зависима от России, считает аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Андрей Елисеев. По мнению эксперта, учитывая количество рычагов влияния, было бы сложно отыскать варианты, при которых наша страна смогла бы выбрать другой интеграционный проект.

— Тем более что за это Беларусь получает существенную экономическую и политическую поддержку, — отмечает Андрей Елисеев.

От интеграции в восточном направлении Беларусь получает, по разным оценкам, от 15 до 20% ВВП только в виде всякого рода субсидий и дотаций по энергоносителям, отмечает директор по исследованиям «Либерального клуба» Евгений Прейгерман. Плюс — политически закрепленные возможности выхода на российский рынок. Это существенные аргументы в пользу того, чтобы часа весов склонилась в пользу восточного интеграционного проекта.

Европа пытается предлагать Беларуси альтернативы, подчеркивает Андрей Елисеев. В частности — программу «Восточное партнерство», которая предполагает, в том числе, техническую, экономическую модернизацию. Однако вместе с экономическим пакетом выставляется и набор политических требований, которые невыгодны белорусской власти. То же самое происходит с еще одной европейской инициативой — «Европейский диалог о модернизации с Беларусью».

— Пакет, предлагаемый Россией, более привлекателен, — считает эксперт. — Сегодня у ЕС нет политической воли предложить Беларуси привлекательные компенсационные варианты. А у белорусских властей нет большого желания двигаться навстречу Европе. При этом Андрей Елисеев не видит факторов, которые могут изменить сложившийся расклад в течение ближайших нескольких лет.

Фактор политической воли

Можно ли всерьез говорить о «евразийской угрозе» модернизации экономики Беларуси?

Сам факт нахождения в Таможенном союзе, ЕврАзЭС и прочих интеграционных образованиях — не помеха для реализации программ по модернизации, внедрению инновационных разработок. Тот же Казахстан — лидер по отходу от сырьевой экономики среди тройки членов ТС, подчеркивает эксперт Либерального клуба Никита Беляев.

Интеграция не мешает этой стране привлекать западные технологии, перенимать и использовать опыт, обучать своих менеджеров в Европе.

— Так что дело не столько в интеграции, сколько в отношении к процессу развития экономики, — отмечает Никита Беляев. — Ситуация, сложившаяся в белорусской экономике, вообще не позволяет сегодня говорить о возможности привлечения западных технологий: Беларусь не открыта для этих технологий и не заинтересована в их использовании. Судя по действиям белорусских властей, они как раз таки заинтересованы в сохранении статус-кво — получении прибыли за счет переработки российской нефти.

Однако, по мнению эксперта, такой подход не может быть вечным и страну надо переводить на высокотехнологичные рельсы. Да только реализовывать такие проекты можно, лишь осуществив реальные рыночные реформы.

— Европейские инвесторы боятся идти в Беларусь, боятся национализации и непредсказуемости наших властей, — отмечает Никита Беляев.

Сегодня западные технологии, инвестиции не пойдут в Беларусь, поскольку для этого нет соответствующих условий, в том числе и в сфере законодательства.

— Геополитическое положение Беларуси, которая находится между богатой технологиями Европой и богатой сырьевыми ресурсами Россией действительно предоставляет нашей стране большие возможности, — считает Евгений Прейгерман. — Однако чтобы изменить вектор развития страны, нужна политическая воля. А пока белорусскую сторону все более-менее устраивает. Власть начинает задумываться о каких-либо решительных действиях только тогда, когда проблемы становятся совсем уж явными.

Опять политика. Получается замкнутый круг?

Торг уместен?

Разорвать замкнутый круг непросто, уверен Евгений Прейгерман. Интересными и полезными могли бы быть любые экономические инициативы Евросоюза, предполагающие вовлечение в них Беларуси.

— Однако Евросоюз сегодня строит отношения с Беларусью по той же модели, по которой они строились со странами, стремящимися к интеграции с ЕС в конце 1990-х годов. А эта модель уже не работает, — убежден эксперт. — В частности, проблема «Европейского диалога о модернизации» в том, что с белорусской стороны у программы нет партнера, обладающего существенным организационным, интеллектуальным ресурсом. Вот почему у этой программы нет ни достаточной поддержки в обществе, ни потенциала для внедрения каких-либо инициатив.

В любом случае со стороны ЕС охват должен быть гораздо шире. Не только гражданское общество, как это происходит сегодня. Работать нужно и с номенклатурой, уверены эксперты. Они предлагают изобретать и внедрять новые модели сотрудничества.

В рамках европейских проектов, в частности «Восточного партнерства», есть несколько инфраструктурных проектов, реализация которых была бы крайне важна для белорусской экономики, считает Никита Беляев. Но, к сожалению, сегодняшние отношения между Беларусью и ЕС не позволяют сдвинуть их с мертвой точки.

В сущности, ситуация остается неизменной уже много лет: Беларусь выбирает, чей пряник – восточный или западный – окажется больше и слаще. Правда, в этой, казалось бы, беспроигрышной модели есть слабые места.

Например, выставленный Россией счет за поддержку может в итоге не компенсировать белорусские потери. Или цены на нефть и нефтепродукты пойдут вниз – о регулярно повторяющемся крахе «сырьевых империй» писал еще Егор Гайдар, и ничего невероятного в этом сценарии нет.

Вопрос и в том, готова ли Европа увеличить размеры пряника для Беларуси. Российская модель экономической интеграции, неизбежно рано или поздно приводящая и к интеграции политической, доказала свою эффективность. С другой стороны, Беларусь давно научилась балансировать между двумя пряниками и даже откусывать от каждого кусок повкуснее.

В любом случае, сложившаяся ситуация действительно требует новых подходов. Однако не нужно забывать и о том, что белорусская экономика крайне нуждается в модернизации — не показушной, а настоящей. И каждый потерянный год приводит лишь к тому, что конкуренты уходят все дальше вперед. Да только без рыночных реформ модернизация невозможна. Значит, все же первична политическая воля. И ее нужно вырабатывать, поскольку можно помочь Беларуси решить актуальные задачи. А вот решить их за Беларусь не смогут ни Европа, ни партнеры по ЕЭП.



Теги: модернизация, интеграция, прогноз, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю