USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
| 13 мая 2013

Что мешает Минску и Москве подписать нефтяной баланс?

О том, что Беларусь и Россия могут завершить согласование нефтяного баланса на этот год до 15 июня, министр энергетики РФ Александр Новак заявил еще в середине апреля. Однако после этого в российских СМИ неоднократно появлялись публикации, отражавшие недовольство российской стороны белорусскими партнерами. Тем самым подписание баланса, а значит и слова министра, косвенно ставились под большой вопрос.

При этом ряд белорусских экспертов, опрошенных «Белорусскими новостями», придерживаются мнения, что подписанию годового нефтяного баланса уже ничего, кроме газетного «троллинга», не мешает.

Схватка бульдогов под ковром

Как известно, обсуждение нефтяного баланса продолжается более полугода: Беларусь просила (и просит) в текущем году 23 млн. тонн, но на фоне истории с растворителями-разбавителями Россия решила утверждать баланс поквартально — и подписала уже два квартальных договора, предусматривающие по 5,75 млн. тонн поставок нефти каждый (что пока полностью соответствует ожиданиям белорусской стороны).

В то же время «неназванные источники» постоянно сообщали российской прессе о каких-то проблемах. Сначала в Минэнерго были недовольны, что белорусская сторона-де не поставляет согласованных объемов нефтепродуктов и манипулирует ценами (которые на бирже были, по словам российских чиновников, выше цен закрытия предыдущего дня). Затем российские НПЗ обратились в свое правительство за защитой от белорусского бензинового демпинга — ее им пообещали.

А на сомнения в необходимости объединения МАЗа и КамАЗа, в очередной раз высказанные Александром Лукашенко в послании народу и парламенту 19 апреля, российская сторона быстренько отреагировала сообщением, что готовится правительственное письмо о нежелании согласовывать увеличение поставок нефти на белорусские НПЗ в третьем и четвертом кварталах этого года. Среди претензий — невыполнение условий относительно возврата согласованного объема нефтепродуктов и затягивание реализации совместных проектов.

По мнению экономиста Сергея Чалого, подобная логика в стиле схватки бульдогов под ковром в какой-то мере связана с внутрироссийской борьбой представителей «медведевского» и «путинского» кланов (первых, по слухам, возглавляет вице-премьер Аркадий Дворкович, вторых — глава «Роснефти» Игорь Сечин).

«Интересы первых — больше экономические, они заинтересованы в расширении своих активов. Путинские кадры скорее нацелены на более долгую игру. На период создания Путиным Евразийского союза (основные документы должны быть подписаны до 2015 года) они хотели бы иметь максимально бесконфликтные отношения с Беларусью», — поясняет Чалый.

Беларусь важна для России не только как часть интеграционного образования, но и в качестве яркого примера для Украины, «без которой все эти образования достаточно карикатурны», отмечает эксперт. Это в большей степени заметно по ценам на газ: в 2012 году Беларусь покупала российский газ по 168 долларов за 1 тысячу кубометров, Украина — примерно по 430 долларов.

Цены на нефть также являются показателем, пусть и не таким явным. Так, по информации журнала Нацбанка Беларуси «Банковский вестник», в прошлом году в Беларусь из России поступило 21,3 млн. тонн нефти, в свою очередь страна заплатила 3,8 млрд. долларов в виде экспортных пошлин на нефтепродукты. Если бы российская нефть поставлялась в Беларусь с экспортной пошлиной (396,5 доллара за тонну на конец 2012 года), то выплаты составили бы 8,4 млрд. долларов. В целом за счет льготных цен на энергоресурсы, по данным все того же журнала, Беларусь в прошлом году сэкономила почти 10 млрд. долларов.

«Агрессия Дворковича и тех, кого он курирует, в плане давления для вхождения российского капитала в наши предприятия, в определенной степени мешает линии бесконфликтности», — подчеркивает Чалый. По его мнению, белорусская сторона это осознает и пока неплохо использует.

Как считает экономист, у России политические интересы всегда были выше экономических, а энергетическая сфера всегда была политизирована. «В частности, заявления о прокладке второй ветки газопровода Ямал — Европа через Беларусь с точки зрения экономики абсурдны в силу того, что и так большое количество мощностей Россия имеет по сравнению со спросом на Западе. Это просто способ показать, насколько выгодным может быть вхождение российского капитала в газотранспортную отрасль любой страны», — говорит эксперт.

По мнению экономиста Ярослава Романчука, разговоры о нефтяном балансе затянулись не из-за разлада Сечина и Дворковича — «уж слишком разные у них весовые категории» (то есть Сечин не в пример влиятельнее).

«Речь идет в целом о конкуренции белорусских нефтепродуктов с российскими. Если российское правительство еще больше повысит налоги, то наши нефтепродукты найдут там очень хороший рынок. Будет такая же ситуация, как сегодня с сигаретами», — считает Романчук.

К тому же в России своих лоббистов в отрасли имеют, по выражению Чалого, «разные люди с разными интересами». Так, среди российских НПЗ есть заводы с более и менее развитой нефтепереработкой. Первые нацелены на внутрироссийский рынок и сильно зависят от цен на бензин (ожидаемого сезонного роста которых не произошло, в чем они обвиняют белорусское дешевое топливо). Вторые сотрудничают с белорусскими предприятиями, в том числе и на давальческих условиях, и заинтересованы в увеличении нефтепереработки в Беларуси.

Нефть — отдельно, активы — отдельно?

Создается впечатление, что российские чиновники и бизнесмены просто не могут договориться, сколько нефти дать Беларуси и на каких условиях. Так кому же верить? Эксперты утверждают: верить надо документам. Больше ничего не остается.

«Годовому балансу ничего уже особо не мешает», — отмечает Чалый. А все потому, что Евразийская экономическая комиссия 26 апреля квалифицировала сложные органические разбавители и растворители как нефтепродукты — с соответствующей пошлиной. Решение вступит в силу в конце мая, после чего официально у России не будет повода не заключать договор о поставках нефти на остаток года. Кстати, переговоры о подписании баланса также назначены на конец мая.

«Я не думаю, что годовой баланс будет подписан летом — это следствие недоверия между сторонами», — прогнозирует Ярослав Романчук. По его мнению, российские нефтяники не слишком-то обращают внимание на другие переговорные площадки, на сделки типа «МАЗ — КамАЗ».

«У них своих дел и проблем хватает: бизнес с разбавителями-растворителями они прикрыли, но вопросы условий конкуренции на российском рынке и собственности белорусских НПЗ остаются открытыми. Российские нефтебароны убедились, что Лукашенко — очень сложный партнер для переговоров. Они обречены вести переговоры, делать друг другу маленькие уступки, и так будет до тех пор, пока Кремль не созреет для каких-то серьезных перемен», — говорит эксперт.

Путину же сейчас не до этого, добавляет эксперт, ведь интеграция (продвижение совместных проектов в области промышленности) идет ни шатко ни валко. На этом фоне формальное подписание нефтяного баланса между Беларусью и Россией имеет маргинальное практическое значение, полагает Романчук.

Чалый, в свою очередь, считает годовой баланс индикатором ситуации. «Если он будет подписан, мы будем точно знать, что вопросы нефти и интеграционных проектов никак не взаимосвязаны. Разница для россиян уже небольшая: один полугодовой баланс или два квартальных — это почти одно и то же. Если подписание не состоится, это будет означать, что да, закулисные вещи существуют. Но я склоняюсь к первому варианту», — подчеркивает эксперт.

«Годовой баланс будет подписан — а почему нет? Информационные поводы в прессе — надуманные, просто мышиная возня. Нефть есть — белорусские заводы полностью загружены. Так почему нет?» — высказал мнение эксперт, который предпочел остаться неназванным.

Стоит также напомнить, что российские нефтяные компании в январе-апреле 2013 года поставили в Беларусь 7,319 млн. тонн нефти, что на 1,9% больше, чем за тот же период 2012 года.



Теги: нефтепродукты, Россия, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю