USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Ирина Горбач | 20 мая 2016

Чистые улицы и авторитаризм тоже есть, а чудес нет: что мешает Беларуси повторить сингапурское «экономическое чудо»?

Полвека назад Сингапур получил независимость и премьер-министра Ли Куан Ю, который остался с ней на 30 лет, после чего передал власть старшему сыну. Он выбрал стратегию развития, которая позволила Сингапуру сделать скачок из третьего мира в первый, сохранив авторитарную подложку. Бессменный лидер и чистота на улицах – не единственные сходства, которые есть у Беларуси и Сингапура. Мы съездили в страну просвещенного государственного капитализма, и оказалось, что сингапурская модель управления могла бы подойти и для Беларуси.

«The next station is Commonwelthe» объявляет робот следующую остановку в поезде MRT Сингапура, который следует по зеленой ветке. Символично. Сингапур сделал остановку на этой станции лет 35 назад, когда о нем заговорили, как о стране, где богатые исключительно богаты, а бедные исключительно благополучны. Но благополучие этой молодой нации – не есть результат ее естественного взросления и формирования внутренней ответственности. Благополучие выросло не изнутри, а появилось «сверху».

В «поезде», на котором Сингапур приехал к благополучию, нельзя пить и есть в общественных местах (штраф $500), курить ($1000), мусорить ($300–1000) и критиковать правящую партию (это просто не принято). Здесь в одном вагоне едут малайцы, китайцы и индусы, которые в сингапурском контексте ведут себя мирно и цивилизованно, совсем не так, как если бы были пассажирами своих «поездов». Здесь по-прежнему практикуют смертную казнь (например, за многократное воровство) и телесные наказания (скажем, за азартные игры). Поэтому в Сингапуре не воруют, не грубят, соблюдают чистоту и не дают взятки. За порядком следят камеры и партия «Народное действие» - вот уже 50 независимых лет.

Исходные данные похожи, решения – разные

– К сожалению, президент Беларуси не понимает, что политический контроль можно совместить с экономической свободой. А если бы он это сделал и попробовал повторить эксперимент Лу Куан Ю, то вошел бы в историю с бОльшим счетом, чем сейчас, – делится своими мыслями Сергей Король, сын историка и политолога Алексея Короля, белорус, который сейчас живет в Сингапуре и работает в перестраховочной компании ACR.

– Хотите сказать, что Беларусь во главе со своим лидером могла бы пойти по пути Сингапура и получить тот же результат?

– Более того, Беларуси нужна сингапуризация, и построенная Ли Куан Ю модель ей подходит. У Беларуси и Сингапура много общего: обе получили независимость не так давно, очень зависят от внешней торговли, находятся на пересечение торговых и военных путей (Сингапур – морских, Беларусь – сухопутных), не могут похвастаться богатством внутренних ресурсов и сформированной предпринимательской культурой. Народы обеих стран с легкостью принимают модель управления «сверху вниз».

Но Сингапур за полвека стал комфортным для жизни и бизнеса государством, а Беларусь, пройдя половину этой дистанции, может похвастаться разве что чистыми улицами и относительно приемлемым уровнем выживания, который, впрочем, критично зависит от геополитических привычек восточного соседа.

Торговая зависимость Беларуси приводит к ежегодному отрицательному сальдо, а торговая зависимость Сингапура всегда, из года в год, начиная с 1970-х в положительном балансе. Это значит, что стоимость товаров и услуг, которые входят в страну, превосходит стоимость переработки и продукта на выходе. Здесь у Беларуси проблемы, потому что даже со скидками на энергию мы получаем обратную картину. Белорусское руководство пытается решить проблему посредством импортозамещения и стимулированием внутреннего производителя, а в Сингапуре особо нет ни тарифов, ни стимулов для импортозамещения, все привозное, несмотря на это положительный баланс. Это говорит об эффективности системы.

– Где гарантии, что азиатская модель успеха бывшей британской колонии также эффективно сработает в околоевропейской Беларуси с советским прошлым?

– Это справедливый вопрос. И увидев Сингапур изнутри, я понимаю, что различия между ним и Беларусью более глубокие, чем сходства. Действительно, большинство реформаторов Сингапура получили образование в Великобритании (как и сам Ли Куан Ю), это была англоговорящая часть сингапурских китайцев. Законодательную систему эта страна также унаследовала от английского колониального правления. И в своей политике они использовали общепризнанные западные принципы, а не принципы советского прошлого. Об этом в своем последнем интервью говорил мой отец. Трудности в преодолением советского прошлого привели к тому, что в Беларуси получился авторитарный режим консервации. А в Сингапуре получился авторитарный режим развития. Да и не такой уж он авторитарный, хотя это, конечно же, не классическая европейская демократия.

В этой игре правила соблюдают обе стороны

– Вы говорите о сингапурском авторитаризме, как о более цивилизованном и тонком варианте белорусского. А вот приезжаешь в Сингапур из Беларуси и чувствуешь нехватку воздуха, когда понимаешь, что не можешь себе позволить такие обыденные вещи, как пожевать Дирол после еды или сделать глоток из бутылки Кока-колы в метро…

 – Вопрос разницы восприятия мира и правил азиатом и европейцем. К тому же, большинство сингапурцев все еще помнит тот контекст, в котором формировалась нация. Когда все начиналось, это было взрывоопасное общество, раздираемое этническими конфликтами, которые подогревались противоречивым свойством китайского населения с одной стороны благоговеть перед властью, а с другой – всячески обходить правила. Но если лидер действует в интересах людей, руководствуясь принципами гармонии, мира и справедливости, население безропотно признает его и установленные им правила. Сингапурцам удобно жить в управляемом обществе.

Так произошло с Ли Куан Ю и его последователями. Нельзя оспорить тот факт, что все время своего правления партия народного действия всегда руководствовалась высшими интересами страны. В политологии это называется output legitimacy (легитимность «на выходе»). Также и мудрость правящей верхушки также не вызывает сомнений. С точки зрения принципов управления они себя ни разу не дискредитировали.

Западные обозреватели за пределами Сингапура часто смеются над сингапурской моделью, в то время как западные экспаты здесь относятся к ней с огромным уважением, потому что они понимают контекст, в котором она возникла, видят реальные достижения и баланс между индивидуумом и обществом, который больше подходит к азиатским реалиям, чем классическая европейская демократия. Я тоже был в числе этих скептиков, но когда переехал сюда и осознал масштаб и мудрость того, что сделано, "потеплел" и проникся, как минимум, уважением.

– Благоговению перед высшей властью белорусы тоже хорошего обучены…Это единственная черта, которая роднит нас с сингапурцами?

– Да, такая модель поведения общества хорошо ложится и на Беларусь. Но у белорусов при этом нет развития, белорусы ориентированы на прошлое. А сингапурцев перемены не страшат. Они смотрят в будущее и не пытаются восстановить «золотой век».

Достижение личного благосостояния в этом обществе – моральная ценность, на это не смотрят искоса, это не стыдно. Здесь очень высокая этика труда. Конечно же, сказывается долгая традиция купеческого центра юго-восточной азиатской торговли. Думаю, этим же объясняется открытость к другим странам, абсолютное дружелюбие.

Я хочу снова вернуться к различиям в масштабах государства и сказать, что сингапурский авторитаризм по своей сути правовой. И если правительство хочет манипулировать, оно делает это строго в рамках британской правовой системы, не вламывается в нее извне и не изменяет под себя на ходу.

Поэтому и благоговение здесь не слепое, а осознанное.

– Хотите сказать, что 50 лет доминирования одной партии в этой стране – это результат честных выборов?

– В Сингапуре никогда не было случаев манипуляции выборами, ни прямых, ни косвенных. Тем более нет подтасовок. Парламент выбирается – это абсолютно точно. И здесь есть оппозиция, которая объективно не популярна. Хотя к выборам правительство подходит очень умно, и некоторые из методов, используемых, чтобы гарантировать победу, достаточно узнаваемы для Беларуси. Например, в квартирах перед выборами делают ремонт, и все понимают, что это по инициативе депутата правящей партии. Дата голосования объявляется за 2 недели до выборов, т.е. времени организоваться для митинга нет даже при наличии большого желания. Пресса здесь принадлежит правительству, но качество журналистики достаточно высокое. Поэтому пропаганда не в лоб, но очень умная и многоуровневая, которая выглядит как вполне приемлемый демократический продукт.

Старое поколение благоговейно относится к периоду становления нации, новое не испытывает таких глубоких чувств, поэтому начинает мыслить в другом направлении. И в прошлый предвыборный период шли достаточно активные дискуссии.

– Это значит, что демократизация политической сферы также неизбежна?

– Здесь речь идет, скорее, не о демократизации политической сферы, а переориентации экономической. Руководство страны стоит перед вопросом, как развивать построенную модель, которая до этого момента развивалась лучше, чем можно представить в самых оптимистичных прогнозах. Сегодня динамика роста экономики Сингапура падает, цены растут, а европейской системы соцзащиты в этой стране нет. Правительственная линия остается неизменной: азиатская экономика, экономический рост, дружелюбное отношение к бизнесу. Оппозиционное движение считает, что нужно создавать швейцарскую модель. И я думаю, что вероятность того, что система Ли Куан Ю как-то по-крупному сломается, существует.

Мега-организованный, удобный для иностранных денег и бесконечно скучный

– Ли Куан Ю критикуют за то, что он создал экономику, которая обслуживает транснациональные корпорации. Крайне привлекательные налоговые условия для иностранных инвесторов в сочетании со стабильной макроэкономической ситуацией, высоким уровнем жизни населения и отсутствием коррупции дали гарантированный результат. Банки и корпорации со всего мира стремятся перенести сюда свои головные офисы или хотя бы открыть представительства. Складывается впечатлением, что стремительным ростом экономики Сингапур обязан исключительно иностранцам…

– Иностранные инвестиции – важный, но не единственный механизм развития экономики. Сингапур – это также крупнейший центр оффшорных инвестиций. Правительство в этом никогда не признается, но факт в том, что индонезийские и малайские деньги, которые ищут стабильности, во многом питают Сингапур.

А вообще в момент получения независимости экономическое будущее маленькой ресурсозависимой страны выглядело грустно. Советчики Ли настаивали на том, что спасти страну может только вступление в экономический союз с кем-то из соседей (Индонезия или Малайзия). Но Ли понял, что выгоднее развивать в стране новые технологии, которые позволят кооперироваться с США и другими развитыми странами. Поэтому сначала Сингапур сделал акцент на развитие оптики и электроники, потом – страхования и финансовых услуг, а сегодня – биотехнологий и предпринимательской инициативы.

– Сингапур, бесспорно, красивый, мега-организованный и безопасный. Но бесконечно скучный. Идешь по этому раю для перфекционистов, смотришь по сторонам, и глазу хочется зацепиться за какой-то креатив, но его здесь нет. Нет его и в обыденной жизни сингапурцев, чьи будни – зарабатывание денег, а досуг – покупки и еда. Обычно страны с развитой предпринимательской культурой выглядят иначе, потому что строятся изнутри, а не сверху. Как часто сами сингапурцы пользуются преференциями для ведения бизнеса и открывают свое дело?

– До того, как оказаться в Сингапуре, я жил в Гонконге, и разницу между этими двумя азиатскими гигантами невозможно не почувствовать, хотя их часто называют близнецами. В Гонконге жизнь кипит, и люди создают ее сами, они спешат, придумывают, реализуют... А сингапурская модель корпоративна, люди здесь заточены на работу внутри системы. Да, они много работают, они очень прилежны, честны, высокоморальны, но при этом им не хватает инициативы и творческого мышления. Чтобы что-то сделать, им нужно получить указание, а лучше инструкцию. И это еще одна причина, по которой успех Сингапура в долгосрочной перспективе вызывает сомнения.

Да, правительство активно поощряет развитие отраслей будущего, создает для этого соответствующие условия. Но для успешной работы в таких отраслях как хай-тек нужен соответствующий кадровый ресурс, инициативный и творческий.

И здесь оказывается, что генерация идей и инициатива все же как-то связаны с грязными улицами, питьем Кока-колы в метро и нарушением правил…

Фото: Ирина Горбач



Теги: Singapore, Беларусь, инвестиции, экономическое чудо, Король
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю