USDКурс вырос 1.9706
EURКурс снизился 2.0897
| 12 августа 2013

Донорская помощь Беларуси: тенденции и факты

Центр европейской трансформации (Минск) провел анализ донорской помощи для Беларуси. По подсчетам экспертов, за шесть лет стране было выделено около 700 млн. долларов. При этом большую часть средств получили не оппозиция или гражданское общество, а белорусское государство и международные посредники.

Согласно полученным данным, с 2006 по 2011 год ЕС выделил Беларуси более 493 млн. долларов, США — более 103 млн. долларов, Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией — более 41 млн. долларов, а из бюджета ООН поступило более 18 млн. долларов.

«Мы хотели оценить объем и динамику финансирования Беларуси в целом в рамках международной технической помощи», — пояснил цели исследования в интервью БелаПАН директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров.

Он отмечает, что все данные брались из открытых источников на основе статистики, которая ведется с 2004 года после принятия Парижской декларации об эффективности внешней помощи (Беларусь подписала ее в 2010 году. — БелаПАН.).

«На основании этой статистики можно увидеть основных доноров Беларуси, тематику, на которую выделяются средства, в некотором смысле получить сведения о получателях средств и о каналах, по которым они поступают, — говорит Егоров. — Наш анализ — это пока обзорный документ, в основном, направленный на понимание того, какое место занимает гражданское общество в механизмах оказания помощи Беларуси».

Аналитик подчеркнул, что есть множество спекуляций на тему международной помощи Беларуси как со стороны государства, так и оппозиции, при том, что реальных данных недостает, поэтому эксперты и решили работать в этом направлении, чтобы сделать картину «более прозрачной и доступной для публичного контроля».

На демократизацию идет не так уж много

«Нельзя сказать, что это абсолютно вся помощь, выделяемая Беларуси, но это ее большая часть. Не стоит также забывать, что есть еще частные фонды, которые инвестируют в Беларусь», — подчеркивает Егоров.

Кроме того, есть еще средства, которые не являются в прямом смысле слова технической помощью в целях развития, а имеют кредитный характер — например, средства Европейского банка реконструкции и развития, Всемирного банка, которые также выделяют значительные суммы на реализацию проектов в Беларуси.

Что касается именно технической помощи, говорит Егоров, то деньги выделяются на различные проекты в зависимости от той стратегии, которую выбирает сторона-донор. «Неправильно говорить, что все эти средства выделены на демократизацию, — подчеркивает собеседник. — Очень большая часть средств (около 30%) идет, например, на образование, но они в большей степени направляются на программы обучения белорусских студентов за рубежом и, соответственно, поступают этим студентам и европейским университетам».

По его словам, если брать конкретно те средства, которые направляются на проекты в сфере демократии, участия в выборах, прав человека и развития медиа, то они составляют не более 11-12% объема помощи.

Вынужденная латентность

В то же время, учитывая специфическую ситуацию в Беларуси, можно предположить, что какая-то часть средств, выделяемых на демократизацию, не находит отражения в общедоступных данных. Расходование этих средств, безусловно, отслеживается теми структурами, которые их выделяют, но полная открытость тут вряд ли пока возможна, так как никому не хочется повторить судьбу Алеся Беляцкого — белорусского правозащитника, получившего тюремный срок формально за неуплату налогов.

Егоров же подчеркивает, что подготовленное Центром европейской трансформации исследование подобной опасности для гражданского общества Беларуси не представляет — использованные данные находятся в публичном доступе, а в таком режиме, как правило, указываются только официально зарегистрированные проекты.

«В статистике не увидеть средства, которые направляются белорусской оппозиции и гражданскому обществу, там данные обобщенного характера, — отметил политолог. — Хотя некоторые вещи можно увидеть, но косвенным образом, что они поступали в Беларусь или, скорее всего, поступали и тратились в Беларуси. Наверное, на это могут обратить внимание и контрольные структуры. Но, к сожалению, в таких условиях существует сегодня все гражданское общество в Беларуси».

В то же время такая вынужденная закрытость и непрозрачность выделения и получения средств может привести и к каким-то махинациям.

«Там, где есть закрытость, там возможна и коррупция, — сказал Егоров. — Надо стремиться к наиболее возможной открытости, чтобы избегать нецелевого расходования средств, неэффективных затрат, если напрямую не говорить о коррупции и воровстве, которых, думаю, в Беларуси не так много. Хотя по всяким замечаниям, которые иногда идут, например, в отношении государственных программ, можно и это увидеть».

Все больше денег идет государству

В свою очередь, политолог и юрист Юрий Чаусов, эксперт по вопросам третьего сектора, отмечает, что в Беларуси нет как таковой единой стратегии в отношении иностранной технической помощи. «Государственные организации-реципиенты и реципиенты со стороны гражданского общества практически не координируют собственных программ и проектов», — отметил он в интервью БелаПАН.

Что касается государства, сказал эксперт, то существует такой документ, как план привлечения иностранной технической помощи на период до 2015 года, который курирует Министерство экономики. К плану прилагается перечень проектов, которые официальный Минск хотел бы профинансировать в ближайшие годы за счет иностранной технической помощи.

«В этом перечне свыше сотни программ и проектов, некоторые из них достаточно объемные, там разговор о десятках миллионах евро. Общая сумма, которую белорусское правительство хотело бы привлечь от международных доноров до 2015 года, составляет свыше 400 млн. долларов. Это достаточно серьезная даже в государственных масштабах сумма», — подчеркнул Чаусов.

При этом он отмечает, что оценивать эффективность проектов в целом по Беларуси достаточно сложно по нескольким причинам, в том числе тут возникает вопрос возможной прозрачности этой деятельности.

Чаусов напоминает: в Беларуси существует достаточно жесткое законодательство в отношении иностранной помощи и, что немаловажно, с 2011 года введена уголовная ответственность в этой области.

«Это обуславливает большую латентность данной деятельности, — подчеркнул эксперт. — Жесткое белорусское законодательство обусловило две тенденции в области иностранной технической помощи в Беларуси: во-первых, все больше денег идет государству. Во-вторых, все больше денег идет в те структуры, которые работают на благо белорусского общества, но из-за рубежа».

Зона риска

Те средства, которые попадают в Беларусь, можно разделить на два потока. «Первый — это тот поток, который поддерживает оппозицию и гражданское общество. О нем много говорят, но это больше только разговоры, не основанные на фактах, потому что именно в этой области латентность наиболее высока», — отмечает эксперт.

Второй поток — это те проекты, которые получают согласование в Департаменте по гуманитарной деятельности. Большинство этих проектов, подчеркивает Чаусов, так или иначе также связаны с участием государственных субъектов.

«Не секрет, что департамент в подавляющем большинстве случаев сейчас требует для регистрации проекта такой документ, как письмо поддержки, — сказал аналитик. — Это не установлено никакими нормативными актами, но для успешного прохождения регистрации в департаменте нужно письмо от какого-то госоргана, который бы написал, что этот проект, с их точки зрения, хороший».

Нельзя говорить о том, что это создает непреодолимый барьер для регистрации иностранной безвозмездной помощи: такие организации, как Белорусская сеть «АнтиСПИД», Красный крест, другие структуры благополучно получают регистрацию и работают.

«Там есть и организации гражданского общества. Они работают, но только в тех сферах, которые государство считает для себя безопасными, — подчеркивает Чаусов. — А, например, Белорусский Хельсинкский комитет много лет пытался хоть какую-то сумму небольшую на оплату своего офиса зарегистрировать, но постоянно получал отказы. Существует большой риск, если, столкнувшись с отказами в регистрации, организация все равно получает помощь: жесткое белорусское законодательство обуславливает даже вероятность уголовного преследования».

Чиновники делают преступниками тех, кого не могут контролировать

Чаусов отмечает, что нигде в СНГ подобного рода серьезной уголовной ответственности за нарушения при получении иностранной технической помощи нет. «Даже когда мы говорим о российском законодательстве об иностранных агентах, по сравнению с российским вариантом белорусский значительно хуже, более ограничивающий. Можно говорить, что подобного рода уголовная ответственность есть в Египте, Бахрейне, Уганде и еще нескольких достаточно экзотических странах», — добавил эксперт.

Кроме того, в Беларуси власти все больше и больше хотели бы финансировать свои государственные функции за счет иностранной помощи. «Беларусь все больше напоминает страну третьего мира — есть такие крайне бедные страны, где вся социальная сфера финансируется из средств международной помощи», — считает политолог.

Белорусское государство не заинтересовано в том, чтобы получателями иностранной помощи были негосударственные субъекты.

«Оно хочет создать такие условия, чтобы у зарубежных доноров был только такой выбор: либо финансировать организации, которые работают из-за рубежа для каких-то политических целей, либо идти навстречу государству и финансировать те проекты, которые указаны в перечне на сайте Минэкономики», — сказал Чаусов.

По его мнению, государство вряд ли стремится полностью вытеснить НГО из этой сферы, но стремится контролировать все. Кроме того, подчеркивает собеседник БелаПАН, государство также создает свои контролируемые структуры для того, чтобы безопасно получать дополнительный финансовый бонус.

Со своей стороны, Андрей Егоров отмечает, что для изменения ситуации необходимо добиться легализации международной помощи в Беларуси.

«Нынешнее законодательство всю международную помощь, которая направляется не через государственные каналы, выводит в серый сектор — она нелегальна, — говорит эксперт. — Эти вещи нужно менять. Они должны непосредственно обсуждаться в диалогах с ЕС, США и международными структурами, которые выделяют средства».




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю