USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Василий Иванов | 12 октября 2011

Контракт на АЭС есть. Денег нет

Беларусь и Россия, наконец, подписали контрактное соглашение на сооружение первой очереди АЭС на территории Беларуси. Однако практические работы по строительству объекта откладываются. Чтобы их начать, сторонам необходимо согласовать порядок и условия финансирования проекта. Но к подписанию «атомного» кредитного соглашения стороны, судя по всему, еще не готовы.

На протяжении последних месяцев белорусские чиновники время от времени рапортовали, что кредитное соглашение находится в высокой степени готовности. Еще в мае министр финансов России Алексей Кудрин заявлял, что кредитное соглашение, как ожидается, будет подписано в течение лета.

Но последняя точка в этом вопросе до сих пор не поставлена. Чиновники продолжают твердить, что работа над документом идет, а на дворе уже, между прочим, середина октября. И успеют ли стороны завершить все запланированные на этого год земельные работы на площадке под будущую АЭС, еще вопрос.

«Чтобы начать копать землю, необходимо иметь проект котлована, паспорт на земельные работы. А это все деньги и серьезный уровень затрат. Для этого, я думаю, надо будет обязательно открывать финансирование. Вообще, необходимо согласовать и график работ. Ведь деньги выделяются под каждый этап реализации проекта», — отмечает первый заместитель гендиректора Института проблем естественных монополий (Россия), бывший замминистра атомной энергетики России Булат Нигматулин.

Окончательная стоимость проекта по-прежнему точно не известна. Как заявляют в Минэнерго Беларуси, формирование стоимости строительства АЭС будет осуществляться на условиях ценообразования, аналогичных тем, которые существуют при строительстве АЭС в России. Между тем белорусская сторона подсчитала приблизительные затраты и рассчитывает получить в виде кредита от России не менее 7 млрд. долларов сроком на 25 лет с отсрочкой платежа до момента возведения первого блока.

Источники в Минэнерго, впрочем, заявляют, что в документе не будет прописана конкретная сумма финансирования проекта, а, как предполагается, Россия откроет Беларуси кредитную линию в размере до 10 млрд. долларов.

На схожих условиях, как отмечает глава независимого российского издания Atominfo.ru Александр Уваров, Россия работала с Китаем: «Там строили два блока, а кредитная линия была открыта на четыре». При этом эксперт отмечает, что в мире становится популярной система работы, когда продавец становится совладельцем станции.

«Такой вариант Россия предлагает болгарам, и по такому принципу будет строить АЭС в Турции. Мне кажется, это было бы выгодно и Беларуси, так как при таком варианте снижаются затраты заказчика. Россия, например, могла бы стать владельцем 30% станции, а Беларусь — 70%. Исходя из этих пропорций определялись бы объемы финансирования и непосредственно сумма кредита для Беларуси», — отмечает Александр Уваров.

Но Беларусь пока не высказывала желания делиться атомной собственностью с Россией. Причина понятна — энергозависимость Беларуси от соседнего государства и без того зашкаливает. Правда, сомнительно, что снизить эту зависимость после строительства АЭС удастся, так как урановое топливо Беларусь, скорее всего, будет закупать именно в России.

Кроме того, белорусским переговорщикам пришлось согласиться на условия России создать энергосбытовое СП с долями сторон 50/50, которое будет экспортировать электроэнергию, вырабатываемую на генерирующих мощностях, как существующих на территории стран, так и вводимых в дальнейшем. Электроэнергией, полученной на белорусской АЭС, также придется делиться с Россией, но до этого еще далеко.

Пока же ни одна из сторон не берется озвучивать даже приблизительные сроки подписания кредитного соглашения. И, как показывает опыт, этот процесс может затянуться. Контрактное соглашение, например, было подписано с опозданием на 4 месяца — в октябре, а не в мае, как изначально планировалось.

Что точно не повлияет на скорость подписания кредитного соглашения, так это отставка Кудрина, считает Булат Нигматулин. Между тем он не уверен, что с такими темпами согласований ввод первого блока белорусской АЭС состоится в срок, то есть в 2017 году.

«От заливки бетона (обычно через полгода после окончания земельных работ) до пуска первого нечетного блока пройдет 6 лет. То есть сроки реализации проекта могут еще раз сместиться», — полагает Булат Нигматулин.

Напомним, ранее ввод первого блока АЭС был запланирован на 2016 год. Но в связи с началом строительства атомной станции в 2011-м, а не в 2010 году, сроки ввода первого блока были смещены на год.

Александр Уваров, в свою очередь, считает, что до конца года вполне реально «извлечь первый кубометр грунта под первый атомный блок, а в 2017 году ввести его в эксплуатацию. Если не случится форсмажора, не произойдет политических или прочих разборок между странами, то в 2017-м, в крайнем случае, в 2018-м первый блок белорусской АЭС будет спокойно введен».

Вместе с тем, по словам эксперта, сторонам сейчас надо думать не только о подписании кредитного соглашения, но и о привязке проекта непосредственно к площадке. На это также потребуется время. Кроме того, необходимо завершить все процедуры по согласованию проекта с белорусскими надзорными органами.

«По-хорошему, начинать работы на площадке без разрешения регулирующих органов нельзя. И, если я не ошибаюсь, такая работа в Беларуси до конца не проведена», — отмечает Уваров.

Также, по его словам, Беларуси необходимо уже сейчас позаботиться о контрактах на оборудование с долгим циклом производства (36-38 месяцев) — корпус атомной станции, парогенераторы. Затягивание этого вопроса также может сказаться на скорости реализации проекта.

Андрей Кожемякин



Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю