USDКурс вырос 1.9789
EURКурс вырос 2.122
| 29 апреля 2013

Стив Крокер, ICANN: Законы бизнеса нельзя отменить и в интернете

Корпорация ICANN (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers) на основе соглашений с правительством США занимается регулированием вопросов, связанных с доменными именами, IP-адресами и другими аспектами работы сети интернет в общемировом масштабе. Председатель совета ICANN Стив Крокер посетил прошедший в Москве Форум по управлению интернетом.

О том, можно ли регулировать интернет в отдельно взятой стране, и что будет со спонсируемыми, то есть оплачиваемыми владельцами, общедоступными доменами верхнего уровня (gTLD), если владельцам надоест тратить на них деньги, а также не скупит ли Google или Amazon наиболее лакомые из таких доменов, со Стивом Крокером побеседовал шеф-редактор проекта РИА Новости Digit.ru Игорь Агапов.

— Позвольте начать с общих проблем регулирования интернета. В последнее время активно обсуждается вопрос о том, что различные функции регулирования всемирной сети целесообразно передавать от ICANN международным организациям и национальным правительствам. В частности, эта проблема поднималась на конференции Международного союза электросвязи (МСЭ, ITU) в Дубае, состоявшейся в конце прошедшего года. Как вы относитесь к таким идеям?

— Видите ли, нельзя сказать, что ICANN управляет всемирным интернетом. Наша корпорация выполняет строго ограниченные функции по организации работы с доменными именами и числовыми адресами в сети. Мне кажется, ICANN делает это хорошо, и я не вижу необходимости, чтобы это делал кто-то еще. Зачем? Но этот вопрос сейчас действительно открыт для обсуждения.

— Почему, на ваш взгляд, вопрос о передаче функций управления интернетом стал так активно обсуждаться?

— Я думаю, что здесь дело больше не в существе вопроса, а в его политических аспектах. Лучше спросить о причинах таких обсуждений у тех, кто их инициирует.

— Мнение о том, что международное сообщество должно иметь больше прав в управлении интернетом, насколько я понимаю, разделяется и значительным числом государств — членов МСЭ. Вы полагаете, это правильный подход?

— На конференции в Дубае президент МСЭ Хамадун Туре и я, как специальный гость конференции, в течение двух недель обсуждали этот вопрос с разных сторон и пришли к общему мнению, что МСЭ не должен брать на себя те функции, которые сейчас выполняет ICANN. Мы согласились также, что разные страны могут осуществлять те или меры регулирования вопросов использования интернета в рамках своей юрисдикции. В целом мы с господином Туре — друзья в том, что касается обсуждаемого вопроса.

— Вы сказали, что ICANN выполняет лишь ограниченные конкретные функции. Но ведь управление доменными именами и адресами в интернете — это ключевой для сети вопрос…

— Конечно, это так. Мы делам эту работу в интересах всех для обеспечения деятельности сервис-провайдеров в интернете во всем мире.

— Поговорим о ситуации с интернетом в России. Сейчас у нас в стране принимается все больше законов и еще больше выдвигается разных законопроектов, так или иначе связанных с регулированием интернета. Это такая российская особенность или аналогичные тенденции прослеживаются и в других странах?

— Я не могу сказать, что хорошо знаком с той тенденцией в России, о которой вы говорите. Но в целом могу сказать, что интернет — технология, меняющая мир. И эти изменения затрагивают каждую страну, каждую культуру, каждое правительство. И это хорошо, что в разных странах вызываемые интернетом изменения находят отражение в разных, специфических формах реагирования на них. Одинакового во всем мире подхода к такому сложному явлению быть не может.

— А что вы думаете об идее, что интернет нужно регулировать не в мировом масштабе, а в пределах каждой отдельной страны? Вот у нас в стране обсуждают возможность особого регулирования так называемого российского сегмента интернета…

— Эта идея понятна, но вряд ли может быть названа хорошей. Скажите, что такое «российский сегмент интернета»? Это сложно определить, потому что Россия соединена в сети интернет со многими странами и частями света. И здесь нет разделения границами. Люди в России получают доступ к интернет-ресурсам за ее пределами и наоборот. Поэтому регулирование этого глобального информационного процесса внутри страны какими-то принципиально отличающимися от общего регулирования интернета методами вряд ли возможно.

— Как вы относитесь к жесткому подходу к регулированию интернета, ограничивающему возможности его использования и принятому в некоторых странах, например, в Китае или Иране?

— Китай построил «великий файрволл» (межсетевой экран — ред.) на входе и выходе из национальной сети. В Китае живет больше людей, чем в любой другой стране мира, это касается их всех. Если китайские пользователи захотят изменить положение — они, вероятно, должны этого как-то добиваться.

— Перейдем к новому проекту, осуществляемому сейчас ICANN, — открытию новых общедоступных доменов верхнего уровня (gTLD) в категории спонсируемых, то есть таких, чье функционирование финансируется за счет получивших такие домены владельцев. В России несколько компаний подали заявки на ряд таких доменов, например,.рус,.москва,.дети. Как вы оцениваете финансовые аспекты этого проекта — не может ли получиться так, что владелец подобного домена не захочет или не сможет продолжать его финансирование?

— Да, такое не исключено.

— И что будет с доменом в этом случае?

— Это важный вопрос. Потому что если домен придется закрывать из-за прекращения финансирования владельцем, то пострадают пользователи, зарегистрировавшие имена для своих интернет-ресурсов в этом домене. Поэтому, рассматривая заявки на получение спонсируемых доменов верхнего уровня, мы самое серьезное внимание уделяем тому, чтобы убедиться в устойчивом финансовом положении заявителя. Кроме того, мы предусматриваем специальные меры для того, чтобы в ситуации, когда финансирование такого домена все же прекратилось, у нас был для него «резервный» оператор, который сможет управлять им в случае потери владельца.

— Когда можно ожидать регистрации первых спонсируемых доменов в рамках новой программы?

— Не буду называть точной даты, сейчас мы проводим необходимую подготовительную работу в этом направлении, и она продвигается успешно. Думаю, что первые из них будут делегированы владельцам через несколько месяцев, менее чем через год.

— Насколько я знаю, если несколько претендентов подадут заявки на получение одного и того же спонсируемого домена верхнего уровня, между ними будет проведен аукцион на право его получения, это так?

— Да, это возможно.

— Не получится ли в таком случае, что преимущество в приобретении спонсируемых доменов будет за интернет-гигантами, такими как, например, Google, Amazon или Yahoo, из-за их огромных финансовых ресурсов — они ведь смогут заплатить за домен столько, сколько посчитают нужным?

— Пока мы предполагаем делегировать такие домены по праву первой заявки, но возможность аукционов тоже рассматривается. Что касается того, кто на них может победить, — ну, кто больше заплатит, тот и победит. Это везде так в бизнесе, ни мы и никто вообще не может отменить законы бизнеса, даже в интернете.

— Сколько таких доменов, по оценке ICANN, может быть зарегистрировано в ближайшей перспективе?

— Нами разработаны и будут предложены к регистрации около 1,4 тысячи спонсируемых доменов верхнего уровня. Какие-то из них найдут спрос, какие-то — нет. Я предполагаю, что в обозримой перспективе будет зарегистрировано около тысячи таких доменов.

— Сейчас в мире обсуждается тема противоречия интересов крупных интернет-сервисов вроде YouTube, тех же Google и Amazon, генерирующих огромные потоки трафика, и интересов телекоммуникационных операторов, по чьим сетям этот трафик передается. Операторы сетуют на то, что интернет-сервисы зарабатывают с помощью этого трафика деньги, но инвестировать в развитие сетей, необходимое для передачи растущих объемов трафика, вынуждены сами операторы, без всякого участия сервисных интернет-компаний. Насколько это противоречие на самом деле актуально?

— Я слышал такие разговоры. Не вижу здесь особой проблемы: телекоммуникационные операторы получают от своих абонентов деньги, которые те платят за трафик, потребленный ими в процессе пользования интернет-сервисами. Если каким-то операторам мало этих денег, чтобы развивать свои сети, они могут поднять тарифы на трафик или перестать инвестировать в сети. Но тогда их конкуренты — другие операторы — снизят цены или станут расширять сети опережающими темпами, и в результате к ним уйдут абоненты.

А с другой стороны, я слышал мнение интернет-сервисных компаний, что они вкладывают деньги в создание контента, а телекоммуникационные операторы пользуются плодами этой работы в виде получения денег от больших потоков трафика, генерируемого за счет этого — чужого для них — контента. Вероятно, в этом есть некое противоречие, каждая из сторон видит процесс по-своему. Но, в конце концов, такие противоречия и порождают прогресс.



Теги: услуги, IT, Интернет
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю