Василий Иванов | 26 мая 2011

Павел Медведев: «халява» для Беларуси закончилась

Депутат Госдумы Павел Медведев считает, что Беларусь спасет только распродажа госактивов российскому бизнесу. О причинах кризиса, а также о путях выхода из него рассказывает член комитета Госдумы по финансовому рынку, финансовый омбудсмен Павел Медведев, который в свое время занимался вопросом перехода Беларуси на российский рубль. — В чем ошибочность экономической политики властей Беларуси? — Экономика Беларуси не самодостаточна. Она всегда держалась на внешней подпитке. В основном на российских деньгах, которые давались либо напрямую, либо через дешевую нефть, которая шла на внутреннее потребление, а также на переработку и последующую продажу в Европе. Беларусь в свое время модернизировала НПЗ, построенные еще в советское время. И надо отдать ей должное, она производит неплохой бензин, который идет на продажу в европейские страны. То есть модернизация НПЗ соответствовала тому экономическому курсу, который выбрала для себя Беларусь. Но по большому счету они спекулировали бензином, поскольку покупали у нас дешевую нефть, а на Запад продавали дорогой бензин. Фактически за счет этого Беларусь и существовала. Всякий раз, когда образовывалась дыра в бюджете, потому что потоков не хватало, белорусские власти все время приходили к России просить кредит. Хотя меня всегда интересовало, за счет чего они будут отдавать деньги. Думаю, что и те люди, которые принимали решение о выдаче кредита, также были не уверены в его возврате. Сейчас чаша терпения переполнена, и получить легко новый кредит не удастся. — Это вы говорите об обсуждаемом кредите в размере 3 млрд. долларов от ЕврАзЭС? — Да, думаю, именно 3 млрд долларов легко получить не удастся. Хотя какие-то деньги будут получены, потому что трудно разорвать отношения с Беларусью и поставить ее под угрозу экономической катастрофы. Я уверен, что «халява», которая была, для Беларуси закончилась. Даже из-за моральных принципов поддерживать абсолютно безнадежную экономику и политику нельзя. — Получается так, что кризис в Беларусь начался с ограничением поставок беспошлинной нефти? — Да, он так и начался, потому что зарабатывать оказалось не на чем. — Многие считают, что причины нынешнего экономического кризиса в Беларусь носят чисто субъективный характер. Вы согласны с этим, действительно ли все проблемы Беларуси заключаются в Лукашенко? — Фактор президентских выборов также сыграл здесь роль. Лукашенко – популист, а популизм всегда приводит к обесцениванию национальной валюты. Дворкович в этом плане прав, сказав , что кризис начал развиваться сразу после выборов. До выборов белорусские власти из последних сил раздавали направо и налево деньги, это привело к тому, что после выборов деньги стали обесцениваться катастрофически, потому что они ничем не обеспечены. Стало всем очевидно, что концы с концами не сходятся. Но среднестатистическому белорусу, особенно пенсионерам, это не было заметно, потому что еще два года тому назад пенсии в Беларуси были удовлетворительными. Теперь цены выросли, и концы с концами теперь не сходятся и у пенсионеров. Думаю, что сейчас над белорусскими пенсиями нависла очень большая угроза. Беларусь может напечатать денег сколько угодно, в отличие от Греции, которая входит в зону евро. В краткосрочной перспективе эмиссия не будет заметна. Два месяца будет выдаваться пенсия – это большая радость. А обесценивание денег происходит не мгновенно, а с некоторым лагом, в течение которого ты успеваешь провести выборы, а потом вот приходится расплачиваться всей стране. Так что популистская политика накануне выборов стала спусковым крючком девальвации. Но дело шло к такому сценарию последние 15 лет, просто все проблемы имели скрытый характер. — Говорят, что официальная статистика по Беларуси далека от реальности, что реальные цифры никому не известны. Это ведь также мешает оценке того, что сейчас происходит с белорусской экономикой? — Да, это так на самом деле. Кроме того, та статистика, которая сейчас там есть, она советская – считается то, что произведено, а не то, что продано. Это очень сильно искажает картину, потому белорусская промышленность работает фактически на склад. Еще надо учитывать всевозможные приписки к статистике. — То есть реальную экономику никто не видит? — Реальную экономику не видит даже президент, хотя представление о ней более или менее точное он имеет. — Переход на российский рубль вообще когда-нибудь возможен? — Переход на российский рубль сейчас абсолютно невозможен. Дело в том, что непонятно, в каких объемах необходимо будет производить эмиссию российских рублей, чтобы их хватило для белорусской экономики. Сначала надо в целом перестроить экономику Беларуси, чтобы она стала самодостаточной. Кстати, я начал наблюдать за Беларусью еще с 90-х годов, когда был впервые поставлен вопрос об общей валюте. Я лично ездил по приглашению самого Лукашенко во главе делегации из России, которая должна была договариваться об общей валюте. То есть уже в 90-е годы начал обсуждаться вопрос об общей валюте. Я сразу понял, что дело безнадежное. Дело в том, что президент, который нас пригласил, забыл встретиться, вдогонку сказал нам какие-то грубости по поводу этой валюты. Причем депутаты были очень доброжелательно настроены. Но проблема единой валюты не может быть решена отдельно от проблем экономики, которые за последние 15 лет разумным образом не решались. Экономика все время балансировала на острие ножа. Дадут подпитку откуда-нибудь – опять бодро ходят. Если подпитка задерживается, то экономика вот-вот грозит свалиться в пропасть. Боюсь, что сейчас Белоруссия совсем подошла к краю пропасти, может быть, даже начала сваливаться. — Каким образом можно решить проблемы Беларуси? — У них есть более или менее гарантированный путь улучшения ситуации – это приватизация. Есть большое количество активов, которые интересны российскому бизнесу. Думаю, что в краткосрочной перспективе у Беларуси не будет выбора. Приватизация – это ресурс для прекращения кризиса. Хотя, уверен, Минск попытается еще поканючить и получить от России кредит. Кроме того, в краткосрочной перспективе они, конечно, должны девальвировать своего «зайчика» еще сильнее. Абсолютно очевидно, что сейчас он девальвирован недостаточно. По моим представлениям, можно девальвировать еще вдвое. Хотя для того чтобы понять, насколько переоценен белорусский рубль, необходима точная статистика по платежному балансу. В том, что он переоценен, нет никакого сомнения, поскольку в магазинах уже пустые полки и белорусы запаслись солью. Экономика очень сильно оторвалась от рыночных рельсов. — Вот вы говорите, что экономика Беларуси должна быть самодостаточной, а за счет чего она станет таковой, если на нефти заработать уже не удастся? — К сожалению, ничего революционного здесь предложить нельзя. Надо сделать более либеральным законодательство в области экономики, с тем чтобы вход на рынок для малого предпринимателя стал более простым. Дело в том, что целые отрасли, например сельское хозяйство, с помощью дотаций отгораживаются от рынка. Пока это будет продолжаться, конкурировать с госкомпаниями небольшим производителям будет невозможно. Источник: http://vz.ru/



Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю