USDКурс вырос 1.9703
EURКурс вырос 2.1019
| 30 июля 2012

Из белорусского экспорта пытаются выветрить запах растворителя

Внешняя торговля Беларуси на подъеме. За пять месяцев года бюджет пополнился на 25 млрд долларов, положительное сальдо торговли товарами и услугами превысило 3 млрд при годовом прогнозе 1–1,5 млрд. Цифры впечатляют, ведь год назад внешнеторговый баланс был головной болью правительства и составлял минус 2,5 млрд долларов.

Однако рекорды, по мнению «Белорусских новостей», достигнуты не вполне честно: Минск зарабатывает миллиарды, занимаясь махинациями с поставками нефтепродуктов за спиной у стратегического союзника.

Беларусь получает российскую нефть и нефтепродукты беспошлинно, но при этом обязана перечислять в российский бюджет 100% экспортных пошлин на нефтепродукты из российского сырья, поставляемые за пределы Таможенного союза. Такие условия предусмотрены трехсторонним соглашением, которое Беларусь, Россия и Казахстан подписали в декабре 2010 года в рамках Единого экономического пространства (ЕЭП).

В перечень нефтепродуктов, при экспорте которых Беларусь должна уплачивать вывозную пошлину, не внесены разбавители и растворители. Экспорт именно этой группы товаров Беларусь резко увеличила в нынешнем году.

Так, по данным Белстата, в январе–мае из Беларуси было экспортировано 2,4 млн тонн сложноорганических растворителей и разбавителей на сумму 2,18 млрд долларов.

Предположения о том, что Минск «химичит» с поставками нефтепродуктов, эксперты высказывали еще в прошлом году, но российские чиновники отреагировали лишь недавно.

Впервые реакцию Москвы озвучил посол РФ Александр Суриков на пресс-конференции в Минске 6 июня.

Россия, сказал он, обратила внимание на то, что импорт российских нефтепродуктов Беларусью в последние годы вырос в разы, в том числе в 2012 году — в четыре раза.

«Мы понимаем, что Беларусь импортирует больше, чем нужно для внутреннего потребления. Заметили, что в отчетности Таможенного союза появились растворители и разбавители, которые не облагаются пошлинами: в прошлом году их было два миллиона тонн», — привел статистику Суриков.

Белорусские чиновники поначалу пытались открещиваться. Так, председатель Государственного таможенного комитета Александр Шпилевский 14 июня заявил, что все поставки нефтепродуктов проходят в соответствии с действующими соглашениями, никаких незаконных поставок нет и быть не может.

Однако после того как 15 июня российский премьер Дмитрий Медведев поручил профильным ведомствам проанализировать ситуацию с экспортом нефтепродуктов из Беларуси, риторика Минска изменилась.

Общаясь с журналистами 25 июня, белорусский посол в России Андрей Кобяков не был столь категоричен, как Шпилевский. Он лишь отметил, что не стоит «драматизировать ситуацию, когда у двух сторон возникают вопросы к партнерам».

«У нас тоже возникают вопросы к российским партнерам, просто не так громко. Главное, чтобы не возникало нарушения законодательства», — сказал Кобяков. И добавил: в случае возникновения такого нарушения есть смысл внести изменения в законодательство и соглашения.

Ситуация с экспортом Беларусью нефтепродуктов получила широкий резонанс и вышла на уровень глав правительств.

После переговоров со своим белорусским коллегой 18 июля в Минске Дмитрий Медведев сообщил журналистам: «Мы договорились во всем досконально разобраться и принять решения, даже если они будут очень трудными». В случае выявления нарушений «виновные должны понести ответственность, а экономические интересы должны быть восстановлены», добавил российский премьер.

Михаил Мясникович ответил туманно. Белорусская сторона, сказал он, разделяет обеспокоенность России и выступает за то, чтобы «было выработано конструктивное решение».

Аналитики отмечают сдержанность Москвы.

«Это просто официальное заявление, которое было дано в ответ на реакцию общественности, ведь последние месяцы об этом много писали», — отметил в комментарии для БелаПАН экономист Леонид Злотников.

В Москве, считает эксперт, прекрасно знали о действиях Беларуси. «Россия вряд ли будет давать ход этому делу. Не исключено, конечно, что разбавители-растворители в конце концов будут введены в список товаров, экспорт которых облагается вывозной пошлиной. Но этим все и закончится», — прогнозирует Злотников.

По его мнению, требовать от Беларуси компенсации Москва не станет. «Скорее это станет еще одним предметом торга: если вы нам не продадите то, что нас интересует, мы вам напомним о неуплаченных пошлинах. Россия не столько в пошлинах заинтересована, сколько в шантаже этими пошлинами», — полагает экономист.

В Минске тем временем пытаются сместить пиаровские акценты.

На пресс-конференции 25 июля заместитель министра экономики Александр Ярошенко заявил: рост положительного внешнеторгового сальдо обеспечен не только за счет нефти, нефтепродуктов и продукции нефтехимии.

«Мы смоделировали ситуацию: если полностью очистить нашу внешнюю торговлю от нефти и продуктов нефтепереработки и нефтехимии, то даже в этих условиях положительный разрыв между экспортом и импортом составлял бы порядка 20 процентов», — сказал чиновник.

Он уточнил, что за пять месяцев 2012 года экспорт товаров вырос более чем на 4,6 млрд долларов по сравнению показателем за аналогичный прошлогодний период. Почти на 50% прирост экспорта обеспечен за счет продажи нефти и продукции нефтепереработки с учетом растворителей и разбавителей.

«Но если эти все позиции сложить и вычесть из внешнеторгового баланса, то наш прирост по другим позициям составил 2,34 млрд долларов. Это подтверждает, что наше внешнеэкономическое сальдо улучшилось не только благодаря нефти и продукции ее переработки», — сказал Ярошенко.

Он, в частности, отметил рост экспорта инвестиционных товаров. «По нашим оценкам, мы выросли примерно на 400 млн долларов по этим позициям. Речь идет об экспорте грузовых автомобилей (рост на 40%), тракторов (на 10%). За пределы страны было продано на 2,6 тыс. штук больше тракторов и на 1,5 тыс. единиц больше грузовых автомобилей», — сообщил замминистра.

По его словам, профицит счета текущих операций, на который влияет в том числе выполнение обязательств по перечислению экспортных пошлин в российский бюджет, составил за пять месяцев года около 800 млн долларов.

За этот же период достигнуто положительное внешнеторговое сальдо на уровне 13,3% ВВП. «И можно сделать вывод, что экономика сумела адаптироваться и переориентироваться на внешние рынки», — резюмировал Ярошенко.

Расчеты Минэкономики сильно отличаются от оценок независимых экспертов.

Так, Леонид Злотников утверждает: текущий счет торгового баланса страны (он, помимо внешнеторгового сальдо, включает сальдо по доходам и сальдо трансферта) колеблется около нуля.

То есть, если посмотреть на ситуацию в целом, с учетом возврата экспортных и импортных пошлин, чистого притока капитала в страну и других факторов, все выглядит не так радужно, как пытаются представить власти.

Следует также учитывать ценовой фактор, отмечает Злотников.

«Так удачно для Беларуси совпало, что выросли не только объемы экспорта нефтепродуктов, но и цены на них, включая разбавители-растворители. Это очень сильно влияет на сальдо. Поэтому сложно поверить в слова Ярошенко о том, что положительного сальдо можно было бы достичь и без нефтепродуктов», — говорит эксперт.

Аналитики обращают внимание на существенное сокращение с начала года (на 24%) объемов поставок калийных удобрений — второй после нефтепродуктов позиции белорусского экспорта.

Обе эти позиции составляют порядка 60% всего экспорта страны. Таким образом, если сверхприбыльный экспорт разбавителей-растворителей Беларуси все же придется прекратить, внешнеторговый баланс может опять уйти в минус.



Теги: Беларусь, экспорт, внешняя торговля, нефтепродукты, Леонид Злотников
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю