USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Василий Иванов | 15 декабря 2011

Ради черного золота белорусы готовы лезть в африканские джунгли

Белорусские власти, похоже, нашли замену лопнувшему проекту по добыче нефти в Иране. Новым местом дислокации белорусских нефтяников может стать Нигерия. Государственное производственное объединение «Белоруснефть» провело переговоры о сотрудничестве с нигерийской компанией New Fields Oil and Gas Services Limited и даже подписала соответствующий меморандум. 

Naviny.by попытались выяснить, окажется ли нефтяной проект с Нигерией более удачным? И какие в принципе нефтяные перспективы есть у Беларуси в стране, где похищения людей и взрывы трубопроводов являются частью нефтяного бизнеса? 

Беларусь уже не первый год пытается получить возможность разрабатывать нефтяные месторождения в богатых черным золотом странах. Это относительно новая фишка экспортно-энергетической стратегии Беларуси, правда, пока еще не ставшая успешной. Из двух ранее начатых крупных нефтяных проектов — в Венесуэле и Иране — в живых остался только первый. С Ираном из-за финансово-экономических разногласий Беларусь контракт разорвала.  

Венесуэльский проект тоже еще относительно сырой и пока только набирает обороты. Лишь в этом году объем добычи нефти, по прогнозам, приблизится к 1 млн. тонн. В следующем году Беларусь планирует выйти на ежегодный объем добычи нефти в Венесуэле в 1,5 млн. тонн. 

Но одного проекта по удаленной добыче нефти для властей, понятное дело, слишком мало. Это никак не вписывается в озвученную стратегию по наращиванию добычи нефти за рубежом, причем, в таких специфических странах, как, например, Мьянма, Катар, Вьетнам. Теперь вот дошла очередь и до Нигерии. 

Планы пока очерчены вкратце. Во время переговоров «среди потенциальных направлений взаимодействия назывались освоение белорусскими специалистами остаточных извлекаемых запасов, оказание сервисных и научно-консультационных услуг по разработке месторождений в Нигерии, предоставление наших технологий по повышению нефтеотдачи пластов». 

«Представители нигерийской компании проанализируют полученную информацию для выработки дальнейшей совместной стратегии по разработке месторождений», — пояснили в пресс-службе «Белоруснефти». 

Если оценивать запасы нефти в Нигерии, а они составляют примерно 9 млрд. тонн (по этому показателю страна входит в мировую десятку), разработка месторождений здесь кажется вполне себе перспективной. И не случайно в Нигерии работают многие крупные нефтегазовые компании. 

Но далеко не факт, что здесь смогут работать и белорусские нефтяники, считают эксперты. Помешать «Белоруснефти» реализовать свои планы могут специфические особенности ведения бизнеса в Нигерии. 

«Компании, которые работают, говорят, что проблем особых не испытывают. Те же компании, кому не удалось наладить успешный бизнес по разработке нефтегазовых месторождений, говорят, что в Нигерии невозможно работать. И поясняют, что многое зависит от того, как ты договорился с властью», — отмечает директор Института национальной энергетики (РФ) Сергей Правосудов. 

Ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев отмечает еще одну ключевую проблему Нигерии — риски криминального характера. 

«В Нигерии работать сложно и по причине периодически происходящих похищений сотрудников и диверсий, — отмечает эксперт. — Тем не менее, здесь, например, успешно работают китайцы. Они чуть что, сразу берутся за оружие. Поэтому, чтобы успешно работать в Нигерии, надо уметь себя защитить».

С экономической же точки зрения, по мнению эксперта, работа Беларуси в Нигерии может быть вполне успешной. 

«Разрабатывать месторождения и добывать нефть в Нигерии экономически более целесообразно, чем в Венесуэле. Во-первых, качество нефти лучше (65% добываемой нефти — это легкие сорта с низким содержанием серы. — ред.). Во-вторых, Беларусь может не только продавать эту нефть, но и поставлять на собственный рынок с меньшими затратами, чем при поставках из Венесуэлы», — подчеркивает Рустам Танкаев. 

Впрочем, ряд экспертов полагают, что максимум, на что может рассчитывать Беларусь в Нигерии, — это поставка оборудования и работа по сервисным контрактам. Нигерийские власти вряд ли пойдут на то, чтобы позволить Беларуси добывать нефть внутри страны. 

Чтобы рассчитывать на большее, Беларуси, вероятно, придется играть не по общепринятым в нефтебизнесе правилам, а по неписанным местным законам. Рустам Танкаев в этой связи привел пример положительного опыта работы Китая в Туркменистане, где зарубежные компании сталкиваются с проблемами, аналогичными тем, что есть и в Нигерии. 

«Один из руководителей нефтяной российской компании рассказывал, как в Туркменистане проходят конкурсы на получение лицензий на разработку месторождений. Каждый участник приносит чемодан с деньгами, ставит на весы. Чей чемодан тяжелее, тот и получал лицензии. И обычно побеждал Китай. Учитывая, что в Нигерии уровень коррупции не ниже, чем в Туркменистане, нужно быть готовым к таким вещам. И чтобы рассчитывать на успех, нужно уметь рисковать деньгами», — отметил эксперт. 

При этом он еще раз подчеркнул, что опыт работы Китая в Туркменистане показывает: даже от рискованных проектов по разработке месторождений нефти и газа можно получать значительные выгоды. «Но Китай, в конечном счете, работает на интересы своей страны, а вот что касается белорусского руководства, то в этом я не уверен», — отметил Рустам Танкаев. 

Лезть в джунгли белорусское руководство вынуждает хроническая непроходимость на восточном направлении. Наиболее экономически целесообразный «заграничный» вариант — добыча нефти в России — пока лишь мечта. И Александр Лукашенко неоднократно попрекал Россию тем, что она не пускает белорусских нефтяников немножко поковыряться в ее необъятных недрах. Из-за этого Беларусь, мол, вынуждена искать альтернативные варианты за тридевять земель — в Иране, Венесуэле и других странах. 

«Да, у России есть определенные ограничения по доступу к месторождениям, — отмечает Рустам Танкаев. — Есть понятие стратегического резерва, куда попадают все месторождения с извлекаемыми запасами более 70 млн. тонн. И разрабатывать крупные месторождения имеют право только те компании, доля государства в которых 51% и выше. Что касается Беларуси, то, насколько мне известно, с вашей стороны было несколько попыток получить возможность участия в проектах по разработке нефтегазовых месторождений. Но предлагаемые проекты были плохо разработаны». 

Хотя, считает эксперт, при правильном планировании и организации бизнеса Беларусь вполне может участвовать в проекте по разработке и добыче нефти в России с одной из местных компаний. 

«В настоящее время в России работает много малых нефтяных компаний. Они частично продаются, частично покупаются. У нас даже можно купить и готовый бизнес, и не обязательно заниматься разведкой», — подчеркнул эксперт. 




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю