| 09 сентября 2013

Доллар не понял, ползти ему, стоять или бежать

Диаметрально противоположные высказывания сделал Александр Лукашенко в ходе визита  на столичный завод «МотоВело» по теме курсообразования. С одной стороны, девальвировать рубль специально не будут, с другой — нельзя тратить резервы на поддержание курса. Что это было и к чему все-таки готовиться?

Ответ на вопрос искали «Белорусские новости».

«Девальвироваться не будет»

Официальный лидер развеял надежды промышленного директората на ослабление рубля с целью снижения экспортных цен: «Белорусский рубль под промышленность девальвироваться не будет. Белорусский рубль будет или укрепляться, или ослабляться в зависимости от спроса и предложения. Никакой искусственной девальвации, чтобы вам жизнь облегчить и экспорт улучшить, не будет. Я страну не могу бросить под ноги пяти директорам, которые у вас сегодня ни черта не делают».

Пофамильно пятерка смелых названа не была, но их предприятия наверняка можно назвать валообразующими. Мелкий или даже средний производитель будет проклинать конъюнктуру последними словами, но обратиться к власти с просьбой изменить не что-нибудь, а целую политику курсообразования не отважится — масштаб не тот. Упоминание же количества директоров наводит на мысль о некой не получившей верховного одобрения коллективной челобитной.

Между тем эффект от девальвации-2011 исчерпан уже давно. С января 2011-го по июль 2013 года официальный курс доллара вырос в 2,96 раза (с 3000 до 8880 рублей), в то время как цены производителей промышленной продукции — в 3,17 раза. При этом если в 2011 году доллар подорожал в 2,78 раза, а производители подняли цены в 2,5 раза и промпродукция подешевела в долларах в 1,11 раза, то в 2012-м американская валюта прибавила 2,63%, а цены производителей — 20,6%.

«Искусственно не сдерживать»

Отвергнув девальвацию «под промышленность», Лукашенко высказался и против расходования ЗВР на поддержание курса. «Это железная задача Национальному банку: ни в коем случае ничего искусственно не сдерживать и не тратить золотовалютные резервы. Это святое! Я не могу запасы, которые предназначены на тяжелейшие времена и на три месяца импорта нефти, газа, лекарств, вам отдать»,заявил он, обращаясь к руководителям промышленных предприятий, и предложил: «Вы производите тракторы, автомобили и прочее — идите продавайте и живите на эту валюту».

Заодно официальный лидер отвел подозрения от Нацбанка, впрочем не артикулируя это: курс доллара вырос, потому что вырос спрос (а не потому, что Нацбанк решил чуток ослабить рубль).

Эмоциональная защита ЗВР и причисление их к лику святых объяснимы: в день визита на «МотоВело» Нацбанк опубликовал нерадостную статистику по августу: резервы усохли почти на 215 млн. долларов и еще больше от ключевого показателя 8 млрд. (в наличии только 7,712 млрд.).

Лукашенко констатировал, что спрос на валюту вырос, поэтому рубль и ослаб. Таким образом, раз резервы тратить нельзя и никакой уверенности в снижении спроса на СКВ выражено не было, не окажется ли искусственная девальвация самой что ни на есть естественной?

Впрочем, еще недавно, а именно в декабре прошлого года, официальный лидер был весьма уверен в своих силах: «Даже если бы нам надо было бы направить 1 млрд. долларов на поддержание курса, я бы их истратил. Потому что у нас более 8 млрд. золотовалютных резервов. Такого никогда не было». С того времени резервы снизились «всего» на 383 млн., но тратить ЗВР Лукашенко уже не хочет.

Стоять не сможет, бежать не дадут?

Экономист Сергей Чалый признает, что тоже не совсем понял мысли Лукашенко о валютном курсе. «В любом случае красивого выхода из ситуации не вижу. Это ловушка, из которой не так легко выбраться. Был бездарно потрачен 2012 год, когда после девальвации обстановка на рынке стабилизировалась», — считает он. Уже в пятый раз начиная с 1995 года «реформы сталкиваются с контрреформами»: сначала жесткая денежно-кредитная политика, стабильный обменный курс, затем неверные, зачастую лоббистские управленческие решения, и валютные котировки снова рвутся вверх.

Нынешний курс доллара Чалый считает «более или менее рыночным», однако ценой этого относительного равновесия являются высокие процентные ставки по рублевым депозитам, достигающие 35-40% годовых. Когда в начале лета их попытались опустить до более разумных 20%, чтобы снизить стоимость кредитов, начался ажиотажный спрос на валюту. Кредиты снова дорогие, и это сказывается на ВВП — экономика фактически в прецессии.

Экономист согласен с мнением, что провести девальвацию нынче сложнее, чем два года назад: тогда президентские выборы уже прошли, а сейчас только предстоят. Однако Чалый «сильно сомневается», что до 2015 года ситуация сохранится в ее нынешнем виде.

«Я понимаю президента и его нежелание идти на девальвацию», — говорит бывший глава Нацбанка Станислав Богданкевич. Однако для этого «нужно жить по средствам и не повышать зарплату темпами, на 9-10% превышающими рост производительности труда». Денежная масса растет, растут издержки производства, и власть вынуждена будет соглашаться на «ползучую девальвацию».



Теги: валюта, доллар, прогноз, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю