USDКурс вырос 1.9703
EURКурс вырос 2.1019
Василий Иванов | 16 декабря 2011

Юристы увидели маленький лучик надежды

Запланированное на 15 декабря рассмотрение Палатой представителей во втором чтении скандального законопроекта «Об адвокатуре» не состоялось. По данным «Ежедневника» новый министр юстиции Беларуси Олег Слижевский решил взять паузу.

По неофициальной информации Олег Слижевский хочет дополнительно изучить законопроект, который вызвал неоднозначную реакцию в юридическом мире и услышать разные мнения о планируемой реформе.

Напомним, что этим законопроектом вводится полная монополия адвокатов на представление интересов клиентов в любом суде Республики Беларусь. Таким образом, юридические фирмы и индивидуальные предприниматели, оказывающие юридические услуги бизнесу, будут поставлены за грань выживания. «Ежедневник» уже не раз освещал данную тему. Но мы решили вспомнить о ней вновь, воспользовавшись предоставленным выше поводом. Не претендуя на полномасштабное социологическое исследование, мы поговорили с представителями юридического бизнеса, чтобы донести их позицию до нового министра. 
Каждому из собеседников мы задали одинаковые вопросы:
1. По Вашему мнению, в чьих интересах проводится реформа системы оказания правовой помощи в Республике Беларусь? Кто заинтересован в установлении монополии на представление интересов предпринимателей в хозяйственных судах?
2. Каковы перспективы развития юридических услуг в случае принятия законопроекта в текущей редакции?
3. Станете ли работать под эгидой адвокатуры лично Вы и работники Вашей компании?

По нашему мнению, это именно те вопросы, которые должны были чиновники представителям юридического бизнеса, прежде чем начинать такую глобальную реформу.

Олег Панин, владелец частного предприятия "Юридическое бюро Олега Панина", г. Брест, юрист-лицензиат.
Предприятие является одним крупнейших в Брестской области. Специализация - корпоративное и хозяйственное право. Награжден дипломом Министерства юстиции Республики Беларусь «Лучший индивидуальный предприниматель, оказывающий юридические услуги» ( 2010 г.)

1. Не могу сказать, в чьих интерсах реформа проводится, и кто заинтересован в у становлении подобной монополии, но точно знаю, кто в ней не заинтересован: бюджет, субъекты хозяйствования, которые предпочитают прибегать к помощи специалистов в хозяйственном праве из традиционно сложившегося интитута, а также все те лица, кто зарабатывает на жизнь себе и своим близким. По -видимому, реформа проводится в интересах тех, кто не заинтересован в развитии интитута юридической помощи.

2. Институт юридической помощи в Республике Беларусь будет фактически будет отброшен на 15 лет назад в своем развитии. Какие тут могут быть перспективы.

3. Если адвокатура предоставит возможность работать в команде с наличием инфраструктуры, то мы готовы сотрудничать.

Илья Латышев, Управляющий партнер, директор ООО «Юридическая группа «ВЕРДИКТ БАЙ», г. Минск.
Одна из самых быстро развивающихся компаний на рынке юридических услуг Республики Беларусь, на сегодняшний день работает 12 юристов. Совместно с Академией управления при Президенте РБ компанией предоставляются места для прохождения стажировки для лучших студентов юридического факультета.

1. Логично предположить, что преимущества от монополизации представительства в хозяйственных судах получат адвокаты, коль скоро только они (помимо штатных юристов) смогут представлять интересы предприятий.
Хотя смогут ли адвокаты справиться с этими «преимуществами», хватит ли у них ресурсов для этого - покажет время. На сегодняшний день адвокаты ассоциируются у всех с уголовными и гражданскими делами, коими они в большей степени и занимаются. А хозяйственный процесс – это прерогатива юристов-хозяйственников. 
И известных адвокатов, практикующих в хозяйственных судах, раз-два и обчелся.
Кроме того, у адвокатуры и сейчас не хватает средств, чтобы обеспечить всех адвокатов полноценными рабочими местами: в одной комнате могут ютиться до 10 адвокатов и на них приходится только один компьютер. А смогут ли адвокаты при таком положении дел полноценно, быстро и качественно обслужить бизнес-клиентов, привыкших к высоким стандартам обслуживания в юридических фирмах, пока не понятно.

2. Развитие юридических услуг в целом как отрасли, несомненно, затормозиться.
Во-первых, от юристов-хозяйственников отрежут значительный кусок работы. Соответственно, упадет выручка, снизятся налоговый отчисления, на улице окажется часть тех юристов, которые до этого занимались судами.
Во-вторых, невозможность юристов-хозяйственников оказывать клиенту комплексные услуги негативно отразиться на их имидже в глазах клиентов. Ну скажите, как можно доходчиво объяснить клиенту (особенно нерезиденту), что эту услугу ты оказать можешь, а вот эту – нет. Сразу у нерезидентов возникает вопрос – так вы что, недостаточно компетентны (опытны, аттестованы), что вы судами не занимаетесь?
В-третьих, такой подход приведет к тому, что многие юристы, практиковавшие в судах, просто уйдут в тень. Не секрет, что запрет юристам-хозяйственникам представлять интересы клиентов в общих судах, действовавший испокон веков, в случае острой необходимости преодолевался довольно просто – юрист устраивался в штат клиента на 0,1 ставки и ходил в суд. Теперь такой же подход необходимо будет экстраполировать и на хозяйственные суды. А что такое работа в тени, объяснять никому не нужно: это и необлагаемые налогами суммы, и отсутствие ответственности за свою работу, и нанесение ущерба имиджу юристов-хозяйственников, и ценовой демпинг, и многое другое.

3. Лично я в адвокатуре себя не вижу. Лучше я вообще уйду из юридического бизнеса и займусь чем-то другим, чем стану адвокатом.

Светлана Бабинцева, директор ООО «БКС-Право», г. Минск.
Молодая юридическая компания, сопровождение хозяйственной деятельности для малого и среднего бизнеса Республики Беларусь.

1. Лично для меня это является самым сложным вопросом. На первый взгляд ответ на него очевиден – заинтересованы конкуренты, то есть тот институт, в интересах которого вводится монополия на представление интересов в хозяйственных судах. Однако, по странному стечению обстоятельств проект закона в его текущей редакции поддерживается значительным количеством государственных органов. Но, самое для меня печальное, что единственным обоснованием необходимости реформирования является исключительно фраза – «институт оказания юридической помощи должен быть единым». И я не против защиты интересов государства в целом, и граждан в частности. И если бы в основе реформы лежали расчеты его экономической эффективности, логические обоснования, модернизация устаревшего законодательства, мне легче было бы ответить на Ваш вопрос. Боюсь что, как и в большинстве других случаев, последствия принятия этого нормативного акта непредсказуемы даже для его авторов.

2. Я не вижу никаких перспектив развития рынка юридических услуг. Как я уже сказала выше, логика авторов проекта известна только им. У меня, как и многих моих коллег, возникают опасения, что необдуманность законопроекта приведет к разрушению сложившейся системы оказания юридических услуг в области предпринимательской деятельности, не предложив взамен реальной работоспособной альтернативы.

3. Слишком уж широк спектр дел, по которым адвокат может работать. Я не считаю возможным рисковать качеством своей работы и репутацией своей компании, будучи понужденной к оказанию юридических услуг в областях права, не являющихся моей специализацией. Поэтому мой ответ – нет.

Александр Сацук, индивидуальный предприниматель, оказание юридических услуг в г. Минске.

1. Ответ на первый вопрос лежит в области предположений, а также начального курса экономической теории. В принципе, любой вменяемый студент абсолютно точно ответит на вопрос: Кому выгодно установление монополии? Она выгодна только монополисту, который ввиду отсутствия конкуренции, имеет возможность навязывать свои, часто совершенно не справедливые условия. В данном случае, устанавливается адвокатская монополия. Чтобы не было такого перекоса в сторону монополиста, во всем мире принимаются законы о противодействии монополистической деятельности. Мои оппоненты говорят, что конкуренция будет внутри адвокатуры. Но это тоже самое, если бы всех одним махом заставили ездить только поездом, запретив пользоваться автомобильным и авиатранспортом. Зачем ликвидировать целую подотрасль, если она успешная, и ее функционирование не вызывает нареканий ни со стороны государства, ни со стороны клиентов?

2. То, что сейчас происходит на рынке юридических услуг, у меня вызывает стойкую ассоциацию с принудительной коллективизаций и раскулачиванием в России в начале 20 века. Всех крестьян загнали в колхозы, а кто не хотел (а это были трудолюбивые люди, умеющие работать на земле и имеющие эффективно функционирующее хозяйство) раскулачили и выслали в Сибирь. К чему это привело, мы все знаем. Эффективность сельского хозяйства резко снизилась. Из страны экспортирующей продовольствие, Россия превратилась в страну импортирующую продовольствие. Прямым следствием этого явился голод в Беларуси, России и Украине, унесший тысячи жизней.

В Беларуси сейчас происходит именно принудительная коллективизация юридического хозяйства страны, без наличия каких-либо объективных причин, без какого-либо обоснования и каких-либо расчетов. К развитию рынка юридических услуг это, конечно же, объективно привести не может ни при каких обстоятельствах. Это чистой воды вредительство и, по моему мнению, повод для нового министра юстиции провести служебное расследование. Кто и с какой целью все это затеял? Кто непосредственный автор положений закона, которые запрещают юристам-хозяйственникам представлять интересы клиентов в суде? Проводились ли на эту тему социологические исследования среди белорусского бизнеса, зарубежных инвесторов, сотрудников хозяйственных судов и т.д.? Почему без какой-либо мотивации был отклонен тот вариант законопроекта, который разрабатывался с участием юристов-хозяйственников? Я считаю, что без злоупотреблений со стороны отдельных чиновников тут явно не обошлось.

3. Если бы я хотел быть адвокатом, то давно бы им был. Но я никогда не стремился к этому и новый закон никак не влияет и в принципе не может повлиять на мой выбор. И я не знаю ни одного юриста-лицензиата, который стремится в адвокатуру. На каком-то интернет-форуме я читал, что вроде есть такие, особенно в глубинке, где лицензиатам трудно найти постоянных клиентов среди субъектов хозяйствования. Но думаю, что если это и так, то это случайные люди в юридическом бизнесе, которые возможно и ранее мечтали об адвокатской карьере, но по каким-то причинам у них не получилось. В любом случае, это их выбор и для его реализации нет объективной необходимости ограничивать права юристов-лицензиатов.

Я же хочу заниматься именно юридическим бизнесом, и оказывать юридические услуги именно бизнесу. Этот выбор я сделал, когда еще учился на юрфаке. Став же адвокатом, даже с учетом хозяйственной специализации, мне, так или иначе, пришлось бы участвовать в уголовных процессах, быть адвокатом по назначению, защищать лиц, обвиненных в различных преступлениях. Но я не хочу защищать таких лиц. Безусловно, все граждане имеют конституционное право на защиту. Но в любом случае, адвоката они найдут и свои права реализуют, даже если предположить, что сейчас коллегии адвокатов не справляются. Есть множество юристов, которые мечтают об адвокатской карьере и смотрят значительно проще на озвученную ситуацию. Эти лица, могут доказывать суду невиновность обвиняемого, даже если сами уверены в обратном. Так и должны действовать настоящие адвокаты!

Но это не мое! Я не смогу, так как слишком эмоциональный и все принимаю близко к сердцу. Я знаю, что на каком-то этапе просто сломаюсь. Поэтому ни пряниками, ни кнутами меня в адвокатуру не загонишь. Но это мое решение никак не повлияет на реализацию гражданами права на юридическую помощь. Если адвокатура не справляется со своей задачей, пусть увеличивает штат в 2-3 раза. Желающих быть адвокатом, всегда было в несколько раз больше, чем вакантных мест в коллегиях. 



Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю