USDКурс вырос 1.9703
EURКурс вырос 2.1019
17 августа 2015

Движения юаня: кому выгодна девальвация китайской валюты

В ближайшее время ослабление юаня никак не изменит положение российского потребителя. А если юань будет включен в корзину валют МВФ, то российский ЦБ сможет использовать его как резервную валюту вместо доллара - полагают эксперты daily.rbc.ru Олег Шибанов и Ольга Щербакова.

Условное плавание

Народный банк Китая пошел на беспрецедентный шаг: 11 августа он снизил «средний курс» юаня на 1,86% по отношению к доллару. Несмотря на заверения китайских властей о том, что это является «единоразовой коррекцией», 12 и 13 августа курс был понижен еще на 1,62 и 1,12% соответственно, то есть до 6,40 юаня за доллар. Это является минимальным показателем с июля 2011-го.

Почему снижение на 1,86% — беспрецедентный шаг? Во-первых, в этом году изменения дневного «среднего курса» не превышали 0,16%. В отличие от рыночного именно «средний курс» НБ Китая считает «макроэкономически равновесным». Если движение рыночного курса юаня во время дневных торгов начинало колебаться в коридоре плюс-минус 2% от «среднего курса» — ЦБ использовал валютные интервенции для стабилизации курса.

Во-вторых, это крупнейшее движение юаня за последние 20 лет, на первый взгляд не вызванное какими-то институциональными изменениями. В январе 1994 года курс был изменен за один день на 33% — но это было вызвано слиянием разделенных рынков валюты. В июле 2005 года юань подешевел на 2,1% — что фактически являлось изменением режима с фиксированного по отношению к доллару на «условно плавающий» по отношению к корзине валют торговых партнеров Китая. Именно с того момента появляется граница изменения курса юаня к доллару в течение дня.

Можно сказать, что девальвация происходит в рамках режима условного плавания и больших институциональных изменений не происходит. Тем не менее фактически ЦБ Китая снова поменял свой подход к курсообразованию. До сих пор «средний курс» определялся по секретному правилу, которое привязывало юань к валютам основных торговых партнеров. И эта зависимость была неизвестна рынку. При этом курс мог меняться произвольно — что, видимо, и происходило в последние месяцы. Китай продавал валютные резервы для поддержки юаня. Теперь НБ Китая утверждает, что «средний курс» будет в том числе ориентироваться на рыночный курс предыдущего дня. Это может означать, что юань может ослабляться на 2% в каждую торговую сессию (что почти случилось 12 и 13 августа).

Рынки заволновались

Как самая крупная экономика мира (по паритету покупательной способности) Китай оказывает существенное влияние на экономики других стран. По сообщениям Bloomberg, сводный индикатор фондовых рынков развивающихся стран 12 августа снизился до минимального уровня с 2011 года. Появились опасения, что девальвация сигнализирует о проблемах в экономике КНР.

Действия китайского НБ привели к снижению валют многих азиатских стран. Кроме этого рыночного явления (когда другие валюты следуют за юанем), есть опасение, что ЦБ других развивающихся стран прибегнут к ослаблению валют для сохранения конкурентоспособности на мировом рынке. В дополнение многие фондовые рынки развивающихся стран существенно упали 12 августа.

Китай является крупнейшим в мире потребителем сырьевых товаров, и очевидно, что решение китайского ЦБ негативно отразилось — и может еще отразиться — на сырьевых ценах из-за ожиданий замедления китайской экономики. Индекс Bloomberg Commodity, отслеживающий 22 сырьевых товара, 11 августа упал на 1,1%. Хотя повышение конкурентоспособности китайской экономики должно в долгосрочном периоде привести к увеличению физического объема потребления ресурсов.

Падение цен на сырье «потянуло» снижение котировок сырьевых и металлургических компаний. Также снизились цены акций технологических компаний, получающих большую долю выручки на китайском рынке. Например, Apple подешевел на 1,6%.

Кому мешает сильный юань

Номинальный курс юаня к доллару за последний год менялся очень незначительно — с 6,15 юаня за доллар 12 августа 2014 года до 6,21 юаня за доллар 10 августа 2015 года. При этом реальный курс (с учетом инфляции) относительно корзины торговых партнеров укрепился на 13% с июля 2014 по июнь 2015-го. Такое существенное изменение означало постоянное снижение доступности китайских товаров на фоне повышения конкурентоспособности других азиатских производителей, не стеснявшихся ослаблять свои валюты к доллару. Или же испытывавших на себе благотворное влияние укрепления основной мировой валюты без особого вмешательства в рынок.

Таким образом, начальная девальвация на 2% — всего лишь небольшая коррекция к ценам остальных азиатских партнеров. А вот дальнейшее движение курса — крайне интересная история, особенно если он быстро снизится до уровней прошлого года. В данном случае провал экспорта в июле 2015 года и общее снижение его на 0,7% за первые семь месяцев 2015 года к аналогичному периоду 2014-го могут быстро стать историей. Замедляющаяся китайская экономика может разогнаться до темпа роста, который будет устраивать китайские власти.

Второй причиной является снижение цен производителей, которое в июле достигло критических уровней. Падение на 5,4% в годовом выражении означает, что оптовые цены уже испытывают дефляцию, которая может отразиться в ценах потребительских товаров. Сильный юань способствует этому, а ослабление должно поддержать стабильный и невысокий рост цен.

Отток капитала стал третьей важной причиной. Из-за давления со стороны продавцов юаня (объемы продажи сложно оценить точно, но порядок — вероятно, более $400 млрд за год) с июля 2014 года курс юаня должен испытывать тенденцию к снижению. ЦБ Китая продавал валюту из резервов. Но это нет смысла делать долго — особенно когда можно убить двух зайцев одним выстрелом.

Юань вместо доллара

Если первой задачей стала возможность увеличить экспорт и ускорить рост экономики, то второй — повышение значимости юаня на мировом уровне и включение юаня в корзину валют для расчета специальных прав заимствования МВФ. Для этого желательно, чтобы курс юаня определялся на основе рыночного ценообразования.

«Одноразовая» девальвация едва ли может улучшить рыночные характеристики. Важно то, что эта девальвация — в сторону рыночного курса и, кроме того, дальнейшие движения «среднего курса» будут ориентированы на вчерашнюю цену закрытия, а не только на представления ЦБ Китая о «равновесном курсе».

Структура корзины пересматривается раз в пять лет, и решение о том, будет ли юань с 1 января 2016 года включен в число официальных резервных валют наряду с долларом США, евро, фунтом стерлингов и иеной, будет принято в ноябре этого года. Поверят ли участники рынка и МВФ в то, что у ЦБ Китая рыночные намерения? Время покажет — до принятия решения МВФ остается уже немного времени.

Первые два дня изменения курса хотя и не обрадуют экономические власти США (ослабляющийся по отношению к доллару юань приведет к увеличению торгового дефицита США), зато выглядят гораздо более рыночными, чем раньше.

Война девальваций

Начало девальвации фактически продолжает череду экономических потрясений Китая, которая началась с рекордного падения котировок акций на фондовом рынке Китая в июле.

Фактически стартовой точкой начала девальвации послужила публикация достаточно негативных макроэкономических показателей (в том числе снижение темпов роста экономики до 7%). При этом не до конца понятно, насколько можно доверять и этим, достаточно слабым, результатам. Споры о том, насколько данные Национального статистического бюро Китая являются объективными, не утихают.

Скорее всего, правда где-то посередине. Многие экономисты и аналитики склонны полагать, что «на этом девальвация юаня, скорее всего, не закончится. Такие валюты, как сингапурский доллар, южнокорейская вона и тайваньский доллар, которые конкурируют с Китаем, снижаются, и этот шаг Китая может начать войну девальваций», предрек старший стратег Monex в Токио Масафуми Ямамото.

Как это отразится на России? В краткосрочном периоде ослабление юаня почти никак не изменит ситуацию для российского потребителя: значительное падение курса рубля к доллару за последний год означало примерно такое же ослабление курса к юаню.

Что касается среднесрочной перспективы, то более рыночное курсообразование юаня увеличивает вероятность включения его в корзину валют МВФ — а значит, возможность российского ЦБ использовать его как резервную валюту. Что, в свою очередь, может способствовать дальнейшему увеличению торгового оборота между двумя странами.




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю