USDКурс вырос 1.9548
EURКурс снизился 2.0699
Наталья Макей | 21 января 2016

На терроризм бизнес реагирует первым. Но страдает ли экономика в целом?

Там, где экономические интересы исчисляются миллиардами долларов, легко найти миллионы на поддержку «черного» и «серого» бизнеса, а сам терроризм регулярно финансируется по идеологическим и политическим соображениям. Кто и зачем может его поддерживать, несмотря на причиняемый им ущерб? Как реагирует бизнес и экономика атакуемых стран на эти риски?

Вдумайтесь в эти цифры и факты

Точное количество террористических атак и количество жертв в мире в 2015 года пока не известно, но терроризм с беспрецедентной скоростью набирает силу – если в 2000 году было 3,3 тыс. терактов,  то  в 2014 – уже 32,7 тыс. Число терактов по всему миру в 2014 году по сравнению с 2013 выросло на 35%, смертей в терактах — на 81%. Почти 75 тыс. атак и более 140 тыс. погибших (не считая раненых и покалеченных) в 162 странах мира только за последние 15 лет! Совокупный бюджет в сфере террора в мире составляет ежегодно от $5 млрд до $20 млрд, а потери глобальной экономики от действий террористов в 2014 году составили $51,5 млрд. Добавим к этому убытки мировой экономики от насильственных преступлений ($1,7 трлн) и получим весьма удручающую финансовую картину. Способствует ли терроризм развитию кризиса?

Мировых сценариев ухудшения экономической ситуации после терактов много. Если говорить в целом, то потери ВВП 10 наиболее страдающих от терроризма стран – от 0,5 до 0,8%. Рейтинговое агентство Moody’s в докладе «Терроризм оказывает долгосрочный негативный эффект на экономическую активность и стоимость госзайма» оценило влияние террористической активности на рост экономики, инвестиций, бюджетные расходы и стоимость привлечения государством заемных средств: «В 2013 году в 10 странах, которые чаще всего подвергались атакам террористов, зафиксировано резкое замедление роста экономики, темпы роста ВВП замедлялись в среднем на 0,5–0,8%. Еще хуже то, что этот негативный эффект длится годы, лишь через пять лет его влияние на экономику страны иссякает».

Ежегодное сокращение объема инвестиций в атакуемых террористами странах в среднем составляет от 1,3% до 2,1%. Аналитики агентства Moody’s исследовали 156 стран с 1994 по 2013 гг. В 2013 г. более 60% терактов совершены в 4 странах, большинство из которых пришлись на Ирак (24%) и Пакистан (19%). Экономика Ирака была бы на 8,2% больше, если бы удалось избежать террористических атак с 2008 по 2013 гг., а стоимость заимствований для правительства страны была бы ниже на 150 процентных пунктов. Экономика Пакистана была бы на 5,1% выше, а стоимость заимствований на 100 процентных пунктов ниже при аналогичных условиях. Причем объем инвестиций в экономике Ирака был бы на 15,1% выше, в экономике Пакистана – на 9,3%. Эти страны потеряли миллиарды долларов из-за террористов. Аналогичный эффект террористические атаки оказывают на экономики развитых стран.

В 1996-2001 годах террор стоил экономике Алжире $16 млрд. Кения, сильно пострадавшая от палестинских террористов, зарабатывала ранее на туристах $500 млн, а после терактов убытки туриндустрии составляли $1 млн в сутки. Такой же путь прошла и Индонезия после теракта на острове Бали.

После атаки террористами в Йемене французского танкера «Лимбург» и повышения страховыми компаниями ставок для судов в портах страны на $150 тыс.,  судовладельцы стали искать новые маршруты, грузооборот йеменских портов снизился вдвое, а убытки составили $3,8 млн. в месяц.

Ряд экспертов винят в слабой развитости экономики Страны Басков (область в Испании) именно активность баскских террористических группировок – показатели экономического роста в регионе на 10% ниже средних по Испании

На территории Колумбии активно действуют несколько террористических группировок, поэтому иностранные инвестиции в стране редкость, а уровень в среднем жизни на 45% ниже, чем по Латинской Америке.

Сегодня Израиль научился справляться с последствиями частых регулярных атак. Но 15 лет назад, когда с сентября 2000 по август 2002 года в стране из-за террористов погибло 606 человек (почти 4,5 тыс. были ранены), в регионе резко выросла безработица, сократились иностранные инвестиции, практически умерла туриндустрия и резко вырос бюджетный дефицит. Специалисты Банка Израиля подсчитали, что теракты нанесли стране ущерб в размере 4% ВВП.

Северная Ирландия из-за терактов долгое время оставалась наиболее бедной и экономически слаборазвитой частью Великобритании. В стране отмечался очень высокий уровень безработицы и катастрофически низкий процент образованных людей. В середине 1990-х террористы резко снизили свою активность на территории этой части Ирландии и экономика быстро восстановилась.

Еще один пример –  серия громких терактов в Италии и Германии в середине 1970-х годов, устроенные левацкими террористическими группами. И хотя экономики устояли, туристическая индустрия этих стран пережила серьезный шок и оказалась в состоянии коллапса.

В Ираке за 9 лет, начиная с 2005, потери экономики от терроризма составили $159 млрд согласно паритету покупательной способности, что на 2014 год составляло 32% от ВВП страны.

В Нигерии терроризм особенно сильно ударил по зарубежным инвестициям, которые снизились на 6,1 млрд долларов или почти 30%.

США, подвергшиеся серии атак террористов 11 сентября (погибло более 3 тыс. человек, около 6 тыс. раненых), до сих пор не могут подсчитать сумму ущерба. По оценкам МВФ потери собственности и убытки страховых компаний составили $21 млрд. Эксперты Национального Центра Политического Анализа приводят более развернутые цифры ущерба от терроризма в целом по стране: уничтожение и повреждение зданий и сооружений, потеря рабочих мест нанесли экономике США урон в размере около $100 млрд:

- стоимость четырех самолетов – $385 млн;

- уничтожение и восстановление зданий ВТО  – почти $4 млрд;

- ремонт части здания Пентагона – $1 млрд;

- работы по вывозу мусора – $1,3 млрд;

- повреждения и уничтожение частных, полицейских и пожарных машин, личного и корпоративного имущества – до $13 млрд;

- затраты на повышение мер безопасности в аэропортах – $41 млрд  и т.д.

- затраты на повышение уровня безопасности около $6 млрд;

- выплаты членам семей убитых – до $3 млн.

- объемы розничной торговли в США – снизились на 2,1% в течение месяца после терактов;

- портфель заказов предприятий – сократился на 6,8%, объемы промышленного производства – на 1%;

- 50 тыс. американцев обратились за пособием по безработице – США потеряли 1,8 млн рабочих мест; 

- уровень заполняемости отелей и мотелей – не превысил 60%, а через пять месяцев после терактов количество безработных в туристическом бизнесе было уже 237 тыс. человек;

- иностранных туристов в США – стало меньше на 20%, а убытки туристической отрасли составили $15 млрд;

- прямые убытки авиакомпаний – $30 млрд, падение производства в этом секторе мировой экономики – 15–20%;

- потери американских страховых компаний – $40-50 млрд.

Беларуси в этом рейтинге нет

Согласно исследований Института экономики и мира (The Institute for Economics and Peace) в 2015 году террористическая активность отмечалась в 162 государствах, в которых проживает 99,6% населения планеты. Наиболее пострадали (с учетом числа нападений, количества погибших и пострадавших и уровня материального ущерба) Ирак, Афганистан, Нигерия, Пакистан и Сирия – 57% терактов в мире и 78% погибших по этой причине. Далее идут Индия, Йемен, Сомали, Ливия, Таиланд, Филиппины и Украина. Россия на 23 месте.

Наша страна в этот рейтинг не попала, но что такое терроризм мы знаем. Всего зафиксировано 13 случаев, которые можно отнести к терактам (прямо или косвенно):

-  2001. 30 мая неизвестные бросили гранату РГД-5 на территорию Посольства России в Минске.

- 2005. 14 сентября от первого взрыва в Витебске ранены два человека, 22 сентября от второго взрыва в Витебске возле кафе «Эридан» пострадало 50 человек.

2008. 4 июля от взрыва в Минске на праздновании Дня Независимости ранены 54 человека (происшествие классифицировали как «злостное хулиганство»).

2010. 30 августа неизвестные бросили две бутылки с зажигательной смесью на территорию Посольства России в Минске: сгорел служебный автомобиль.

2011. 11 апреля теракт в Минском метрополитене унес жизни 15 человек, 203 было ранено. Экономический ущерб составил более $1,3 млн.

2012. 19 апреля от взрыва в магазине в Гомеле травмы получил 1 мужчина. 25 апреля от гранаты в Кобрине погибли два человека. 24 мая террорист в Жлобине пытался взорвать отделение милиции с помощью бомбы. 4 ноября сработало взрывное устройство на одном из участков белорусско-польской границы. 6 ноября бутылками с «коктейлем Молотова» забросали литовское посольство в Минске. 11 ноября взрыв у здания КГБ в Витебске.

2015. 1 февраля в Бобруйске от взрыва погиб мужчина.

В последние годы наиболее широкое освещение часто получает религиозный терроризм, но в то время отмечается высокий уровень терроризма, не связанного с религиозными группами. Кроме того, 10 из 11 стран, наиболее пострадавших от терроризма, также имеют самые высокие показатели беженцев и внутренне перемещённых лиц. Сегодня стремительно ухудшающаяся обстановка в Ираке и Сирии, а также другие конфликты на Ближнем Востоке и в Северной Африке могут изменить ситуацию в ещё более худшую сторону.

Обычный прибыльный бизнес. Для кого?

Сегодня самыми активными террористическими организациями являются Исламское государство (ИГ), Боко Харам, аль Каида и Талибан. На их долю приходится более 66% всех смертельных исходов в результате терактов.

Как признают эксперты, основная финансовая поддержка террора поступает из арабских нефтедобывающих и развитых западных государств. На их территории присутствуют многочисленные религиозно-этнические общины или диаспоры, а неудовлетворенные своим положением в чуждой для них социально-культурной атмосфере – повод поддерживать в  различных формах «своих» в других странах мира. Вот они – предпосылки формирования финансовой базы международного терроризма.

Терроризму, как и любому бизнесу, нужна сильная экономическая база, которая в данном случае стоит на многих «китах»: «самофинансирование», экономика сверхприбылей, развитый мировой «рынок труда», торговля оружием, наркобизнес, контрабанда, финансовые махинации,  рэкет, азартные игры и еще много чего можно добавить в этот список.

Современный терроризм –  это мощные структуры с соответствующим их масштабам оснащением. Более десятой части всего мирового экспорта вооружений приходится на «серую» и «черную» зоны террористической сферы. Примеры? Афганистан, Таджикистан, Косово, Чечня… Стоящие за ними мощные покровители и доноры – яркий показатель силы и влияния терроризма в мире. Даже теракт в США 11 сентября обнажил тех, кто выиграл от трагедии.

Если в 2001 году страна потратила на оборону $367 млрд, то в 2002-м – уже $422 млрд. Войны в Афганистане и Ираке приблизили цифру к 2011-му почти к $1 трлн. Эти факты изложены американским журналистом Майклом Муром в фильме «Фаренгейт 9/11», где показана история международного инвестиционного холдинга Carlyle Group, в совет директоров которого какое-то время входил будущий президент США Джордж Буш. Холдингу принадлежала корпорация United Defence – крупнейший оборонный подрядчик американского правительства, выручка которого в четвертом квартале 2001 года выросла на 62% ($472 млн пришли из Пентагона.) Среди бенефициаров Carlyle Group – ряд арабских магнатов, в том числе родственников бен Ладена, с которыми по версии Мура Джордж Буш был хорошо знаком.

О возможной связи террористов с финансовыми кругами США говорит оживление на биржах за несколько дней до 11 сентября: в 20-25 раз выросли объемы торгов на понижение акций компаний American Airlines и United Airlines (их самолеты оказались захвачены), хотя  этот факт официального подтверждения не получил.

Две стороны одной монеты

С одной стороны, терроризм для экономики сильных крупных государств не имеет таких длительных разрушительных последствий, с какими сталкиваются небольшие страны или отдельные регионы и отрасли. С другой стороны, если сравнивать количество жертв на душу населения в Северной Ирландии или Израиле, то можно увидеть, что теракты 11 сентября были относительно небольшими. Ирландская Республиканская Армия и близкие ей организации, начиная с 1969 года, почти за 40 лет совершили десятки тысяч терактов, используя более 10 тыс. взрывов бомб и почти 36 тыс. атак с использованием огнестрельного оружия. За эти годы в регионе 3,5 тыс. человек погибли и более 36 тыс. были ранены и травмированы. Специалисты института RAND по аналогии с Северной Ирландией подсчитали пропорции терактов к общему количеству населения в США. Получились впечатляющие цифры: ежегодно более 3,8 тыс. американцев погибало бы, а более 240 тыс. – получали бы серьезные травмы и ранения.

К тому же в Северной Ирландии после 30 лет нестабильности наблюдалось сворачивание бизнеса и предпринимательской сферы, и в дальнейшем государство должно было выделять средства для возобновления активности. США эти процессы пережили менее болезненно. Более того, можно встретить оценки экспертов о том, что теракты 11 сентября не только не снизили ВВП США, но, по сути, вывели страну из стагнации, начавшейся еще раньше. Первые три квартала 2001 года ВВП США снижался, а в четвертом резко пошел вверх. Три дня после терактов ФРС ежедневно вкачивала в рынки по $100 млрд дополнительной ликвидности и одновременно снижала ставку рефинансирования. «Атаки, конечно, имели разрушительный локальный эффект, – отмечает экономист, автор доклада «Экономические эффекты 9/11: ретроспективная оценка» Гейл Макинен. – С другой стороны, они же обеспечили рост экономики США в конце 2001 года. И огромную роль здесь сыграла правильная политика ФРС».

Да и принцип «Больше терактов – больше затрат на госбезопасность» никто в мире не отменял. Согласно Рейтингу стран мира по уровню терроризма за 2015 год расходы на национальную безопасность в мире всего составили $117 млрд. Ежегодно только проверка финансовых потоков террористических организаций и их спонсоров обходится государствам всего мира почти в $600 млн. Получается, что  теракты способствуют увеличению в атакуемых странах количества сотрудников служб безопасности (условных «нахлебников»). Но при этом очевидна косвенная «помощь» террористов в развитии многих отраслей экономики, задействованных в производстве специального оборудования и вооружения для предотвращения терактов и борьбы с террористами.

Один из самых ярких примеров – Израиль и его уникальные технологии в сфере безопасности, востребованные сегодня на мировом рынке. Страна находится на передовой борьбы с террором практически с момента основания. Ущерб терроризма еще в середине 2000-х пытался подсчитать Дотан Персиц из Тель-Авивского университета. Его данные свидетельствуют о том, что на полное восстановление после каждых трех месяцев интифады нужно четыре года мира. Поэтому непрерывные террористические компании меняют и структуру экономики. «Влияние террора на инвестиции кажется незначительным, но оно характеризуется «долгой памятью» и имеет существенный кумулятивный эффект для экономики, – отмечает эксперт. – Палестинский террор увеличил долю потребления и государственных расходов и сократил долю инвестиций и торгового баланса в ВВП».

Многие эксперты единогласно отмечают ограниченное влияние терроризма на рынки и экономические показатели. И это при том, что одной из целей террористов является именно нанесение экономического и финансового ущерба. Вспомним потрясшие мир в конце 2015 года  теракты в Париже: финансовые рынки не отреагировали падением, а на биржах Лондона и Франкфурта даже наблюдался рост. Даже после терактов 11 сентября в США фондовый рынок был не работал всего несколько дней и восстановил потери в течение месяца. Рынок Великобритании после теракта в Лондоне в июле 2005 года восстановился за несколько дней.

Хуже обстоит ситуация в туристической сфере тех стран, для которых туризм является существенной поддержкой экономики (Тунис, Египет). Терроризм легко управляет международным туристическим потоком, несколькими взрывами меняя его направление в необходимые им  страны.

Психология теракта против экономики

Согласно Рейтингу стран мира по уровню терроризма (The Global Terrorism Index 2015), подготовленному Институтом экономики и мира, экономический ущерб от терроризма в 2014 году достиг рекордного уровня в $52,9 млрд. Эта цифра на 61% больше чем в 2013 году и в 10 раз больше показателя 2000-го года.

Конечно, одиночные взрывы бомб или убийства не имеют таких серьезных последствий для экономики, как массированные террористические кампании или крупные и кровавые теракты. Но и в этом случае ущерб скорее схож с ущербом от стихийных бедствий, техногенных катастроф и эпидемий. Проблема последствий терроризма, скорее, в атмосфере страха и неуверенности. Именно психологический аспект многие специалисты считают главной причиной экономических проблем в атакуемых странах. Казалось бы, какая взаимосвязь у этих критериев? Но каждая такая атака создает впечатление незащищенности, нестабильности и повторения ситуации.

Бизнес реагирует первым

Первым это ощущает бизнес, который просчитывает риски инвестиций в атакуемый город (регион или страну) и закладывает их в стоимость своих товаров и услуг. При таких угрозах он дополнительно увеличивает затраты на собственную безопасность и существенно уменьшает количество продуктивных инвестиций. В итоге закономерно появляется снижение деловой активности и рост цен.

Эксперты ОЭСР отмечают, что с начала 1980-х мировой бизнес научился работать, держа в запасе меньше товаров. За последние 30 лет логистика стала быстрее и надежнее,  но объем товарных запасов в странах ОЭСР сократился с 25 до 15% ВВП. С одной стороны у компаний появляется больше свободных средств, растут инвестиции в новые технологии, с другой – ограничения ради безопасности из-за рисков терроризма могут свести эту тенденцию на нет. Эксперты ОЭСР подсчитали, что возврат к объему товарных запасов уровня 1990 года потребует 300 млрд долларов и еще 75 млрд в виде дополнительных логистических расходов. Колоссальные затраты. Но есть ли иной выход?





Теги: терроризм, теракт, экономика, мировые рынки
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю