Василий Иванов | 12 мая 2011

Рубли уходят в никуда

Минск, запустивший девальвацию в обменниках, ожидал, что это позволит стабилизировать ситуацию на внутреннем валютном рынке, но валюта в обменных пунктах Беларуси пока не появилась. Российского кредита, который позволил бы правительству Александра Лукашенко и далее удерживать множественные курсы рубля, в Минске также не дождались. Теперь Москва предлагает Беларуси провести приватизацию и просить помощи у Международного валютного фонда. Последние пять лет в Беларуси действовала рекомендация Нацбанка по ограничению курса на наличном рынке в 2 процента от официально объявленного. В условиях ажиотажного спроса на валюту в течение марта-мая и ее практического отсутствия в обменниках, желающие приобрести инвалюту должны были выстаивать многочасовые очереди в надежде, что кто-нибудь сдаст евро или доллары. После отмены ограничения белорусские коммерческие банки выставили обменные курсы, до 30 процентов отличные от курса Нацбанка. Однако удовлетворить изнывающих в очередях граждан им по-прежнему нечем: банки имеют право реализовывать лишь ту валюту, что была сдана в обменники населением. Сам Нацбанк не будет продавать валюту (регулятор еще 22 марта прекратил продавать банкам доллары и евро для обменников) и трогать свои исхудавшие золотовалютные резервы. Новый курс, сформированный Нацбанком с использованием "рыночных подходов", по мнению белорусских чиновников, "позволит не только удовлетворить спрос граждан на иностранную валюту, но и лишит смысла дальнейшее активное приобретение иностранной валюты населением для создания сбережений". Впрочем, однозначной уверенности в этом нет, поскольку нет гарантии, что высокие девальвационные ожидания населения исчезнут. Это значит, что наличную валюту продавать также никто не будет. Соответственно, валюта в обменниках не появится, если Нацбанк не восстановит поддержку банков. С 12 мая Нацбанк Беларуси расширяет прогнозный коридор девальвации нацвалюты по отношению к корзине валют (доллар, евро, российский рубль) с 8 до 12 процентов. К 11 мая курс рубля на биржевых торгах к корзине валют снизился на 8,35 процента с начала года. Между тем, установленный на 12 мая официальный обменный курс Нацбанка не отличается от курса на 11 мая (3061 рубля за доллар). "Рыночные подходы" регулятора оказались не совсем рыночными. Отпустив "зайчик", Нацбанк одновременно попросил банки временно (до конца этой недели) держать в обменниках курс 4 тысячи рублей за доллар. И банки прислушались (корреспондент "Ленты.ру" в Минске утверждает, что 11 мая курс продажи инвалюты в обменных пунктах был зафиксирован на уровне 4 тысяч рублей). Впрочем, в случае, если бы Нацбанк не попросил сдержать рубль, банки стали бы "гнать" курс на наличном рынке, что, в свою очередь, ударило бы по внебиржевому рынку юрлиц. Сейчас в Беларуси существуют три курса соотношения валют с местным рублем: официальный курс НББ (около 3000 рублей за доллар), установленный коммерческими банками в обменниках (4000 рублей за доллар, соответствует значению, которое сложилось на "сером" рынке) и внебиржевой, по которому валюту в больших объемах покупают юрлица (около 5000 рублей за доллар). Несколько недель назад Национальный банк снял ограничения по курсообразованию на межбанковском и внебиржевом рынке. В результате безналичные валютные сделки выявили, что девальвация белорусского рубля превысила 65 процентов. То есть и при наличном обмене курсу рубля есть куда валиться. Пускай и в направлении спекулянтов. Два года назад, в январе 2009 года, Нацбанк Беларуси по требованию МВФ единовременно девальвировал белорусский рубль на 20 процентов. Тогда процесс постепенной стабилизации на рынке наличной валюты занял 3-4 месяца в условиях сохранения валютных интервенций со стороны Нацбанка. Не исключено, что и сейчас ситуация успокоится не сразу, ведь однозначно решить проблему может лишь полный возврат к единому обменному курсу. Но на это Нацбанк Беларуси пока не решился. Последовательность действий белорусского регулятора, на самом деле, вызывает много вопросов. В апреле, после официально объявленной отмены ограничений по курсообразованию на внебиржевом рынке, Нацбанк дал коммерческим банкам устную рекомендацию по максимальному курсу доллара (не более 4,5 тысячи рублей за доллар). Это парализовало рынок на неделю, вплоть до отмены этих рекомендаций с 27 апреля. Не менее спорным выглядит и решение регулятора удерживать заниженным официальный курс белорусского рубля на фоне девальвации двух других курсов. Сейчас этот курс действует на биржевых торгах, на которых экспортеры, по существующему в Беларуси правилу, должны продавать до 30 процентов валютной выручки. Компании здесь могут приобретать валюту для закупки медикаментов, оплаты энергоносителей и погашения валютных кредитов. Газета "Коммерсантъ" указывает, что подобная схема вынудит Нацбанк защищать оставшиеся в его распоряжении резервы от лоббистских атак белорусских предприятий, которые будут претендовать на получение валюты от НББ по официальному заниженному курсу для погашения валютных кредитов и, соответственно, "отстаивать занижение официального курса на как можно более долгий срок". Заграница не поможет Жесткий валютный кризис, который Беларусь переживает с середины марта на фоне истощения золотовалютных резервов (все это спровоцировали рекордный рост дефицита внешней торговли и предвыборное повышение Александром Лукашенко зарплат бюджетникам), вызвал резкое падение доверия к белорусскому рублю, рост цен на импорт и перебои с поставками некоторых импортных товаров. Резервов у Минска немного - на 1 апреля их оставалось менее 4 миллиардов долларов (от силы хватит на один месяц импортных закупок, хотя более-менее надежным считается показатель в три месяца). Беларусь рассчитывала стабилизировать ситуацию с помощью обещанных Россией кредитов, а Москва, в свою очередь, выдвигала условием выделения займа проведение в Беларуси экономических реформ, сокращение расходов бюджета, а также говорила, что ожидает от Минска расширения коридора колебаний рубля и ликвидации множественности валютных курсов. Но 11 мая вице-премьер России и министр финансов Алексей Кудрин обнародовал новую позицию России на переговорах с Белоруссией. Выяснилось, что 3 миллиарда долларов, которые Минск рассчитывал получить уже в 2011 году, Москва предоставлять не собирается. Беларусь, напомним, с марта 2011 года ведет переговоры с правительством России о выделении в 2011 году кредита на миллиард долларов и рассчитывает получить еще около 2 миллиардов от контролируемого Россией антикризисного фонда ЕврАзЭс. Согласно Кудрину, напрямую Россия кредитовать Белоруссию не будет, однако Минск может претендовать на три миллиарда долларов из антикризисного фонда ЕврАзЭС (в кредите ЕвразЭС - организации экономического сотрудничества, в которую объединены несколько стран бывшего СССР - 80 процентов денег будут российскими, остальное обеспечит Казахстан). При этом все еще не согласованная программа кредитования Беларуси будет растянута на 2011-2013 годы (по миллиарду в год). Нацбанку Беларуси в ситуации, когда Минск в 2011 году в лучшем случае получит лишь 1 миллиард долларов, удерживать курс рубля просто не было смысла. Не исключено, что Москва будет тянуть с кредитом до того момента, пока Минск не отпустит и биржевой курс, ведь в противном случае деньги из фонда ЕврАзЭс напрямую отправятся белорусским компаниям. Увеличивать размер транша тоже никто не будет, ведь без четкой программы реформ эти деньги просто проедят. Москва же хочет непосредственно следить за тем, как белорусы будут выполнять данные обещания. Основания для такого подхода у России есть - белорусские власти наловчились "проедать" чужие кредиты без какой-либо значимой отдачи. Согласовать условия будущего кредита Кудрин надеется к визиту премьера РФ Владимира Путина в Минск 19 мая. Отвечая на вопрос, не рухнет ли экономика Беларуси, пока будут идти эти обсуждения, Кудрин был настроен оптимистично. "Ничего особенного в Беларуси за это время не произойдет, кроме того, что уже происходит", - цитирует слова российского министра "Интерфакс". В любом случае миллиарда долларов Беларуси для стабилизации ситуации на валютном рынке не хватит, поэтому Москва советует Минску обратиться за помощью к МВФ и устроить распродажу госсобственности. Приватизация, по оценке Кудрина, позволила бы Минску получить около 2 миллиардов долларов уже в 2011 году. Но Лукашенко это вряд ли понравится, ведь продавать в кризис - терять миллиарды долларов. Посол России в Минске Александр Суриков ранее предлагал белорусской стороне вернуться к обсуждению вопроса о единой с Россией валюте. Но Нацбанк заявил тогда, что подобная тема не является актуальной. Обращение за помощью к МВФ столь же маловероятно. Беларусь уже получила за последние два года 3,5 миллиарда долларов кредитов от МВФ и разместила евробонды на 1,8 миллиарда долларов. Кредитовать Минск в сложившейся ситуации просто опасно, но Москва, по словам Кудрина, поддержит Белоруссию в случае ее обращения за помощью в МВФ. МВФ не является политизированной организацией, однако требует от своих должников проведения либеральных экономических реформ (например, требовал от Минска той же девальвации, причем еще несколько месяцев назад), да и вообще уже навыдавал Минску кучу кредитов. С большой долей вероятности не поддержат режим Лукашенко и другие кредиторы, ведь в политической борьбе с оппозицией белорусский лидер в последнее время зашел чрезмерно далеко. Не занимать Беларусь уже не может. В случае, если правительство не сумеет рефинансировать свои внешние долговые обязательства, в Беларуси может начаться настоящий кризис, последствия которого будут непредсказуемы. По состоянию на начало 2011 года валовой внешний долг страны составил 28,5 миллиарда долларов, или более 50 процентов ВВП страны. Ключкин Антон Источник: http://lenta.ru



Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю