USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Василий Иванов | 05 сентября 2011

Где Нацбанк возьмет деньги для валютных интервенций?

Вероятно, уже 15 сентября на Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) откроется дополнительная торговая сессия. Напомним, окончательное решение о проведении дополнительных торгов принял фактически сам глава государства, согласившись с таким предложением Нацбанка. На совещании по вопросам социально-экономического развития, состоявшемся 30 августа, он поручил определить дату открытия допсессии, на которой курс белорусского рубля должен определяться «спросом и предложением, как любой товар». Правда, сохранится и основная сессия, где курс по-прежнему будет устанавливаться административными методами, — как объявлено, для оплаты поставок природного газа, электроэнергии и на «другие неотложные нужды», «чтобы это было сдерживающим фактором роста цен». Там же по курсу, далекому от рыночного, будет продаваться обязательная часть валютной выручки белорусских предприятий (30 процентов). То есть, сохранится скрытый вид налога на экспортеров (который, по оценкам экспертов, в зависимости от разницы курсов на основной и дополнительной сессии может составлять до 13 процентов от суммы валютной выручки). Откуда порох в пороховницах Президент обязал Национальный банк ежедневно отслеживать ситуацию на дополнительной сессии и при необходимости вмешиваться, «сбивая спекулятивные атаки». «Средства для этого есть», — заверил Лукашенко. Глава Национального банка Надежда Ермакова в первом своем интервью в этой должности тоже излучала уверенность, что Нацбанк располагает возможностью валютных интервенций в ходе торгов на дополнительной сессии. Эксперты пожимают плечами, ведь золотовалютные резервы за время валютного кризиса скукожились до четырех с небольшим миллиардов долларов США, выбрасывать их на биржу глава государства не позволит. Поступлений из внешних источников в ближайшие две недели не ожидается. Ермакова отрицает административное вмешательство в курсообразование на дополнительной торговой сессии, но как-то неубедительно. Нацбанк собирается «таргетировать (устанавливать целевые ориентиры. — Naviny.by.) курс, который сложится по итогам торгов на допсессии, — сказала она. — Устных рекомендаций не будет. Рекомендации Национального банка, если они будут даваться, должны быть приняты официально, решение должно быть подписано председателем правления». Так не будет указаний или они все-таки будут, и даже в письменном виде? Источники для валютных интервенций есть, подчеркнула Ермакова, и добавила — внимание: «Они лежат у нас на счетах, и не только в резервах». Расчет, видимо, на то, чтобы заставить банки и предприятия массово выбросить на дополнительные торги остающуюся у них валюту, за их счет сбивая ожидаемый ажиотажный спрос в первые дни после открытия допсессии. Но насколько хватит этих валютных запасов? Насколько податливы окажутся банкиры и директора? Покроет ли отложенное предложение отложенный спрос без существенного остатка? Не продлится ли ажиотажный спрос дольше времени, на которое рассчитывает Нацбанк? Поступит ли своевременно иностранная помощь (видимо, тут главный расчет на 2,5 миллиарда долларов от продажи второй половины газовой трубы и на второй транш из Антикризисного фонда ЕврАзЭс)? Два месяца на выход на единый курс На последнем совещании в Национальном банке, по сведениям Naviny.by, поставлена цель постепенно сблизить курсы белорусского рубля, устанавливаемые на основной и дополнительной сессиях валютно-фондовой биржи, и выйти на единый курс к 15 ноября. Эксперты задаются вопросом: а что мешало руководству страны открыть допсессию и начать двигаться к равновесному курсу четыре месяца назад? Ведь в апреле такие меры уже даже были анонсированы, но в последний момент власти не решились узнать реальную цену белорусского рубля. Отвечаем: неуверенность в поступлении валюты извне в достаточном для валютных интервенций объеме. Появилось ли у властей такая уверенность сейчас? Видимо, да, но дело не только в этом. Просто откладывать принятие таких решений больше уже нельзя. «Все это мы уже проходили в 90-е годы прошлого века, — вспоминает тогдашний председатель Нацбанка Станислав Богданкевич. — Для введения допсессии на бирже достаточно «поднять» нормативные документы, ознакомить с ними биржевиков, экспортеров, импортеров, дать необходимые рекомендации госсектору. На это потребуется неделя-другая». Выходить сразу на единый курс белорусского рубля власти просто побоялись, считает эксперт, так как реальный обменный курс сейчас почти в два раза отличается от официального. Кроме того, «это стало бы шоком для населения и сильнейшим ударом для многих предприятий». Богданкевич приветствует тот факт, что власти наконец-то «вышли из ступора» и осознали необходимость устанавливать курс на базе спроса и предложения. «Но курс все равно должен быть единый — это фундамент свободного рынка, — подчеркивает экс-глава Нацбанка. — Пусть даже предприятия обяжут продавать валюту на бирже, но — по единому курсу и на единой сессии. Наличие двух официальных курсов означает сохранение механизма для спекуляций и является своеобразным налогом на экспорт». По его мнению, на дополнительной сессии все-таки будет использован административный механизм влияния на формирование курса рубля: «В экономике у нас преобладает госсектор, а значит, государство как собственник может побудить руководителей предприятий продать на бирже больше валютной выручки, включая ту, которую в ином случае они не стали бы продавать. Скорее всего, именно за счет этого на первой допсессии власти постараются не допустить обвального валютного курса». Эти предположения косвенно подтверждаются приведенными выше словами Надежды Ермаковой о таргетировании курса. Кредит доверия брать не у кого Георгий Бадей, председатель Белорусского союза предпринимателей и нанимателей имени Кунявского, говорит, что дополнительная сессия на бирже «поможет разблокировать валютный рынок, чтобы движение пошло не по темным каналам, а открыто». Но ее введение следует рассматривать лишь как промежуточный этап в процессе перехода на единый курс рубля. Вопрос в том, «как долго будет продолжаться переход к единому рыночному курсу. Если он затянется — это крайне плохо». По оценкам Бадея, на поддержание курса белорусского рубля Нацбанку в первое время после открытия допсессии понадобится порядка миллиарда долларов. С учетом этого он высказывает сомнения, что властям сразу удастся выйти на единый курс. «Существует огромный отложенный спрос на валюту», — предупреждает экономист. Есть и еще одна серьезная проблема, которую, по мнению аналитиков, не следует недооценивать. Население и бизнес уже не доверяют экономическим обещаниям властей. За полгода их столько раз обманывали, что кредит доверия оказался исчерпан. И это создает дополнительные трудности для реализации антикризисного «плана Лукашенко». Ведь он в значительной степени рассчитывает на то, что «бизнес и физические лица» «подставят плечо государству». Иначе в условиях ограниченных валютных возможностей властей ощутимого эффекта от запланированных антикризисных мер ждать не приходится, а белорусский рубль продолжит свое падение. Источник: http://naviny.by/



Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю