USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
| 08 ноября 2012

Нефтяной спор Минска и Москвы: как поссорились, так и помирятся

Проблема поставок российской нефти в Беларусь в IV квартале, похоже, урегулирована.

Как сообщил 2 ноября на заседании Совмина первый вице-премьер Владимир Семашко, вернувшийся накануне из Москвы, до конца года Беларусь должна получить 5,3 млн тонн нефти, а годовой объем импортируемой нефти ожидается на уровне 21,5 млн тонн, как это и предусмотрено топливно-энергетическим балансом Союзного государства. Вопрос о поставках нефти в 2013 году пока не решен, отмечают Naviny.by.

Впрочем, замминистра энергетики РФ Павел Федоров, комментируя вслед за Семашко ход переговоров с Беларусью, назвал другую цифру. По его словам, объемы поставок нефти в Беларусь в IV квартале составят порядка 4,8 млн тонн.

«В настоящий момент мы действительно завершаем переговоры с белорусской стороной по вопросу поставок нефти и нефтепродуктов на четвертый квартал текущего года, — сказал чиновник журналистам в Москве 5 ноября. — Достигнутые на высоком уровне договоренности позволяют нам говорить о поставках примерно 4,8 миллиона тонн нефти в Беларусь в целом за квартал и обратной поставке 200 тысяч тонн бензинов».

«Более высокие цифры, к сожалению, пока не поддерживаются техническими ограничениями трубопроводов и будут требовать увеличения обратных поставок нефтепродуктов», — добавил Федоров.

Он подчеркнул, что «даже такой рост поставок нефти с учетом уже прошедших пяти недель с начала квартала крайне значим» и показывает готовность России «находить решения с полным учетом долгосрочных стратегических отношений с белорусской стороной».

Ранее Москва заявляла о планах сократить поставки нефти в Беларусь в IV квартале с 5,3 млн до 4 млн тонн.

В октябре, по данным российской статистики, Беларусь получила 1 млн 347 тыс. тонн нефти, или на 22% меньше, чем в сентябре.

Сокращение объема поставок последовало в ответ на хитроумный «растворительный» бизнес, которым белорусская сторона активно занималась в первом полугодии. Суть его в том, что нефтепродукты, произведенные в Беларуси из российского сырья, экспортировались в Европу под видом разбавителей и растворителей, которые не облагаются экспортной пошлиной.

Поскольку эта пошлина должна была поступать в российский бюджет, Москва недосчиталась крупной суммы. Изначально эксперты оценивали нанесенный ущерб в 2 млрд. долларов. Россия же требует 1,5 млрд долларов в качестве компенсации за недополученные пошлины.

Удалось ли урегулировать эту проблему — неизвестно.

Примечательно, что юридически белорусская сторона ничего не нарушала: разбавители, растворители и смазочные материалы действительно не включены в перечень нефтепродуктов, при экспорте которых должна уплачиваться пошлина.

Понимая это и желая застраховать себя от подобных действий со стороны ближайших союзников, Россия в сентябре внесла в совет Евразийской экономической комиссии пакет документов, регулирующих отношения в сфере производства растворителей на единой таможенной территории.

Москва предлагает, в частности, классифицировать как нефтепродукты различные смеси нефтепродуктов со спиртом, из которых получались растворители и разбавители, чтобы иметь возможность облагать их вывозной пошлиной.

По неофициальной информации, Беларусь предложения РФ заблокировала.

Как считает экономический обозреватель Татьяна Манёнок, это могло произойти потому, что белорусской стороне потребовалась дополнительная экспертная оценка российских предложений.

«Надо сказать, предложения достаточно жесткие. Они направлены не только на ликвидацию всего «растворительного» бизнеса. У Беларуси из-за них могут возникнуть проблемы с поставками нефтепродуктов, которые востребованы отечественной нефтехимией и не являются основой для разбавителей-растворителей», — заметила эксперт в комментарии для БелаПАН.

Предложения России фактически исключают из режима переработки нефтепродукты, которые производятся в одной из стран ТС и при экспорте которых уплачивается экспортная пошлина.

«Например, Беларусь не сможет импортировать из России то же дизтопливо для дальнейшей его переработки, — говорит Манёнок. — Известно, что российское дизтопливо достаточно низкого качества. А на Мозырском НПЗ есть недавно построенная установка, которая после переработки позволяет получать более ликвидные нефтепродукты».

«Думаю, у белорусской стороны уже созрело понимание того, что «растворительный» бизнес является недобросовестным и под ним нужно подводить черту», — полагает эксперт.

При этом, по ее мнению, Беларусь никогда не согласится с полным запретом импорта нефтепродуктов из России, поскольку на это нацелены мощности отечественных НПЗ.

«Следует также иметь в виду, что половину объемов нефти ввозят российские компании, перерабатывающие ее в белорусских условиях, — подчеркивает Манёнок. — У них есть свои программы и цели, они адаптировали свою логистику к новым условиям работы. Белорусская сторона создала для их деятельности достаточно привлекательные условия, поэтому они, скорее всего, будут лоббистами возобновления поставок нефти в полном объеме».

Что касается согласия Москвы увеличить поставки нефти в Беларусь в IV квартале, то это может быть связано с политическими и оборонными интересами России, предположила Манёнок.

Она обратила внимание на то, что 31 октября и 1 ноября в Москве Владимир Семашко встречался с вице-премьерами РФ Аркадием Дворковичем и Дмитрием Рогозиным.

Рогозин 23 октября присутствовал в Минске на заседании рабочей группы высокого уровня по вопросам сотрудничества предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК) Беларуси и России. Семашко и Рогозин поставили свои подписи под программой сотрудничества предприятий ОПК двух стран на 2012–2015 годы.

«Возможно, именно Рогозин помог решить вопрос об увеличении поставок нефти в Беларусь в этом году», — считает Татьяна Манёнок.

Что касается компенсации в 1,5 млрд долларов, которую Россия рассчитывает получить от Беларуси, то доказать вину белорусской стороны будет очень непросто, отмечает эксперт.

«Формально обвинения предъявить можно, но юридических оснований для этого нет. Да, есть дыра в законодательстве, и коммерсанты ею воспользовались. Но доказать, что конкретно и каким образом нарушила Беларусь, будет непросто», — говорит аналитик.

Кроме того, следует учесть, что в этом бизнесе участвовали не только белорусские, но и российские нефтетрейдеры. Так что ответственность за недобросовестный бизнес лежит не только на белорусской стороне, подчеркнула эксперт.

В любом случае, стороны заинтересованы в достижении компромисса по всем спорным вопросам, связанным с поставками нефти, убеждена Манёнок.

«Приоритетный проект России — Таможенный союз и Единое экономическое пространство с выходом на Евразийский экономический союз. Поэтому конфликтовать с ближайшим союзником Москва не будет», — считает эксперт.

Белорусское руководство, со своей стороны, понимает: несмотря на нюансы, альтернативы выгодным условиям поставки нефти из России нет. «Эти условия позволили нашим НПЗ работать с прибылью, поэтому Беларусь пойдет на все, чтобы их сохранить», — убеждена аналитик.

В декабре состоится очередное заседание правительства Союзного государства Беларуси и России. Традиционно в конце каждого года утверждаются топливно-энергетические балансы на будущий год. Так что ждать развязки нефтяного сюжета осталось недолго.



Теги: Беларусь, Россия, нефтепродукты, экспорт, пошлины
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю